Директор «Теплосети» Эдуард Куровский: «А потом вдруг стало холодно в городе»

Все новости по теме: Отопительный сезон

В большом интервью «Новому Калининграду.Ru» директор муниципального предприятия «Калининградтеплосеть» рассказал о том, почему отопительный сезон не был возобновлён в холодном апреле, кто должен устанавливать счётчики тепла и что будет с теми, кто этого делать не хочет, объяснил, какой рост тарифа на тепло хочет видеть для эффективной работы «Теплосети», а также ответил на претензию мэра Калининграда по поводу «просранной» информационной кампании.

1.jpg

«Я принимаю и признаю эту критику»

Самый главный вывод, мне кажется, вы не сделали, информационно проиграли в публичном пространстве весь отопительный сезон, просто просрали все. Вы все правильно делаете, только не забывайте заранее этим общественникам, СМИ, людям, там, объяснять все свои действия, которые вы делаете. Вы знаете, о чем сейчас говорим, и про повышающие нормативы, по количеству дней в отопительном сезоне. Сколько потом администрация из-за этого огребала, бегала и предпринимала какие-то меры. Все нужно заранее объяснять. То, что вы администрации отчитались, рассказали о всех мероприятиях, об этом никто не узнает. У людей другая картинка о происходящем в администрации.

Мэр Калининграда Александр Ярошук.

— На минувшей неделе мэр Калининграда Александр Ярошук обвинил руководство «Теплосети» в том, что оно — буквально — «просрало информационную кампанию» в части информирования населения о начислении платежей за тепло. И его позицию фактически поддержал губернатор Николай Цуканов. Вы согласны с таким резким определением в ваш адрес?

— Я думаю, что доля правды в том, что было сказано, конечно есть. Видимо, нами были допущены ошибки, нужно было информировать население заранее о тех событиях, которые произошли. Речь идёт о доначислениях за апрель и октябрь 2015 года, хотя нельзя сказать, что мы не говорили об этом вовсе. Мы говорили, на оборотной стороне квитанций печатали соответствующую информацию. Скажу более: я принимал жителей города, мы разговаривали на эти темы. Когда берёшь листок бумаги, ручку и начинаешь жителям разъяснять «на пальцах», каким образом рассчитываются начисления, уходит немало времени, но они выходят с пониманием. Понимают, что всё это соответствует требованиям действующего законодательства, почему и как всё происходит.

Вообще, законодательство устроено таким образом, что мы — ресурсоснабжающая организация, между нами и потребителями есть управляющие компании. Сегодня их порядка двух сотен, а домов, подключенных к системе центрального теплоснабжения — чуть более двух тысяч. То есть, в среднем, на каждую управляющую компанию приходится по 10 домов. Именно в обязанности управляющей компании входит ведение расчётов с населением. И информирование жителей о правильности расчётов, ответы на вопросы о том, почему и какие начисления делаются, это обязанность управляющих компаний. Мы, по сути дела, сейчас вынуждены замещать в этом отношении управляющие компании.

Тем не менее, я принимаю и признаю эту критику, считаю, что она справедлива. Нужно было более широко и детально информировать население о наших действиях.

— Вы поставляете услугу или товар, как больше нравится называть отпущенное тепло, вы хотите за это получать деньги, что вполне логично. Но основная претензия сейчас, со стороны жильцов домов, не оборудованных счётчиками тепла, к вам сводится к тому, что вы хотите получить деньги за неоказанную услугу. В апреле отопление было выключено 9 числа, но счета выставлены за полный месяц.

— Попробую разъяснить, в чём дело, ещё раз. В соответствии с нормами действующего законодательства, у нас существует две системы расчёта с потребителями тепла. Если прибор учёта есть, он считает потреблённое жильцами тепло, они платят за фактическое потребление. Здесь всё просто и понятно.

Если счётчика нет, то оплата осуществляется по нормативу. Нормативы потребления утверждает правительство Калининградской области. Правительство провело конкурс, выбрало подрядчика, он разработал норматив, который впоследствии был утверждён. При расчёте норматива ключевым было то, что средняя продолжительность отопительного сезона в Калининграде за последние 3-5 лет составляла 190 дней. Это 6,3 месяца, в прошлом году фактически отопительный сезон длился 198 дней, в нынешнем — 182 дня.

Оплата происходит следующим образом: определяется, сколько житель должен заплатить с квадратного метра за весь отопительный сезон, за 190 дней. В системе расчёта не предусмотрена ежедневная оплата за потреблённое тепло, а производится она ежемесячно, по закону, то сумма, которую житель должен заплатить за отопительный сезон продолжительностью 190 дней, поделена на 7 равных частей. Таким образом, жители в течение 7 месяцев равными частями производят оплату потреблённого ресурса за отопительный сезон.

Есть и другие схемы. Так, в Гвардейске оплата происходит в течение 12 месяцев, весь год равными долями. Летом жители рассчитываются за то, что они потребили зимой.

2.jpg

«Было холодно, сложилась не очень хорошая ситуация»

— Давайте перейдём к общедомовым счётчикам. Чьей ответственностью является их установка? Кто должен обеспечивать ими многоквартирные дома?

— В силу 261-го федерального закона «Об энергоэффективности и энергосбережении», общедомовые приборы учёта, то есть счётчики, до 1 июля 2012 года должны были установить собственники жилья. Эта обязанность не снимается с них и сейчас. Таким же образом приборы учёта должны были установить управляющие компании, эта обязанность с них также не снимается. В случае неисполнения этих обязанностей собственниками, до 1 июля 2013 года ресурсоснабжающая организация должна была совершить действия по установке общедомовых приборов учёта. И эта обязанность сохраняется в том числе по сегодняшний день в установленном законом порядке.

Почувствуйте разницу: «обязаны установить» и «обязаны совершить действия». Если в отношении собственников в законе написана чёткая фраза «обязаны установить», то в отношении ресурсоснабжающей организации звучит фраза «совершить действия по установке приборов учёта».

— Как раз этот момент стал поводом для обращения прокуратуры в суд; надзорное ведомство полагает, что «Теплосеть» именно этих «действий» не совершила.

— Прокуратура в своём иске просит суд обязать нас установить приборы учёта и ввести их в эксплуатацию. Хотя это уже точно прямая обязанность собственников. Ресурсоснабжающая организация этого делать не обязана.

— Так что же вы должны были сделать, в таком случае? «Совершить действия по установке приборов учёта» — это что значит? Насколько я понимаю, идеальная ситуация, результат всей этой кампании — когда у всех людей будут стоять счётчики, они будут платить за то, что потребили, не по нормативу, не по общей мерке, а за конкретно потреблённое тепло.

— Открою тайну: такой результат более всего ценен для нас самих. Это идеальная ситуация — когда во всех домах, подключённых к центральному отоплению, стоят общедомовые приборы учёта. Поскольку у нас очень большое количество ситуаций с несанкционированным отбором тепла.

Было холодно, сложилась не очень хорошая ситуация, когда по закону, после среднесуточной температуры в 8 градусов тепла в течение 5 дней, отопительный сезон был завершён. А потом вдруг стало холодно в городе.

— Кстати, вы могли включить обратно подачу тепла?

— Мы — могли.

— Но не сделали этого.

— Мы — организация, деятельность которой регулируется законами. И действуем мы в рамках закона.

— А кто, в таком случае, должен был принять решение о возобновлении подачи тепла? По закону?

— Должно было быть постановление главы города о продолжении отопительного сезона.

— То есть это вопрос к Александру Ярошуку, почему отопительный сезон не был продлён?

— Ну, мэрия ведь тоже не сама по себе принимает такие решения, она руководствуется действующим законодательством. На сегодняшний день федеральное законодательство не даёт возможности главе города на своё усмотрение включать или выключать отопление.

— Я всё пытаюсь понять, кто мог предотвратить этот конфликт. Окей, всё понятно — идёт процесс установки счётчиков, люди пока что платят по нормативу, вне зависимости от потреблённого тепла, платят по сути дела за неоказанную услугу…

— Постойте-постойте. Если вы продолжаете говорить о «неоказанной услуге», значит то, что я вам сказал, никак вас не убедило.

— Давайте разделять нормативную сторону вопроса и фактическую.

— Давайте. Но в чём тогда состоит эта «неоказанная услуга»?

— Тепла в апреле не было, а счёт за него был. Я понимаю, что это из-за системы расчёта, из-за 190 дней отопительного сезона, распределённых на 7 месяцев, и всего прочего. Я пытаюсь до вас донести логику простых жителей.

— Но логика в том, что никакой «неоказанной услуги» не было! В прошлом году отопительный сезон продлился 198 дней, а жители заплатили за 190 дней, исходя из норматива. В этом году отопительный сезон был 182 дня, заплатили всё равно за 190. Дальше, по закону, что происходит: если фактический отопительный сезон был меньше 190 дней, мы получили дополнительный доход. Он учитывается при очередном утверждении тарифов. Каждое действие нашего предприятия, повторю, регламентировано. Наши доходы и расходы проверяются, каждая статья, на предмет целесообразности, эффективности, так далее. Контролирующих органов столько, что, поверьте, мало какое предприятие в городе вынуждено проходить такое количество проверок. Хотя это, наверное, правильно, так и должно быть.

Так что «неоказанной услуги» не было и быть не могло. В этом и отличие оплаты по нормативу от оплаты по показаниям приборов учёта. Норматив не определяет ежедневную оплату, он не учитывает фактически потреблённое тепло. Это некая расчётная величина. Есть многие дома, где приборы учёта установили и стали платить в два раза меньше. Есть дома, где после установки приборов учёта люди начинают платить больше. Сказать однозначно по всем домам Калининграда, что выгоднее, нельзя.

3.jpg

«Пока нет счётчиков, люди не считают»

— Существующая политика, включая повышающие коэффиценты для тех, у кого счётчиков нет, правда, замороженные решением губернатора, направлены на то, чтобы приборы учёта стояли везде.

— Это политика государства, она направлена на сбережение ресурсов. Глупо и неправильно тратить энергетические ресурсы на то, чтобы отапливать улицу.

— Предполагается прогрессивный рост нормативов, чем дальше люди будут жить без счётчиков, тем больше будут платить. И если сейчас, при установке приборов учёта, некоторые, как вы говорите, начинают платить больше, то через год-полтора это всё равно будет выгоднее.

— Да, это мера, призывающая наших граждан принимать меры для экономии ресурсов. Пока нет счётчиков, люди не считают.

— По последним озвученным данным, в 612 домах города счётчики установлены, в 515 домах требуется установка, в 152 возможность установки отсутствует. Эти цифры соответствуют сегодняшней реальности?

— Да, вы называете правильные цифры.

— А что с этими 152 домами, где счётчики установить нельзя? Что будет с ними? Они до конца дней будут платить по нормативу?

— Они будут платить по нормативу, при этом к ним не будут применяться повышающие коэффициенты. Отсутствие возможности установки счётчика связано с особенностями внутридомовых систем. И у них есть возможность переобустроить эти системы и получить возможность установить счётчики.

Есть некоторые дома, где мы должны провести некие мероприятия, чтобы такая возможность появилась.

— А есть какой-то горизонт планирования, когда в этих 515 домах, где счётчики установить можно, будут ими оборудованы?

— Горизонт планирования, безусловно, есть, мы этим вопросом занимаемся в ежедневном режиме. Для нас очень важно, чтобы в каждом доме как можно скорее появились приборы учёта.

В СМИ сейчас идёт активная полемика. Мол, жители не виноваты, жители не должны платить… Я бы что хотел сказать по этому поводу: всё-таки в более чем половине домов приборы учёта установлены. То есть нашлись дома, где есть активные жители, которые выполнили свою обязанность. Они сегодня спят спокойно, их ничего не волнует. Я сомневаюсь, что город можно разделить на половину домов, где собрались богатые жильцы, и вторую половину, где живут лишь бедные.

Ситуация зависит от того, насколько каждый на своём месте своевременно исполняет те обязанности, которые на него возложены законом. В законе написано: собственники обязаны были установить приборы учёта. Они этого не сделали, это факт, который отрицать нельзя. Говорить о том, что они ни в чём не виноваты, не совсем правильно. Другое дело, что собственники нанимают для реализации своих прав на управление жилым фондом управляющие компании. И платят им деньги, чтобы управляющие компании занимались подобными вещами. Тут мы подходим к очень важному моменту. В тех домах, где управляющие компании недобросовестно относятся к своим обязанностям, собственники стали заложниками ситуации.

Сложно сказать, кто виноват больше: собственники, управляющие компании или «Теплосеть». В некоторой степени наша вина здесь также присутствует. Мы заключили контракт с подрядчиком, который приступил к установке счётчиков, вложил достаточно большие деньги. Но в силу того, что те же собственники препятствовали установке приборов учёта на том этапе, когда ещё не было повышающих коэффициентов, компания попала в непростую финансовую ситуацию. Следствием чего стала невозможность исполнения контракта в полном объеме. Но мы, понимая что ими были вложены большие денежные средства, они стремятся их вернуть, надеялись, что подрядчик найдёт возможность исполнить контракт. Заключали допсоглашения, продлевали контракт на полгода, потом ещё на полгода, потом ещё. Возможно, нужно было расторгать контракт и искать новых подрядчиков. В этом я вижу некоторую степень нашей вины.

4.jpg

«Имеет место несанкционированный отбор тепла»

— В середине апреля вы говорили, что дебиторская задолженность возросла, а задолженность населения выросла на треть. В том числе это связывалось с доначислениями за апрель-октябрь 2015 года.

— Дебиторская задолженность формируется следующим образом: мы начислили платежи, они не поступили. Потому что была дана отсрочка по уплате. Это цифра, зарегистрированная в рамках учёта; мы понимали, что эти деньги не поступят, потому что они должны оплачиваться лишь с 1 июля 2016 года. Это статистические данные.

Если говорить в целом о платёжной дисциплине потребителей тепловой энергии, населения — в принципе, никаких существенных отклонений там нет, в сторону роста задолженности.

— В гипотетической ситуации, когда все дома оборудованы счётчиками, оплата будет производиться по факту потребления, а не по нормативу, какой будет экономика предприятия? Вы просчитали этот сценарий?

— В тарифном регулировании существует правило: при установлении тарифа регулирующий орган устанавливает потери. Это предмет постоянного спора, они утверждают, что наши потери меньше, устанавливают их на уровне развитых европейских стран. Мы говорим, что наши потери больше, доказываем это экспертными заключениями специализированных организаций.

С того момента, когда 75 процентов отпускаемой тепловой энергии будет проходить через приборы учёта у потребителей, тепловые потери будут считаться предельно ясно: полезный отпуск минус затраты на производство. Для нас это очень важно, мы покажем службе по тарифам фактический размер этих потерь.

Повторю: имеет место несанкционированный отбор тепла. Люди спускаются в подвалы, открывают задвижки, тепло идёт в квартиры, за него никто не платит. Самое плохое в этом, что происходит разрегулировка всей системы отопления.

— А статистика есть? Сколько тепла воруют? Другой монополист, «Янтарьэнерго» регулярно публикует данные о том, сколько электроэнергии у них крадут.

— Принцип довольно простой, но — в теории. Когда заканчивается отопительный сезон, и мы переходим на летний режим эксплуатации тепловых источников, изменяются параметры, сокращается объем отпускаемой тепловой энергии. В этот момент все управляющие компании должны зайти в свои тепловые пункты и выполнить предписанные им мероприятия. Провести регулировку внутридомовой системы.

Если это не делается хоть в одном доме, это отражается на всей системе теплоснабжения города, и не в лучшую сторону. С этой проблемой мы сталкиваемся два раза в год, весной и осенью. Когда управляющие компании фактически ничего не делают и наши работники вынуждены ходить во все дома, выполнять мероприятия за управляющие компании.

В этом году имел место сбой, мы отключились от ТЭЦ-1, перешли на свой тепловой источник, не смогли обеспечить в полном объеме горячее водоснабжение в домах, которые находятся в конце магистральных теплотрасс. Именно потому, что в домах, которые стоят на теплотрассах ранее, эти работы выполнены управляющими компаниями не были. Мы вынуждены были отправлять своих сотрудников, чтобы те делали эту работу за УК.
Примерно статистика такая: регулировки были выполнены лишь в 15 процентах домов. В 85 процентах домов ничего сделано не было. Это ответственность управляющих компаний. Этот пример показателен; вы говорите — могли ли мы включить тепло обратно, когда в апреле стало холодно? Нам, чтобы дать тепло и набрать параметры, нужны сутки. Но если управляющие компании в зоне своей ответственности не сделают те работы, которые должны, ничего не получится.

К сожалению, утрачено то, что было раньше — когда ресурсоснабжающая организация обслуживала индивидуальные теплопункты, находящиеся в домах. Вся система находилась в одних руках, подобных проблем не было. Недавно мы были в Белоруссии, там эта система сохранилась. Всё, что находится внутри квартир, является собственностью граждан. Всё, что относится к общедомовому имуществу, является собственностью государства. И они не сталкиваются с подобными проблемами, и платёжная дисциплина у них 99 процентов.

5.jpg

«Всё очень просто: предприятие недорегулировано»

— Вы рассуждаете довольно логично, и спорить с вами было бы куда сложнее, если бы вы были коммерческой организацией, которая просто поставляет тепловую энергию и берёт за неё с потребителей деньги. Но вы ведь зависите от городского бюджета, являетесь серьёзным бременем, бюджет тратит на кредиты, по которым выступил гарантом город, сотни миллионов рублей.

— Это гарантии прошлых периодов, в случае неисполнения нами обязательств по кредитам, город должен погасить их. Нам напрямую деньги из бюджета не выделяются.

Несомненно, определённые коммунальные услуги должны дотироваться бюджетом, но не до такой степени, как сейчас происходит с «Теплосетью». Сейчас предприятие не просто дотируется, оно полностью содержится за счёт бюджета. Плюс все долги, которые были взяты ранее, легли на плечи горожан, это очень серьёзный груз.

Глава горсовета Калининграда Андрей Кропоткин.

— Но как глава города, так и председатель городского совета депутатов в один голос заявляли в конце прошлого года, что средства, зарезервированные в бюджете Калининграда для «Теплосети», привели к тому, что он стал «бюджетом выживания».

— Здесь всё очень просто: предприятие недорегулировано. Это подтверждается решениями федеральной службы по тарифам.

— В части тарифов недорегулировано?

— Именно. Если бы регулирующий орган принял решение не осуществлять выплату нам этих средств в отложенном периоде, а отдали бы нам их сразу, мы исполнили бы все кредитные обязательства, городу не нужно было бы гасить эти средства из бюджета.

— И что же делать с этим фактом? Есть расхожее мнение, согласно которому тариф на тепло был, скажем так, политизирован. Чтобы люди не волновались в преддверии выборов, его осознанно сдерживали.

— В первую очередь он сдерживается законом. Есть предельный индекс роста тарифов платы за коммунальные услуги для населения, из-за этого предельного индекса происходит сдерживание тарифов. Я уже говорил: плата за наши услуги является одной из наиболее крупных составляющих в общем объеме платежей за ЖКХ.

Если бы «Водоканал» повысил тариф на 50 процентов, это мало кто бы заметил, 50 процентов к условным 20 рублям это всего лишь 10 рублей. Если мы повысим тариф на 5 процентов, это будет уже 100 рублей. Это все видят, на это все обращают внимание.

— Как же выходить из этой ситуации? Вы пытались отсудить у правительства упущенные доходы, вам это не удалось. Плюс, есть инфляция, наверняка себестоимость тепла увеличивается. Когда вы догоните этот уезжающий от вас паровоз? Или так и будете жаловаться на недоурегулированность и требовать средства из бюджета?

— Вы задаёте хороший вопрос. Сегодня, если откинуть возмещение выпадающих доходов за прошлые годы, то мы находимся довольно близко к экономически обоснованному тарифу.

— Насколько близко? Сколько вам не хватает, чтобы работать без убытков? Звучала цифра 15 процентов, она близка к реальности?

— Здесь очень много факторов влияет — применение повышающих коэффициентов, без применения… Если в целом взять — может быть, даже меньше, 10 процентов, к примеру. Но эта цифра неточная, экономика предприятия зависит от множества переменных. Мы планируем производственную программу, планируем текущие капитальные ремонты, реконструкцию — закладываем на это, к примеру, 189 млн рублей. Затем начинаем проводить конкурсные процедуры и эта сумма может уменьшиться на 30-40 млн, соответственно мы экономим.

За последние 3-4 года мы осуществили довольно много энергоэффективных мероприятий, таких как закрытие угольных и мазутных котельных. И сейчас ощущаем экономию от этих мероприятий, планируем закрывать мазутную котельную на Тихорецкой, что позволит нам сэкономить порядка 40 млн рублей в год. От этих факторов много что зависит, но примерную цифру я назвал.

Если бы сейчас, в рамках решения, принятого федеральной службой по тарифам, единовременно вернули те деньги, которые не были получены из-за недостатка регулирования в прошлые годы, то финансовая ситуация на предприятии была бы значительно лучше.

— Но деньги ведь не берутся из воздуха. Вы говорите, что хотите, чтобы их вам вернули — но вернуть их вам можно лишь из бюджета, это всё те же средства граждан, пусть не в виде платежей по тарифам и нормативам, но полученные из их налогов. Правительство же их не из воздуха соткёт.

— Но и мы не можем произвести товар из воздуха. Мы покупаем газ, электроэнергию, мы приобретаем тепловую энергию, что составляет более 60 процентов нашей себестоимости. Если тарифы на газ, воду, электричество и покупную тепловую энергию растут, наш тариф не может стоять на месте.

6.jpg

«Не ошибается тот, кто не работает»

— А кто вообще вас проверяет? В смысле, эффективность вашей работы, хозяйственной деятельности.

— Ежегодно и в течение года проверку нашей деятельности осуществляет регулирующий орган, региональная служба по тарифам. Причём она делает это очень тщательно, с учётом наших споров в судах. Также нас проверяет контрольно-ревизионное управление администрации Калининграда, нас проверяет КРУ горсовета, областной администрации, налоговая инспекция, прокуратура — и далее по списку.

— Но это всё лишь государственные и муниципальные органы. Может, стоит привлечь внешний аудит? Вы вообще считаете, что предприятие работает эффективно?

— Я считаю, что сегодня предприятие работает так, как оно может работать с учётом сложившейся финансовой ситуации. Если говорить объективно, есть какие-то ошибки и недоработки. Но не ошибается тот, кто не работает. Они есть у всех. Если нам указывают на недоработки и ошибки, мы прислушиваемся и делаем всё, чтобы исключить их из нашей деятельности.

— «Водоканал» на днях решил отметить своё 70-летие с размахом, потратив почти 3 млн рублей в комплексе «Риверсайд». С воздушными гимнастами, фейерверком и кучей еды и выпивки. А сколько стоят праздники в «Теплосети»?

— Мы не проводим такие праздники. «Водоканал» — прибыльное предприятие, уже многие годы, 70-летие это серьёзный праздник для этой организации. Там работает много людей. Есть ветераны этого предприятия.

Если бы у нас была такая возможность… Но мы себе этого не позволяем, потому что мы себе этого позволить не можем. Мы не прибыльная организация. Хотя за 2015 год у нас зафиксирована бухгалтерская прибыль порядка 75 млн.

— А что в этом году ожидается?

— Плановый убыток. Цифры зависят от того, какую часть средств по ранее принятым решениям ФСТ нам субсидирует область. Не всё от нас зависит.

— На какой объем субсидии вы рассчитываете?

— 150 млн рублей. В прошлом году, когда мы обсуждали эти вопросы в правительстве области, согласовывалась эта цифра.

— А какова позиция правительства по этому поводу сейчас?

— Отрицательного ответа нет, сейчас поеду на совещание в правительство области, поинтересуюсь, как решается наш вопрос. Решение должно быть принято в ближайшее время.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.