«Хронология томографа»

Елена Клюйкова. Фото «Новый Калининград.Ru».
Все новости по теме: Дело о томографе
Суд Центрального района Калининграда вынес оправдательный приговор по знаменитому уголовному делу о халатности при закупке томографа, которое было возбуждено против экс-министра здравоохранения Калининградской области Елены Клюйковой. После оглашения приговора осталось немало вопросов, найти ответы на которые попытался корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

По материалам следствия
Суд Центрального района Калининграда оправдал экс-министра здравоохранения Калининградской области Елену Клюйкову, которую следственные органы обвиняли в халатности при покупке томографа. Напомню, по версии следствия, томограф был куплен по завышенной цене — на 19 млн рублей дороже, чем он стоил на самом деле. По мнению следователей, Клюйкова не убедилась в том, что начальная стоимость томографа, указанная в документации для открытого аукциона, соответствует рыночной, а не завышена, чем нанесла бюджету значительный ущерб.

Впрочем, следствие не разделяет позицию суда, оправдавшего Елену Клюйкову, и приговор, скорее всего, будет обжалован прокуратурой.

Что же удалось установить следствию? В сентябре 2007 года Елена Клюйкова дала устное указание подчиненным и сотрудникам министерства разработать поправки в целевую программу «Развитие здравоохранения», которые бы предусматривали приобретение томографа для областного противотуберкулезного диспансера. Ведущий консультант Александр Осипов в сентябре 2007 года передал Клюйковой якобы подложный документ — карту оферты от имени ООО «Аконит», согласно которой стоимость 16-срезового томографа составляла 63 млн рублей. Именно этот документ и явился финансово-экономическим обоснованием для определения лимитов финансирования для приобретения томографа, которые были указаны в областной программе, а затем и завышенной начальной стоимости торгов.

Почему следствие решило, что документ от ООО «Аконит» был подложным? Тут есть один любопытный момент. Александр Осипов сообщил, что вышел на регионального менеджера холдинга, занимавшегося поставками медоборудования, и тот сообщил, что поручит одному из дилеров холдинга прислать в Калининград карту оферты. В итоге Осипов получил по факсу коммерческое предложение от «Аконита», снял с него копию, а сам факс выбросил. Копия и была в материалах дела.

Однако уже в ходе следствия директор «Аконита» заявил, что никому никаких факсов не отправлял, и подпись на карте оферты (попросту говоря, рекламном предложении), которое использовали в региональном минздраве, была не его. Отсюда вывод следствия о подложности бумаги.

Кстати, в деле фигурирует в качестве свидетеля и главврач противотуберкулезного диспансера Евгений Туркин. Он рассказал, что весной 2008 года ему сообщили о необходимости разработать техзадание для поставки компьютерного томографа в его медучреждение. У знакомых врачей из Санкт-Петербурга он узнал, что в НИИ используется 16-срезовый томограф, нашел в интернете таблицу с техническими параметрами томографа и направил сотрудникам регионального минздрава. В мае—июне 2008 года его пригласили в конкурсное агентство, чтобы внести изменение в техзадание, сотрудник агентства попросил его убрать строчку «или эквивалент».

«Свидетель посчитал, что сотрудники Конкурсного агентства компетентны в данном вопросе и знают, что необходимо делать. Однако после проведения конкурса контракт был заключен не с диспансером, а с областной больницей. Также свидетель видел в интернете цены на томографы и выше, поэтому эта цена его не удивила», — говорится в материалах следствия.

tomo.jpgЕдинственный участник
Сказал ли правду директор «Аконита», не сказал — суть в другом. Следствие заявило, что все эти действия привели к тому, что в документации к торгам и была установлена начальная цена 16-срезового томографа в 63 млн рублей, хотя томограф стоил гораздо дешевле (по данным прокуратуры — всего 20 млн рублей).

Причем, как утверждает следствие, когда Александр Осипов составлял техническое задание к торгам (это происходило уже в апреле 2008 года), в нем были указаны параметры, которые соответствовали конкретной модели компьютерного томографа фирмы «Сименс».

В мае агентство главного распорядителя проверило эти документы и передало в конкурсное агентство, которое в итоге объявило торги.

На торги была подана всего одна заявка — от фирмы «Лаут» из Санкт-Петербурга, в итоге реальных торгов не было, снижения начальной цены не произошло, аукцион на основании протокола от 1 июля 2008 года был признан несостоявшимся, поскольку была подана одна заявка. Но в итоге, как это и разрешает закон о госзакупках, с единственным поставщиком 21 июля был заключен договор поставки, монтажа и пуско-наладки компьютерного томографа на 16 срезов. 

И вот что интересно — уже в контракте от 21 июля 2008 года получателем томографа фигурировала уже областная больница, а не противотуберкулезный диспансер. Но, если верить материалам следствия, решение о замене получателя официально было принято только спустя две недели.

«5 августа 2008 года на заседании правительства области было принято решение о приобретении компьютерного томографа лучшей модели, поэтому 22 сентября 2008 года между ООО „Лаут“ и ГУЗ „Калининградская областная клиническая больница“ было заключено дополнительное соглашение № 1, согласно которому Лаут принял на себя обязательства поставить мультисрезовый томограф „Сименс“ не на 16, а на 40-срезов», — говорится в материалах дела.

Стоит отметить, что следствие запрашивало некоторые другие компании, которые также могли бы поставить томограф, но почему-то не стали участвовать в торгах. В частности, директор ООО «Медтехника» сообщил, что томограф соответствует предположительно характеристикам фирмы Сименс, и поскольку у компании не было право представлять интересы фирмы, участия в торгах они не принимали.

Представитель компании «МедисанаСервис» весной увидел сообщение о торгах, направили техзадание в «Дженерал электрик», но им сказали, что поставить томограф в соответствии с таким техзаданием они не могут.

perz.jpgЗапустить пульку
Материалы уголовного дела говорят одно, а наблюдения журналистов, которые присутствовали на том самом заседании 5 августа 2008 года, — другое. Боле того, в архиве «Нового Калининграда.Ru» сохранилась новость с того самого заседания правительства.

«В региональном министерстве здравоохранения при покупке перепутали модель компьютерного томографа за 64 млн. рублей, — сообщил тогда портал „Rugrad.Eu“. — И.о. министра здравоохранения Галина Перцева сообщила, что более эффективно было бы разместить вновь закупленный компьютерный томограф стоимостью 64 млн рублей не в туберкулёзном диспансере, как планировалось ранее, а в областной больнице. При этом было отмечено, что высокая стоимость томографа обусловлена высоким качеством сканирования томографа (32 среза). Спустя несколько минут одна из участниц заседания правительства неожиданно сообщила: „Я тут подняла документы по томографу, и здесь ясно значится, что томограф на 16-срезов“. Галина Перцева несколько растерялась и отметила, что такой томограф не подойдёт областной больнице и, в принципе, не соответствует по уровню туберкулёзному диспансеру».

То есть, мало того, что Галина Перцева не знала о том, сколько срезов было у томографа, так еще и подняла вопрос о перемене получателя спустя 2 недели, как получатель уже стал другим.

Спустя 3,5 года после того заседания экс-замминистра здравоохранения Галина Перцева сообщила корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что принципиальное решение о том, чтобы заменить получателя томографа, и в самом деле было принято гораздо раньше 5 августа.

«Это был ДРОНД министерства (доклад о результатах и об основных направлениях деятельности), он постоянно переносился с одного заседания правительства на другое, в итоге текст доклада я прочитала только 5 августа, когда исполняла обязанности министра. До этого минздрав принял решение, что томограф нужно поставлять не в диспансер, который не построен, а в областную больницу, там он нужнее», — рассказала Галина Перцева. А вот на вопрос, как получилось тогда, что она не знала, на сколько срезов был томограф, она ответила, что закупкой не занималась, поэтому, возможно, и ошиблась.

Впрочем, есть еще один нюанс. Бывший высокопоставленный сотрудник правительства области сообщил корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что на заседании 5 августа была «запущена пулька». Оказывается, этот метод широко используется во властных коридорах. Сначала руководители за закрытыми дверями между собой договариваются о чем-то, принимают решения, а потом просто перед общественностью разыгрывают спектакль с некими определенными целями. 

Так получилось и на этот раз. И на этот раз целью спектакля стало — вынудить компанию, выигравшую торги, заменить 16-срезовый томограф на аппарат уровнем выше, посулив при этом более выгодные условия контракта. Правительство своей цели достигло. Однако, как следует из материалов дела, вести переговоры с правительством области приехал не представитель фирмы «Лаут», выигравшей торги, а представитель фирмы «Сименс», который сообщил, что компания занимается поставками 40-срезовых томографов.

Фирме предложили выплатить всю сумму не в течение 3 лет, как предполагал государственный контракт, а в течение нескольких месяцев, на что она, конечно, согласилась. 24 сентября 2008 года между агентством главного распорядителя, победителем торгов ООО «Лаут» (а не ООО «Сименс») и Калининградской областной клинической больницей было заключено соглашение, которое изменило сроки оплаты с «2008–2010 годов» на «2008–2009» года.

Как далее следует из материалов следствия, днем позже ООО «Лаут» заключило договор поставки с ООО «Сименс» на поставку 40-срезового томографа за 1,2 млн евро, что по курсу ЦБ на тот момент составило 44 млн рублей. То есть, «Лаут», который в данной сделке оказался посредником, заплатил «Сименсу» на 19 млн рублей меньше. Это расхождение, напомним, и стало тем самым краеугольным камнем, на основании которого в итоге Клюйкову обвинил в халатности.

9 февраля 2009 года аппарат был поставлен в Калининград. Все 63 млн рублей из бюджета области «Лаут» получил за три этапа — 17 сентября ему перечислили 15 млн рублей, 25 декабря — 6 млн, оставшиеся 41,9 млн — 5 мая 2009 года.

Здесь, кстати, тоже стоит вспомнить дела давно минувших дней и обратиться к архивам. Экс-губернатор Георгий Боос, уже после того, как начался скандал вокруг томографа, в октябре 2009 года сказал, что правительство от сделки только выиграло.

«Мы запросили официальные котировки у компаний-производителей, получили от них официальные оферты, — рассказал Георгий Боос. — 16-срезовый томограф без дополнительной периферии, доставки, растаможки, монтажа, рассрочки платежа обходится в 64 млн рублей. 40-срезовый — в 82 млн рублей».

В то же время, по словам губернатора, область купила за 63 млн рублей 40-срезовый томограф с доставкой, растаможкой, монтажом, дополнительной периферией и рассрочкой платежа на два года. 

Вероятно, экс-губернатор тогда лукавил. Никакой двухгодовой рассрочки платежа не было. Но, кому сейчас дело до лукавства бывшего губернатора?

sled.jpgЦена за семью печатями
Отдельного внимания стоят мнения экспертов, которые собирали представители Следственного комитета. Все эксперты, делая заключения о реальной стоимости томографа в 2008–2009 годах, основывались на данных из открытых источников. Один из экспертов сделал вывод, что 40-срезовый томограф стоил в 2008 году 75 млн рублей, транспортные услуги составили 43 тыс рублей, монтаж — 34 тыс рублей. Эксперт Сергиенко нашел информацию о стоимости аппарата в интернете на неком немецком сайте, где томограф стоил в переводе на рубли 38,8 млн. Кстати, он также отметил, что дилеры не дают открытой информации о цене томографов.

Эксперт Викторов с 15 марта по 25 мая 2011 проводил повторную товароведческую экспертизу и, основываясь на данных двух сайтов, установил, что аппарат фирмы «Тошиба» стоил 41 млн рублей, 16-срезовый «Сименс» — 1,683 млн евро. Иных источников он не нашел. Центральное экспертно-криминалистическое таможенное управление дало заключение, что стоимость 16-срезового «Сименса» составляла 59,2 млн рублей в 2007 году, и 62 млн рублей в 2008 году без учета поставки, монтажа и обучения персонала. Также некоторые эксперты пришли к выводу, что техническая документация могла соответствовать разным томографам. Более того, в материалах дела была справка от самого ООО «Сименс», в которой утверждалось, что 40-срезовый томограф стоил 2,045 млн евро или больше 80 млн рублей. 

Именно эти мнения экспертов дали суду повод усомниться в умышленности действий Елены Клюйковой, которая якобы не проверила реальную стоимость томографа. Ведь если уж эксперты не смогли установить реальную цену, то как ее могла установить экс-министр здравоохранения, которая основывалась на тех же данных. К тому же, следствие не представило никаких доказательств того, что бюджет получил крупный ущерб.

Но на чем, по моему мнению, стоит остановиться более подробно, так это на показаниях самих продавцов техники, которые были оглашены в приговоре суда.

Директор ООО «Лаут» Николай Ковалев рассказал, что он является единственным учредителем и руководителем компании. Он прочитал в мае 2008 года в интернете извещение о торгах и обратился в санкт-петербургское представительство «Сименса», где получил устное согласие по поводу поставки томографа. Кроме того, Ковалев заявил следователям, что он при участии в торгах мог бы и снизить цену, но поскольку участвовал один, снижения не произошло. Он также рассказал, что действительно заключал договор о поставке 40-срезового томографа, который был заключен с ООО «Сименс» на сумму 1,2 млн евро.

В свою очередь, менеджер ООО «Сименс» рассказал, что компания могла принимать участие в торгах самостоятельно или через дилеров. При этом дилеры имеют скидки, поэтому работать с ними удобнее. И что «Лаут» как раз таким дилером и являлся. Кроме того, ООО «Сименс», принимая решение об участии в торгах, должно минимизировать риски, которые связаны с возможными задержками в перечислении платежей.

Другие сотрудники фирмы «Сименс» рассказали, что посылали рекламное письмо в областной минздрав, как и в другие регионы России, что цена контракта зависит от спецификации оборудования, проще говоря, от конкретного заказа. И что даже компания может заключить заведомо невыгодные договоры, чтобы затем сотрудничать с покупателем.

Схема в законе?
И вот тут напрашивается вывод о некой схеме, о которой, правда, ничего не говорится в выводах следствия. Поэтому скажем, что это просто журналистское предположение.

Получается, что о реальной цене томографа могли знать несколько участников процесса. В первую очередь, поставщики и дилеры. Есть вариант, "откатный", когда о цене могли знать и те, кто с ними вел переговоры от правительства области (это если чиновники были «в доле»). Если о фактической цене томографа известно только поставщику и дилеру, они могут сыграть на том, что в открытых источниках нет никакой информации о реальной цене томографа. Региональные органы власти объявляют торги по той цене, о которой они знают, дилер договаривается с поставщиком, маржа делится между ними. В пользу этой версии говорят показания дилера и поставщика (последний почему-то представляет документы о том, что реальная цена была куда выше продажной).

Но можно договориться и с представителями региональной власти, которые, допустим, «рисуют» техзадание таким образом, что ему соответствует только один вид оборудования, который продает только один поставщик. С другой стороны, если в законодательстве не было определено, как именно формируется начальная цена, то какой тогда спрос со всех возможных фигурантов этой схемы, и что в ней незаконного? Если 94-ФЗ до 2011 года никак не определял, как именно устанавливать начальную цену для торгов, то, по идее, с участников процесса взятки гладки.

Кстати, и сейчас установление начальной цены регламентируется законом как-то странно. Пример: не так давно правительство области и областная Дума объявляли торги на право возить чиновников и депутатов на служебных автомобилях. Автобаза правительства области выставила коммерческое предложение для депутатов, которое оказалось в 2 раза дороже предложения для чиновников. Те же услуги, те же автомобили. Но вот цена дороже в 2 раза. Впрочем, все оплачивает бюджет. 

Или вот еще один пример — ООО «АБ-Строй», принадлежащее депутату Облдумы Андрею Оноприенко, стало единственным участником двух аукционов на поставку для Калининграда тротуарной плитки, выиграв их без снижения цены. Плитка обошлась бюджету по 450 рублей за 1 кв метр, начальная цена не была снижена. При этом эта самая начальная цена формировалась за счет нескольких коммерческих предложений, в том числе от ООО «А.С.Б.И», также принадлежащего депутату Оноприенко, которое готово было продать плитку по 440 рублей за 1 кв. метр. Но почему-то эта компания не стала участвовать в торгах и снижать цену до той, что указана в ее коммерческом предложении. А участвовала другая фирма того же человека, выиграв торги по более высокой цене.

И что? Кого-то наказали? А ведь уже действует положение закона об обосновании начальной цены торгов на основании нескольких коммерческих предложений. Только вот кто будет проверять эти самые предложения, а именно — соответствуют ли они торгам? В общем, как бы ни правили ФЗ-94, сути это не меняет, дыр в законодательстве не исправляет. Что уж говорить о том времени, когда даже таких поправок не было.

med_finger.jpgГде 19 млн рублей?
Вопрос, который продолжает волновать, — была ли на самом деле переплата, и куда тогда делись 19 млн рублей — та самая маржа, которая досталась в итоге компании «Лаут».

Напомним, правительство области намеревалось взыскать эту сумму с поставщика. Однако все материалы, на основании которых суд мог бы вынести решение, находятся в распоряжении следствия. В марте 2011 года рассмотрение иска отложено до завершения расследования.

Что это за фирма «Лаут»? Единственным владельцем и директором ООО с 1996 года является Николай Ковалев из Санкт-Петербурга. Эти данные содержатся в выписке из Единого государственного реестра юрлиц, которая имеется в распоряжении «Нового Калининграда.Ru».

Компания «Лаут» была зарегистрирована в Санкт-Петербургев 1996 году, в январе 2003 года зарегистрирована в ИМНС по Приморскому району Санкт-Петербурга. Владелец и генеральный директор компании — гражданин России Николай Ковалев, житель Санкт-Петербурга. Согласно данным налоговой, основной вид деятельности компании «Лаут» — торговля медицинской техникой и ортопедическими изделиями. Также, как следует из выписки, фирма может заниматься строительством, оптовой торговлей, деятельностью, связанной с ресторанами и кафе, производством деревянных украшений и изделий из дерева и проч.

Как следует из открытых источников, эта фирма действительно несколько раз «засветилась» в торгах, связанных с медоборудованием. Причем участвовала вместе с тем самым ООО «Аконит», директор которого отказался от того, что присылал в областной минздрав данные о стоимости томографа.

Судя по финансовым документам компании (которые также есть в распоряжении «Нового Калининграда.Ru»), «Лаут» в 2009 году, когда она получила окончательный расчет за томограф, сработала с убытком в 11 млн рублей. Удивительно, не правда ли? Но узнать что-то у директора самой фирмы не представляется возможным — телефон, указанный в налоговой выписке, молчит, второй телефонный номер принадлежит другому владельцу. 

Экс-министр здравоохранения Елена Клюйкова рассказала корреспонденту «Нового Калининграда.Ru», что в материалах уголовного дела была информация о том, что 19 млн рублей были выведены со счетов компании «Лаут» на счет некой фирмы-однодневки. При этом, по словам экс-министра, они не были указаны как прибыль, с них не был уплачен налог. Что с ними стало потом? Наверное, это должно выяснить следствие.

Сама Елена Клюйкова считает, что подобная ситуация стала возможна из-за того, что в нашей стране не установлены предельные цены на медицинское оборудование. «Есть рыночная цена, никто не обязывает поставщиков указывать реальные цены. Если бы аналитика по этим ценам указывалась бы, допустим, на сайте Минэкономразвития РФ или Минздрасоцразвития РФ, все было бы гораздо проще. Еще лучше — утвердить постановление Правительства РФ, которым утвердить предельные цены на дорогое медоборудование. Но ведь этого не происходит почему то, нет никаких механизмов. И сегодня опять объявляется программа модернизации, в рамках которой покупают дорогую медицинскую технику, и вновь зреют уголовные дела?» — сказала Клюйкова корреспонденту «Нового Калининграда.Ru».

Между тем, Следственный комитет продолжает расследование уголовного дела о мошенничестве в деле «о калининградском томографе», к которому, по всей видимости, Елена Клюйкова, отношения уже иметь не будет.

В октябре и.о. главы регионального СК Александр Стариков рассказывал, что отделом по расследованию особо важных дел было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого конкретного лица, имя которого не называлось в интересах следствия. Оказалось, что этот человек скрылся от следствия, и его объявили в федеральный розыск.

Подобные дела расследуются и в других регионах России. Следственный комитет по Архангельской области в декабре сообщил о завершении расследования уголовного дела в отношении московской бизнес-вумен Ларисы Душаткиной и экс-главврача Ненецкой окружной больницы. По версии следствия, фирма, занимавшаяся поставками медицинского оборудования, действовавшая в интересах Душаткиной, при содействии главного врача больницы в 2008–2009 годах стала победителем конкурса на поставку компьютерного томографа по завышенной стоимости. Ущерб бюджету составил более 39 миллионов рублей.

В январе 2012 года районый суд Краснодара начал рассмотрение уголовного дела о государственной закупке медицинского томографа, подсудимой по которому проходит директор ООО «Кубань-Рентген», которая обвиняется в мошенничестве и ограничении конкуренции. Как говорится в обвинительном заключении, региональный минздрав получил коммерческое предложение от ООО «Кубань-Рентген» о приобретении 16-срезового томографа «Тошиба» по цене 30 млн. рублей, определив эту сумму как начальную при проведении конкурсных процедур. При этом само ООО «Кубань-Рентген» приобрело томограф «по его рыночной стоимости, составляющей около 18 млн. рублей».

По данным генпрокурора РФ Юрия Чайки, представленным в октябре 2010 года, в течение трех лет при закупках томографов для российских медучреждений было растрачено около трех миллиардов рублей, было возбуждено 33 уголовных дела. Доследственные проверки проводились по 42 эпизодам. Ранее президент Дмитрий Медведев говорил, что в России по завышенным ценам было куплено 170 томографов. Но ни об одном обвинительном приговоре по делу о томографах и хотя бы одном возвращенном в бюджет миллионе до сих пор слышно так и не было. Почему? Наверное, дыры в законодательстве позволяют многое тем, кто к этому законодательству имеет непосредственное отношение.

Текст — Оксана Майтакова, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.