До конца: как семья, потерявшая сына, боролась за реальный срок виновнику ДТП

В июле 2016 года водителю, приговоренному к 6 годам колонии за смертельное ДТП на трассе «Калининград — Полесск», Гвардейский районный суд изменил наказание с «общего режима» на колонию-поселение. Родители погибшего в аварии мальчика решили бороться до конца и обжаловали решение в Калининградском областном суде. Чем закончились судебные тяжбы, выяснил корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Страшная авария произошла два года назад. В автомобиль «Киа Рио», в котором ехала семья с двумя детьми, на прямом участке дороги врезался встречный автомобиль «Ниссан Патрол». Внедорожник совершал обгон. От удара оба автомобиля съехали в придорожный кювет.
5-летний мальчик, сидевший в автомобильном бустере, от полученных травм скончался. В машине был ещё один ребёнок в возрасте 1 года, он находился в специальном детском автокресле и в результате ДТП не пострадал. Родители получили серьезные травмы и долгое время лечились в больнице.

Позже стало известно, что водитель «Ниссана» был пьян. Более того, на тот момент он был лишен прав за пьяное вождение. В своих показаниях подсудимый пояснил, что в день трагедии он вновь сел пьяным за руль.

После продолжительных судебных тяжб в апреле 2015 года Гурьевский районный суд признал водителя «Ниссана Патрола» (на тот момент ему было 39 лет) виновным в смертельном ДТП. Мужчина получил 6 лет колонии общего режима — случай беспрецедентный, ведь ранее за подобные преступления виновников приговаривали к колонии-поселению. С таким приговором мужчина не согласился, решение было обжаловано, однако Калининградский областной суд приговор не изменил.

Прошло чуть больше года, и вокруг этой истории разгорелся новый скандал. В июле 2016-го оказалось, что виновник гибели ребенка обратился в Гвардейский районный суд с просьбой перевести его из колонии-семерки в колонию-поселение. Он заявил, что уже отсидел четверть срока и зарекомендовал себя с положительной стороны — «имеет поощрения, активно участвует в работах по благоустройству колонии, в совершенном преступлении вину признал». Суд Гвардейска пошел ему навстречу. Мама погибшего 5-летнего Ярослава Лилия узнала об этом «совершенно случайно», от знакомых.

В постановлении суда говорилось: «Занимается самообразованием, посещает библиотеку при ИУ. Имеющиеся исковые обязательства по приговору суда погашает путем вычетов из заработной платы».

Бороться до конца

_NVV6934.JPG


Родители погибшего Ярослава обжаловали решение Гвардейского суда в Калининградском областном суде. Во вторник в суд вместе с родными мальчика и адвокатом осужденного пришел и совершенно неожиданный для всех свидетель — бывшая супруга осужденного преступника, которая встала на сторону пострадавшей семьи. Сам виновник смерти мальчика участвовать в судебном заседании отказался.

Во время рассмотрения жалобы родители погибшего Ярослава всячески подчеркивали — виновник ДТП не раскаялся, если, отбыв только четверть наказания, он просит изменить вид исправительного учреждения на более мягкое, а также всячески пытается избежать возмещения ущерба.

«Находясь в и так облегченных условиях отбытия наказания, осужденный просит перевода в еще более мягкий вид исправительного учреждения, в то время как я полностью лишена возможности облегчить свои страдания. У меня нет такой возможности попросить врача провести более безболезненно операцию, или сократить срок реабилитации, или вообще обойтись без нее. У меня нет возможности взять и выздороветь физически, стать полноценным человеком. Так почему же Гвардейский районный суд поставил на чашу весов только судьбу осужденного, решив изменить ему вид исправительного учреждения?» — заявила на суде мать погибшего ребенка Лилия.

По ее словам, совершенное ДТП нельзя назвать преступлением по неосторожности. «Нельзя по неосторожности сесть за руль, будучи лишенным прав, нельзя случайно остановиться и выпить, а потом еще несколько раз останавливаться, чтобы выпить. У осужденного есть еще шанс за оставшиеся 3 года и 11 месяцев отбыть наказание, и задуматься о своих поступках, и, возможно, выйти на свободу морально здоровым человеком, который не будет опасен для общества. В то время как у меня нет таких шансов. 3 года и 11 месяцев — это так мало для меня, если бы по окончании этого срока меня бы ждал мой сын», — заключила Лилия.

В свою очередь защитник преступника придерживался другого мнения. Он назвал решение Гвардейского районного суда «законным и обоснованным». По его словам, замена одного исправительного учреждения на другое не имеет существенного значения.

«Ведь речь идет не об условно-досрочном освобождении, не о замене наказания другим — более мягким, а только о замене вида исправительного учреждения. Осужденный как был в исправительном учреждении, так и остается, он как отбывал лишения свободы, так и отбывает. Ничего большего», — заявил адвокат.

По мнению стороны защиты, замена исправительного учреждения является «мощным средством» в руках администрации колонии для наведения порядка. «Веди себя хорошо, работай хорошо, получишь возможность отбывать наказание в другом учреждении, более мягкого вида. Это очень действует», — добавил адвокат.

Также он подчеркнул, что в колонии-поселении у виновника случившегося появится возможность больше зарабатывать и более активно компенсировать семье причиненный моральный вред.

Во время рассмотрения жалобы также выяснилось, что у мужчины есть алиментные обязательства перед своим малолетним ребенком — ему он отдает 70% от своей зарплаты. Откуда возник такой значительный размер алиментов, адвокат не смог пояснить суду.

Защитник, ссылаясь на администрацию колонии, вновь напомнил о хорошем поведении своего подзащитного. «Как ведет себя заключенный, можно узнать только из соответствующих сообщений администрации. Больше неоткуда. Если администрация говорит, что ведет себя хорошо, значит так оно и есть», — подвел итог адвокат.

Неожиданный свидетель

_NVV6967.JPG


В качестве свидетеля со стороны потерпевших Лилии и Романа, ко всеобщему удивлению, явилась уже бывшая супруга виновника ДТП. Выяснилось, что со своим супругом женщина развелась в конце января 2016 года из-за оскорблений и угроз.

«На протяжении определенного количества времени со стороны осужденного в сторону меня сыпались оскорбления и угрозы. В начале этого года в связи с огромным количеством таких поступающих угроз я написала жалобу в УФСИН по Калининградской области. Жалоба рассматривалась. Но в связи с тем, что осужденный стал мне звонить и угрожающе просить забрать жалобу, я забрала. Также он очень активно пользовался телефоном, что, по моим сведениям, в данном учреждении запрещается, — заявила бывшая супруга. — Специалист, который занимался рассмотрением моей жалобы, говорил, что на 10 суток поместили его в ШИЗО».

Женщина также подтвердила, что ее бывший супруг для того, чтобы его имущество не арестовали приставы после случившейся трагедии, попросил переоформить автомобиль «Мерседес» на нее.

«Он основывается еще на том, что он хороший работник и выполняет свои трудовые обязанности. К примеру, 29 августа 2016 года у меня было поступление (алименты) в размере 100 рублей. Как можно так хорошо работать, чтобы заработать за месяц 400 рублей? Разве это хороший работник?» — заключила бывшая жена.

Заслушав доводы родителей ребенка, стороны защиты и свидетеля, суд удовлетворил апелляционную жалобу и отменил решение Гвардейского районного суда об изменении вида исправительного учреждения с «общего режима» на колонию-поселение.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Анастасия Лукина

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.