Глава горсовета Андрей Кропоткин: «У нас денег нет»

Андрей Кропоткин. Фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград.Ru».
Все новости по теме: Бюджет Калининграда-2016

В интервью «Новому Калининграду.Ru» председатель городского совета Калининграда Андрей Кропоткин рассказал о том, почему Калининград вынужден обходиться «бюджетом выживания», есть ли шанс вывести «Теплосеть» из затяжного кризиса, как «фракция транспортников» в горсовете встретила новость о радикальном сокращении коммерческих перевозчиков на городских маршрутах и зачем он агитировал за Николая Цуканова.

«„Теплосеть“ — что это за предприятие?»

«В сложившейся сложной экономической ситуации бюджет Калининграда практически лишен средств на развитие. Поэтому его можно в полной мере назвать бюджетом выживания. Денег на развитие нас лишили долги прежних лет. Это как минимум один миллиард рублей. Они складываются из необходимости погашения гарантий по кредиту муниципального предприятия „Калининградтеплосеть“ в сумме 423 млн рублей. Это и погашение части займа в пользу „Европейского банка реконструкции и развития“ — еще 400 млн рублей. В них входит и оплата работ по строительству второго эстакадного моста», — заявил Андрей Кропоткин в начале ноября.

— Вы довольно чётко очертили финансовую ситуацию, в которой оказались как власти, так и жители Калининграда, назвав бюджет-2016 «бюджетом выживания». Почему мы оказались в такой ситуации и какие есть пути выхода из неё? Ведь проблемы, которые привели к неблагоприятной бюджетной обстановке, сложились не в нынешнем году и даже не в прошлом.

— Начнём с того, что бюджет на следующий год мы приняли примерно в тех же параметрах, которыми он ограничен как минимум последние пять лет. Это 7,2–7,3 млрд рублей собственных доходов плюс дотации на социальную сферу из других бюджетов — в итоге получается немногим более 10 млрд рублей.

Но вы верно подметили: из года в год у нас существуют якоря, которые со временем обрастают ракушками, в итоге они тянут нас на дно, не дают развиваться. Это, к сожалению, относится к предприятиям жизнеобеспечения; «Теплосеть» именно такое предприятие, мы обязаны дать тепло людям. Также в любом случае мы обязаны дать людям воду, должны обеспечить вывоз мусора и уборку, мы обязаны обеспечить граждан общественным транспортом. Насчёт транспорта, впрочем, ситуация несколько иная, ранее отыгранные контракты были распределены в значительной степени по коммерческим перевозчикам. Правда, эта практика оказалась порочной, от неё пора отказываться, жизнеобеспечивающие функции должны выполнять муниципальные предприятия.

Ещё одно тяжёлое бремя — ситуация со второй эстакадой. Известно, что мы брали кредит на её достройку, 2,5 млрд рублей. Но затем в течение трёх лет власти города уходили от ответа на требования подрядчика оплатить долг за произведённые работы. Сейчас прошли все суды, оказалось, что город должен подрядным организациям 650 млн рублей. Кстати, спасибо им большое, что продержались эти три года, доказав в итоге свою правоту.

— Спасибо подрядчику?

— Спасибо тем, кто вложил три года назад свои деньги, а затем был вынужден доказывать свою правоту через суды.

— А почему мы им не хотели платить? Понятно, что денег нет, но это ведь не причина.

— Потому что в изначальном контракте эти работы не были прописаны. Их не было в техническом задании, так вот была выполнена техническая документация. Но когда началось строительство, оказалось, что без дополнительных работ мост просто нельзя ввести в эксплуатацию. К сожалению, так вот делались проекты. Так что 326 млн мы должны выплатить по решению суда уже в нынешнем году. Где их взять? Естественно, из бюджета.

— О том, что ситуация с долгами МУП «Теплосеть» «катастрофическая» и наносит серьезный урон бюджету городского округа, вы говорили год назад, в ноябре 2014 года. Что удалось сделать в этом направлении за год?

— В прошлом году мы взяли на себя две кредитные гарантии для «Теплосети» по 400 млн рублей, плюс у нас был кредит ЕБРР по закупке и замене коммуникаций в Московском районе. Не гасить две эти гарантии в 2016 году означает посадить весь бюджет в 2017 году вообще. Сегодня предприятие ещё не вышло «на ноль», оно генерирует убытки каждый год, около 250–300 млн рублей.

— Вы говорите, что «Теплосеть» ещё не вышла «на ноль», это означает, что когда-то предприятие сможет это сделать? Есть план?

— Безусловно, оно обязано выйти. Что это за предприятие, которое постоянно приносит убытки?

— Вот и все такой вопрос задают — что это за предприятие?

— Мы и сами в шоке, ведь те приоритетные программы, которые мы хотели бы реализовывать, которые пользуются спросом у населения, не выполняются, на них приходится экономить. Это ведь тоже неправильно.

В итоге, мы должны заплатить за «Теплосеть» в следующем году 523 млн рублей плюс 326 млн рублей — итого почти 900 млн. То есть это тот самый миллиард, который мы всегда планировали на строительство дорог, ремонт тротуаров, дворов. А у нас теперь остаётся только ремонт моста на Суворова и 201 млн рублей на уборку и содержание тротуаров и дорог.

Ещё 428 млн рублей мы тратим на содержание кредитных средств. Плюс, когда мы вводим новые детские садики, у нас появляются новые обязательства по их содержанию, за год эта статья расходов выросла на 141 млн рублей. Плюс — дотации «Гортрансу», 228 млн рублей. В итоге 1,4 млрд рублей — те денежные средства, которые мы могли бы потратить на первоочередные городские нужды.

— То есть ждать в следующем году ремонта дворов и тротуаров не приходится?

— Нет, на дворы мы средства как раз изыскали. Эта программа стала до того популярна среди горожан, что на сегодня у нас есть около 100 заявок на ремонт дворов, на половину уже сданы документы.

— Речь идёт о софинансировании со стороны жителей?

— Да, 5 процентов дают жильцы, 95 процентов — город. Ещё три года назад люди говорили, что мы обязаны делать это полностью за счёт бюджета, однако сегодня с удовольствием идут в эту программу, соблюдая определённые правила. Должно пройти собрание собственников жилья, они должны сами определиться, что они хотят, сами сделать проект. Сегодня 74 млн рублей мы изыскали, 46 дворов будут сделаны в 2016 году. Это значительный прогресс, в 2015 году мы отремонтировали лишь 14 дворов.

Такая же ситуация с тротуарами, есть 69 адресов, где планируются работы в следующем году. 170 млн рублей заложены в бюджете на эти цели, надеемся, что губернатор выполнит своё обещание и поможет нам, выделив 150 млн рублей. В таком случае мы сможем за три года привести в порядок две трети городских тротуаров.

_NEV8274.jpg

«Это ведь всё же бизнес»

— Всё же давайте вернёмся к «Теплосети». Ситуация критическая давно, и упирается она в тарифы. Расценки на тепло, установленные перед последним выборным циклом, в 2011 году, по мнению руководства «Калининградтеплосети», были почти на 50% ниже, чем необходимо для безубыточной работы предприятия. Отсудить у правительства упущенный доход, как известно, «Теплосетям» не удалось. В следующем году у нас снова выборы, а в 2017 году — выборы мэра. Будут ли повышаться тарифы, и если будут — то когда?

— Ну, для начала отмечу, что повышать тариф более чем на 4 процента в год невозможно по закону.

Причиной тяжелого экономического положения МУП «Калининградтеплосеть» стали слабый менеджмент и неэффективная работа профильного комитета администрации. Об этом говорится в комментарии члена региональной Общественной палаты Сергея Шерстюка, поступившем в редакцию «Нового Калининграда.Ru».

— А на сколько надо его повысить? Расчёты есть?

— Около 15 процентов должен быть рост, чтобы выйти на ноль. Это ведь всё же бизнес. Есть определённые долги, чтобы с ними как-то разобраться, нужно для начала вывести на ноль операционную деятельность. Иначе эти долги будут расти как снежный ком.

— Тут, конечно, тонкий вопрос: а обязательно ли закладывать расходы на погашение долгов в стоимость товара или услуги?

— Несомненно, определённые коммунальные услуги должны дотироваться бюджетом, но не до такой степени, как сейчас происходит с «Теплосетью». Сейчас предприятие не просто дотируется, оно полностью содержится за счёт бюджета. Плюс все долги, которые были взяты ранее, легли на плечи горожан, это очень серьёзный груз.

— То есть если вы говорите о необходимом росте тарифа на 15 процентов и лимите роста в 4 процента в год, то примерно за четыре года при условии постоянного предельного роста тарифа на тепло можно вывести «Теплосеть» на безубыточную деятельность?

— Да, примерно так, при той цене топлива, которая существует сейчас.

— Но вы понимаете, что эта идея не очень-то вызовет доверие граждан? Конечно, мы платим за услуги ЖКХ несравнимо меньше, чем в соседних странах, Литве и Польше. Но вот лично у меня нет уверенности, что после очередного роста тарифа на тепло проблемы «Теплосети» решатся и она станет эффективным предприятием, не приносящим убытки и не проедающим и без того не особо богатый городской бюджет. Гарантии есть?

— Уверен, что это не так. Всем ситуация надоела, все мечтают вывести «Теплосеть» на окупаемость, а затем решить, что делать с долгами. Всё, что можно было ужать на предприятии, было ужато за последние полгода.

— А проводился ли какой-либо независимый аудит экономической ситуации на предприятии?

— Аудит проводила контрольно-счётная палата. Предыдущий руководитель, Фесик, подтверждает: всё упирается в тариф, всё началось в 2011 году. Тогда резко поднялись цены на топливо, а тарифная служба не среагировала.

Кстати, такая же ситуация и с «Гортрансом». Предприятие имеет в своём парке 36 троллейбусов, 50 трамваев, из которых половина не ездит, и два десятка автобусов. Так вот, автобусы — транспорт окупаемый, а всё, что касается электричества, это неокупаемый транспорт, который приносит убытки. Поэтому сейчас глава города и депутаты смотрят на то, чтобы поменять в корне эту картину.

_NEV8283.jpg

«Я три года им говорил: вы допрыгаетесь!»

— А как там чувствует себя фракция транспортников в горсовете?

— Фракция транспортников? (смеётся) Поставлены перед фактом. Без этих изменений нормального развития города не может произойти.

— А кстати, ведь у Сергея Донских и его коллег по транспортному цеху всё же какие-никакие, а предприятия, там работают люди, они платят налоги. Не то чтобы я хотел их защищать, но если убрать коммерческих перевозчиков из города, у нас не случится очередной просадки по налогам?

— Нет. Зарплата в «Гортрансе», официальная, в 2 раза больше. А основное, что платят перевозчики в бюджет, это НДФЛ. Во-вторых, не хочу никого оскорбить, но если перевозчики, работающие на микроавтобусах, хотя бы начали покупать в последние 2–3 года новый транспорт, то кто из частных перевозчиков на больших автобусах купил хотя бы одну новую машину? Я три года им говорил: вы допрыгаетесь до того, что вас просто выкинут из города.

— Почему им не поставили в своё время нормативные условия по обновлению транспорта?

— Потому что маршруты разыгрываются на конкурсах, которые проводятся раз в 5 лет.

— И как же они выиграли эти конкурсы с таким подвижным составом?

— 5 лет назад были такие условия. Не я их формировал, было техническое задание. Сегодня в связи с изменениями маршрутной сети вместо 70 остаётся лишь 50 маршрутов. Уверен, что когда эта сеть заработает, должен быть новый подвижной состав, другого выхода нет. Нужно или брать кредит, или просить губернатора, что мы и делаем.

— А не получится ли так, как говорит депутат Пятикоп, что в 2018 году, во время чемпионата мира по футболу, как на московской Олимпиаде, всё неприглядное, включая старый транспорт, вывезут из города на пару недель, а после того, как матчи закончатся и гости уедут, на улицу вновь вернётся старьё?

— Это мнение депутата Пятикопа, он имеет на него право. У всех есть мнения, у меня, у вас, у него. Я смотрю на ситуацию несколько глубже.

— Но речь-то идёт о том, сможем ли мы применить и закрепить надолго те результаты, на которые мы потратим средства при подготовке к ЧМ-2018? А не ограничиться потёмкинскими деревнями на Острове и парой десятков автобусов напрокат.

— Для меня лично чемпионат в данной ситуации, говоря о транспорте, вообще вторичен. Общественный транспорт к 2018 году должен будет работать по тем маршрутам и с тем подвижным составом, которые появятся в 2016–2017 годах. Мы не привязываемся к чемпионату, ситуация назрела давно, жители хотят пользоваться качественным общественным транспортом.

Да и ситуация всё же меняется. Вот взять 9 Апреля: многие критиковали развязку на Василевского, но вот построили её, и реально лучше же стало!

— Ненамного. Тем более что это лишь один, возможно неплохой, кусок общей плохой транспортной ситуации. Быстро проезжаешь по 9 Апреля и тут же упираешься в забитую улицу Невского. Едешь в другую сторону — и упираешься в ужасный перекрёсток у Дома быта.

— Но хотя бы из точки А в точку Б маршруты начинают появляться. Чудес, конечно, не бывает; если бы у нас был этот «золотой миллиард», мы могли бы больше реконструировать дорог. Нужно расширять Советский проспект около тюрьмы, Чкаловск вырос. Кстати, дорога на Сельму из Чкаловска будет, мы проектируем, она на экспертизе и в любом случае будет.

— Когда она будет и за чьи деньги?

— За областные, у нас денег нет. У нас деньги только на мост на Суворова. Чем быстрее его закроют, тем быстрее мы сможем начать заниматься его металлоконструкциями. Мост ещё тридцать лет назад нужно было ремонтировать. Хорошо, что он не упал.

_NEV8302.jpg

«Вам нравится Дом Советов?»

Завершён второй этап работы над новым Генпланом Калининграда. Градостроительный документ в полном виде должен быть готов к лету 2016 года, а пока что он со всех сторон обсуждается на различных встречах, заседаниях и прочих мероприятиях. На этой неделе разработчик Генплана рассказал о проделанной работе сначала депутатам горсовета, а потом журналистам. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» попробовала разобраться, какое будущее готовит городу компания из Ростова-на-Дону.

— Вы упомянули транспорт; на минувшей неделе в Калининграде был завершён второй этап работы над новым Генпланом, который в полном виде должен быть готов к лету 2016 года. Следующий шаг — это долгожданная транспортная схема. В целом какое у вас отношение к представленным на прошлой неделе наработкам? В частности, к идее «выдавливания» частного автотранспорта из центра города?

— Нагрузка на центр города очевидно сократится. Но — при условии, что появится новый общественный транспорт. Который будет ходить по расписанию. Поэтому нам нужен перевозчик, который сможет нести ответственность. Сегодня ведь проблема частных перевозчиков не только в устаревшем подвижном составе, но и в том, что он не подчиняется никакому графику. Автобусы буквально расталкивают друг друга, вставая в три ряда, чтобы забрать людей. Это создаёт аварийную ситуацию, это провоцирует пробки.

— Да и вообще мало вызывает желания им пользоваться. У меня машины нет, но я лучше вызову такси, чем буду толкаться на остановке.

— Согласен. Так же думают и те, у кого есть машины. Один депутат тут сказал, что общественный транспорт — для граждан «эконом-класса-минус». Я так не считаю, этот вид транспорта может быть быстрым и удобным, если он будет ходить по выделенной линии.

Никто не хочет «выдавливать» автомобилистов, город должен быть удобным для всех категорий населения: тротуары для тех, кто ходит пешком, велодорожки — для велосипедистов, выделенные полосы для общественного транспорта, широкие дороги — для автомобилистов.

— Ну, а в целом изменения Генплана, как они помогут городу развиваться?

— В любом случае кому-то что-то понравится, а кому-то — нет. Вам нравится Дом Советов?

— Мне — нет.

— А я его вижу как, в принципе, неплохое здание, если приложить туда архитектурную мысль, сделать фасад. Здание, способное стать красивой доминантой.

— Архитектурных мыслей как по поводу самого Дома Советов, так и насчет того, что делать с его окрестностями, было уже высказано крайне много — различные конкурсы проходили весь нынешний год. Но как их реализовывать, откуда брать на это средства? Вообще, эта идея — нарабатывать такое количество идей и проектов, имея зияющие дыры в бюджете, насколько она осмысленна? Мэр утверждает, что это прямо стратегия, мол, вдруг с неба посыплются деньги, и мы тут же скажем: а у нас и проекты готовы. Вы разделяете такой подход?

— Здесь я встану на сторону Александра Георгиевича. Я знаю: для того, чтобы попасть в ту или иную программу, необходимо иметь готовый проект.

Это-то понятно, но как можно приглашать известных архитекторов, очевидно понимая, что их наработки, скорее всего, отправятся «в стол» до неопределённых лучших времён, когда случится бюджетное чудо?

— Эту работу нужно вести параллельно. Я, как человек, родившийся в Калининграде, очень хочу, чтобы у нас появился какой-то интересный центр города. С уклоном в историю, с уклоном в современность, эти подходы хорошо сочетаются, мы видим это во многих городах Европы.

Но вы правы, к сожалению, сегодня я пока не вижу тех, кто мог бы вложить деньги в реализацию подобных амбициозных проектов. Дай бог, чтобы вторая очередь Рыбной деревни была построена, тогда у нас была бы хоть какая-то доминанта и пример для дальнейшего развития. Пока единственный хороший якорь — реконструированная площадь Победы. Кстати, я бы и здание мэрии восстановил, сделал крышу и фасад такими же, какими они были до 1945 года. Вон, управление ФСБ как красиво своё здание реставрирует.

— Ну, у ФСБ-то на это есть деньги.

— Мы, по крайней мере, приводим в порядок фасады 92 домов в центре города. Это разве плохо?

Утро понедельника в центре Калининграда началось с требования жителей дома по ул. Черняховского, 2-4А, вернуть им... крышу. На внешней стороне здания, которую видно из окон мэрии, калининградцы вывесили соответствующий баннер. Этого было достаточно, чтобы через несколько часов представители власти отозвались. В судьбе пропавшей крыши разбирался корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

— Это хорошо, главное, чтобы больше у вас под окнами не появлялись плакаты разъяренных жителей, которых в разгар ремонта оставили без крыши под проливным дождём, и у них начали обваливаться потолки. Это ведь был лишь второй дом в этой программе — не самое хорошее начало.

— Этот случай — палка о двух концах. Конечно, перед жителями неудобно, нужно извиниться, если они понесли ущерб — восстановить и компенсировать. Но надо понимать, что никакого софинансирования жителей при ремонте этих домов не было предусмотрено. Решение о ремонте было принято в угоду нуждам города. Разве вы этого не хотите?

— Конечно, хочу. А ещё хочу, чтобы у людей перестали потолки во время ремонта обваливаться.

— Понимаете, я каждый день выезжаю на объекты ремонта в городе. Вы бы знали, чего я насмотрелся! Люди делают проект, бригада приезжает на объект, снимает штукатурку — проект можно выкидывать. В стенах трещины, фундамент рушится, всё приходится переделывать прямо на месте. И необходимо удержаться в рамках контракта, чтобы бюджет не заплатил больше. Плюс «хотелки» жителей зачастую не сходятся с реальностью, у подрядных организаций не хватает авансовых денег, чтобы закончить тот или иной этап работ… Нюансов очень много, и из всех этих ситуаций надо каким-то образом выходить.

_NEV8263.jpg

«Мы не хотим лишних денег!»

— Я с большим интересом слежу за этой активностью депутатов — один поехал на этот объект, другой поехал на этот объект, буквально каждый день. И складывается ощущение, что если депутат не приедет на ремонт дома, то ремонт не случится. Но ведь есть контрактные обязательства, подрядчики получают деньги, они осознают бремя 5-летней гарантии, плюс есть ещё АТИ и куча других контролирующих структур. Ну и, в конечном итоге, это ведь бизнес. Почему для того, чтобы подрядчик выполнил свою работу хорошо, вокруг него должны скакать круглыми сутками пять депутатов?

— Потому что у нас не только подрядчики не готовы работать, у нас и жители не готовы к тому, чтобы у них делали ремонт. Например, чтобы сделать кровлю, нужно освободить чердак от вещей, которые туда сваливали даже не годами, а десятилетиями местные жители. Кто его должен освобождать? Собственник жилья. А он не хочет. И полтора месяца ситуация стоит. Такая же ситуация с подвалами: например, нужно проложить канализационную трубу через весь подвал, на метровой глубине. И приходится объяснять людям, что они сами должны освободить свои подвалы от своих вещей, никто кроме них сделать это не имеет права. И таких моментов — сотни.

Две недели назад депутаты облдумы приняли решение о переходе на новую систему начисления налога на имущество физлиц с 1 января 2016 года. Сегодня горсовет Калининграда утвердил ставки нового налога, который теперь считается исходя из кадастровой, а не инвентаризационной стоимости объекта. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» решила разобраться, как, сколько и за что теперь надо платить.

— Жителям за свою недвижимость вскоре придётся платить несколько иначе, утверждены изменения в способе расчёта базы налога на имущество, вместо инвентаризационной стоимости будет использоваться кадастровая стоимость. Гражданам придётся платить больше?

— Совершенно необязательно. Во-первых, новый принцип расчёта налога вступает в силу с 2017 года, а полностью налог люди начнут платить только в течение 5 лет. Нет никакой уверенности, что изменение базы расчёта приведёт к увеличению налогового бремени. Посмотрим на ситуацию в следующем году, пока что ещё вообще никто не знает, как всё будет на практике. Вот мы просчитали ситуацию по одной двухкомнатной квартире, женщина платила за неё 4,5 тыс рублей, а после этих изменений она будет платить всего 2,5 тыс рублей в год. Пока что все эти опасения притянуты за уши, не везде кадастровая стоимость больше инвентаризационной.

Мы и так применили наименьший коэффициент, по сравнению с другими муниципалитетами, везде он 0,3, а мы взяли 0,1. Мы не хотим лишних денег! Мы понимаем, какие сейчас проблемы у людей. Мне самому коммуналка пришла, выросла процентов на 25, я же всё понимаю, у людей больше денег не стало, им реально тяжело. Да и с рабочими местами ситуация неопределённая, все боятся, что могут быть сокращения и увольнения в малом бизнесе. Никто не хочет лишних денег, но мы должны выполнять свои социальные обязательства. У нас и так по этому налогу сохраняется 18 категорий льготников.

— А инициатива по налогу на имущество юрлиц? Тут очевидны риски для бизнеса в части увеличения налогового бремени. Насколько уместна такая затея?

— Хорошо, что законопроект решили отложить, досконально разобраться, обсудить с бизнесом, посчитать, каково будет это дополнительное бремя (Законопроект, устанавливающий ставки налога на имущество юрлиц был принят со значительными поправками днём позже — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Играть в открытую, чтобы бизнесмены могли прийти и показать, что при увеличении налога они просто уйдут в минус. Нужно проводить круглые столы, нужно действовать честно. Там ведь сидят не самодуры, мы все понимаем, что сегодня нет экономического роста, есть стагнация и риск понижающего тренда. Сейчас тяжело. Даже кушать люди стали меньше. Даже стали экономить на еде.

_NEV8241.jpg

«А лично мне ничего не нужно»

— В этой непростой ситуации в следующем году региону предстоят сразу три избирательных кампании, одна из которых касается вас — выборы нового созыва городского Совета Калининграда. Что вы намерены делать, пойдёте ли вы на выборы, в какой команде? В январе этого года вы говорили в интервью моей коллеге, что точно не будете «цепляться за кресло». Намерены ли вы сейчас, по итогам выборов следующего года, сохранить за собой пост главы горсовета?

— Во-первых, мне необходимо выполнить свои обязательства перед избирателями и доработать нынешний срок до конца. На выборы в новый созыв я иду по одномандатному округу номер 1. Точнее сказать, я буду участвовать в процедуре праймериз партии «Единая Россия», если я пройду их — то пойду на выборы, не пройду — буду принимать решения, чем заняться дальше. Предел видения — избраться и выполнять функции депутата по уже увеличенному, сдвоенному округу. Интересы этого округа я представляю уже 10 лет, есть положительные истории, многое сделано и много чего предстоит сделать. На следующие 5 лет есть понимание, что делать в этом округе.

По поводу председательства — не думал об этом. Работа непростая, за три года я это полностью осознал, мне необходимо подумать.

— Вы активно поддерживали на выборах губернатора Николая Цуканова, многих повеселил ролик в интернете, где вы бодро рассказываете о том, что при его помощи мы тут построили. Веселья стало чуть меньше в октябре, когда прокуратура признала такую агитацию незаконной. Осознавали ли вы, что нарушали закон, когда агитировали за губернатора, занимая при этом выборную муниципальную должность?

— Про позицию прокуратуры я слышу впервые. Я был не на работе, это было летом, я не занимался работой, я был в отпуске, я записывал этот ролик не на своём рабочем месте, а на улице. Я здесь не вижу никаких пересечений.


В ходе проверки прокуратура Калининградской области установила, что гражданские и муниципальные служащие осуществляли предвыборную агитацию за кандидата Николая Цуканова. Начальник отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства Дмитрий Бурко направил представление главе облизбиркома Инессе Винярской с требованием устранить нарушения. Чиновникам, связанным с незаконной агитацией, может грозить увольнение.

— А зачем вообще вы этим занимались, учитывая зашкаливающий рейтинг губернатора, отсутствие реальных конкурентов и полностью предсказуемый результат? Неужели без вашего ролика и вашей помощи он бы не избрался самостоятельно? Зачем это всё было нужно?

— Сейчас объясню. Во-первых, кто будет губернатором, мне не безразлично. Губернатор, глава города, депутаты горсовета — это вертикаль. Если будет чёткая и конструктивная работа, значит будет понимание проблем города, его жителей. Поэтому мы всегда надеемся на определённую помощь, сейчас — на помощь в покупке автобусов и ремонте тротуаров.

— Мне кажется, любой губернатор должен быть заинтересован в том, чтобы в столице региона люди ходили по красивым тротуарам, а по улицам ездили новые автобусы.

— Мне есть с чем сравнивать. Сегодня те договорённости, которые были заключены, работают на благо нашего города.

— А объем помощи от области достаточен? Вы говорите о договорённостях, значит был некий расчёт, когда вы делали выбор, поддержать или не поддержать губернатора. Вы что-то ожидали получить для города. То, что вы получили, — этого достаточно? Игра стоила свеч?

— У нас с губернатором идёт конструктивная работа, нет антагонизма, он видел открытость города, открытость депутатов. Сегодня у нас есть определённое общение, мы часто встречаемся. На самом деле, есть помощь. И есть с чем сравнивать.

То, что я встречался с людьми, где-то агитировал — я не считаю, что это плохо. Это мой личный выбор, я получил определённый опыт и считаю, что губернаторские выборы прошли в городе Калининграде успешно.

— Успех в каком смысле?

— Судя по показателям. Явка в городе была значительной, на 30 процентов больше, чем на выборах мэра. За губернатора, в среднем, проголосовали 55 процентов избирателей. Но это моё мнение, могут быть и иные. Я ни о чём не жалею, с момента выборов у нас происходят только деловые, конструктивные разговоры. Нам нужна только помощь городу. А лично мне ничего не нужно.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.