Расширение «закрытой части»: как правительство Алиханова прячет свою работу

Антон Алиханов. Фото - Виталий Невар, "Новый Калининград".
Все новости по теме: Эпоха Антона Алиханова

Формулировка «закрытая часть» традиционно используется для обозначения секретных расходов бюджета РФ на армию, силовиков и иные траты, которые государство считает нужным скрывать от широких масс. Но со времен назначения главой региона Антона Алиханова данная формулировка в Калининградской области обрела дополнительный смысл — теперь это еще и определенная часть публичного мероприятия, когда за чиновниками не могут наблюдать журналисты и жители области. «Новый Калининград» попытался разобраться, почему некогда полностью открытые мероприятия областного правительства становятся все более закрытыми.

На протяжении двух с лишним лет работы Алиханова в качестве главы региона временные отрезки «закрытой части» постоянно увеличивались, и в минувший вторник, 29 января, был поставлен своего рода рекорд — «открытая» часть оперативного совещания областного правительства составляла примерно 20% хронометража заседания, а остальные два из двух с половиной часов областные чиновники работали в «закрытом» режиме.

Оперативные совещания и заседания правительства — это наиболее широкий формат работы региональных властей. На них обсуждаются законопроекты и иные инициативы, касающиеся широких кругов населения: отопление в муниципалитетах, распределение полномочий, строительство инфраструктуры, совершенствование систем здравоохранения и образования и прочее. В работе заседаний принимают участие представители всех муниципальных образований, федеральных органов власти (налоговая служба, прокуратура, Роспотребнадзор и другие), депутаты облдумы и другие. Иначе говоря, представители всех властей.

По словам Александра Корецкого, который возглавлял пресс-службу правительства при губернаторе Владимире Егорове (2000–2005 годы), формата оперативных совещаний как такового не было. Его функции фактически исполняли заседания областной администрации, которые проходили в полностью открытом для прессы режиме. Журналисты находились в зале заседаний с начала до конца мероприятия, говорит Корецкий. Так же обстояли дела и при первом калининградском губернаторе Юрии Маточкине (1991–1996), вспоминает экс-депутат областной Думы Соломон Гинзбург, возглавлявший у Маточкина информационно-аналитический отдел, курировавший работу с прессой.

В период губернаторства Георгия Бооса в регионе началась тотальная «интернетизация». И, как отмечает пресс-секретарь Бооса Ирина Смирнова, несмотря на авторитарный имидж приехавшего из Москвы губернатора, идея запустить полные интернет-трансляции оперативных совещаний и заседаний правительства принадлежала лично ему. Боос полагал, что обсуждение вопросов, поднимаемых на этих заседаниях, должно быть полностью доступно не только журналистам, но и любому желающему. Отчасти результат был достигнут: за основными собраниями областных властей наблюдало довольно много людей, и установленное оборудование не всегда справлялось, говорит Смирнова. 

Пришедший на смену Боосу Николай Цуканов не менял устоявшегося формата и продолжал вести дискуссии (порой на повышенных тонах) с подчиненными, представителями муниципалитетов и федеральных властей при включенных камерах.

Собственно, эти типы совещаний были одними из основных источников новостей о происходящем в области. С разрастанием «закрытой части» транслируемых совещаний во время губернаторства Антона Алиханова информации о деятельности правительства стало значительно меньше, а сайт областного правительства начал стремительно наводняться большим количеством новостей из мира калининградского спорта. Алиханов объяснил рекордное «засекречивание» последней оперативки тем, что «просто ряд вопросов нужно было обсудить в закрытом режиме».

Вопросы не задавать 

_NEV4810.jpg


При молодом губернаторе начали заметно меняться и другие публичные форматы работы региональных властей. В частности, на последнем заседании инвестиционного совета Алиханов зачитал длинный доклад и попросил собравшихся чиновников и бизнес не задавать ему вопросы сразу. Затем трансляцию для журналистов отключили, но об этом не были предупреждены участники совещания, рассказывал «Новому Калининграду» один из них.

Интересно, что сказанное губернатором до отключения трансляции вызывает вопросы в части достоверности. В частности, он говорил, что проект ГК «Содружество» не запускался из-за проблем с лимитами газа, которые, по словам губернатора, решены. Однако, как сообщили тогда «Новому Калининграду» в «Содружестве», лимиты газа у предприятия давно есть, а шестимиллиардный проект стоит из-за того, что областные власти не могут достроить проблемный газопровод в Балтийск, к которому планировалось подключать предприятие.

Формат встреч Алиханова с бизнесом в целом претерпел заметные изменения в направлении закрытости. Так, в декабре 2016 года, через несколько месяцев после вступления московского назначенца в должность, традиционная предновогодняя губернаторская встреча с бизнесом длилась несколько часов, была полностью открытой для прессы и предполагала режим «свободного микрофона». То есть любой желающий бизнесмен мог задать вопрос губернатору и получить комментарий профильных министров.

Через год формат изменился. Лидеров бизнес-объединений рассадили на сцене, дали возможность сделать короткие приветственные выступления и запретили задавать вопросы губернатору с мест, предложив не обсуждать конкретные проблемы предпринимателей. Еще через год, в конце 2018 года, предновогодние встречи с бизнесом прошли в полностью закрытом формате. Балтийскому деловому клубу в ходе закрытой встречи разрешили задать несколько заранее согласованных «общих» вопросов, рассказал «Новому Калининграду» один из участников. Закрытое от посторонних глаз общение губернатора с крупнейшим региональным объединением предпринимателей, Калининградской торгово-промышленной палатой, в декабре 2018 года также носило скорее «декоративный» характер, острых тем не поднималось, говорит участник совещания.

Если вопросы бизнеса иногда требуют пусть не полной, но частичной закрытости от прессы, то «засекречивание» советов по культуре при губернаторе стало ноу-хау Алиханова. Таким образом, даже дискуссии в абсолютно публичной сфере в присутствии губернатора начали глушиться. «Хочу без журналистов сказать. Раз все правду говорят, то и я скажу. Поругаться хочу. Проследите, чтобы никто диктофоны не оставил», — выпроваживал глава региона журналистов с одного из первых своих советов по культуре.

Миграция в зону комфорта

Общение с журналистами по поводу ситуации в области и действий правительства вызывает все больший дискомфорт у губернатора, и все чаще он просто отказывается отвечать на прямые вопросы. Так, например, он недавно отказался говорить, зачем правительственная Корпорация развития Калининградской области приобрела 26% долей в телекомпании «Каскад», при том что до Алиханова областные власти никогда телевидением не владели (а газету содержали непродолжительное время в конце 1990-х).

Самой комфортной зоной для публичного выступления губернатора становится его «Инстаграм». Во-первых, там выступает только он — в основном сообщении приводится только его интерпретация тех или иных событий. Во-вторых, на этой площадке он отказывается отвечать на вопросы журналистов, а общение с обычными подписчиками оперативно выводит из публичной зоны в «директ» (личную переписку). Как рассказывает один из знакомых Алиханова, губернатор решил общаться с жителями в «Инстаграме» как раз потому, что там самый позитивный контент и, соответственно, читатели. «„Фейсбук“ завести боялись, „ВКонтакте“ — страшная вещь. Решили „Инстаграм“», — говорит собеседник «Нового Калининграда».

Желание Антона Алиханова максимально ограничить публичность мероприятий со своим участием понятно: чем меньше спонтанных выступлений попадет в эфир, тем меньше шансов у губернатора публично ошибиться, а у общественности узнать, что происходит в области. Именно на одном из последних оперативных совещаний правительства стало известно, что областные власти практически полностью провалили программу строительства культурных центров в 2018 году. Тогда на совещании председательствовал бывший первый вице-премьер Эдуард Батанов. Если бы Алиханов был на месте, «проблемный вопрос», вероятно, сместили бы в «закрытую часть» и о фактический эффективности правительства «молодых технократов» по строительству культурных центров за федеральные деньги мы бы вряд ли узнали.

Текст: Вадим Хлебников

Комментарии к новости

В глубокой мусорной яме

Корреспондент Оксана Ошевская — о том, куда нас ведет «мусорная» реформа.