Вечерний @Калининград: невыносимая лёгкость ипотеки и госслужба для битья


Важные события пятницы сплошь о губернаторе и с отчётливым ощущением дежа вю: Николай Цуканов вновь ополчился на Службу по государственной охране объектов культурного наследия и в очередной раз констатировал недоступность жилья и неэффективность ипотечных механизмов.

_32Z2769.jpg

Невыносимая лёгкость ипотеки

Что такое ипотечное кредитование? Скорее всего, это такая штука, при помощи которой чиновники хотят сделать жильё более доступным для населения. И которую вновь и вновь, из года в год называют недостаточно эффективно работающей. Вызывая ощущение, что процесс совершенствования этого механизма для них куда как более важен, чем результат.

В пятницу в ходе оперативного совещания в правительстве губернатор Николай Цуканов в очередной раз констатировал очевидное. Жильё для большинства обитателей Калининградской области как было, так и остаётся недоступным. А ипотека проблемы доступности вовсе не решает.

«Две трети калининградцев вряд ли могут себе позволить приобрести квартиру в ипотеку, — разорялся в ходе совещания глава региона. — Они не могут вступить, потому что первоначальный взнос большой. И процент отдавать 15–20 тыс рублей в месяц — это непосильная ноша для человека! Поэтому я вас прошу, давайте механизмы субсидирования продумаем, поможем приобрести это жильё, чтобы мечта стала реальностью, а не цифрами на бумаге, когда мы говорим о том, что за три года можно приобрести квартиру 54 метра».

Это уже не первый случай невероятного прозрения губернатора в области жилищной доступности. И не только в общем насчёт ипотеки как механизма, но и в конкретном вопросе льготных механизмов, которые чиновники «подумали» и придумали. Так, всего лишь месяц с небольшим назад Цуканов вовсю критиковал исполнение придуманной его же правительством региональной программы льготного ипотечного кредитования. «Данная мера поддержки пока не пользуется большой популярностью, в первую очередь из-за имеющихся ограничений как по категориям граждан-участников, так и по категории приобретаемого жилья. Необходимо провести анализ данной программы, выявить все „тонкие места“, из-за которых граждане не хотят вступать в неё, и дать предложения по исправлению ошибок. Мы не для того принимали эту программу, чтобы она была на бумаге, а для того, чтобы она реально работала, чтобы поддержать граждан и застройщиков», — заявлял Цуканов.

Среди причин, которые обнаружил сам губернатор, оказалась некоторая узость той категории граждан, которые имеют возможность пресловутую льготу получить. В начале июня глава регионального минстроя Амир Кушхов заявил, что его ведомство предложило расширить эти категории, а Цуканов потребовал сделать это в кратчайшие сроки. «Коллеги, всё-таки когда мы говорим о доступности, мы не о декларациях говорим, у нас есть программа, мы запустили 8%, но взять никто не может, потому что критерии вы такие разработали вместе с министерством финансов. В кратчайшие сроки поменять надо», — отметил он.

Поддержка с условиями: в чём суть региональной льготной ипотеки
В Калининграде наконец заработала региональная программа льготного ипотечного кредитования, подразумевающая субсидирование ставки до уровня 8%. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» разобралась в подробностях нового субсидирования и выяснила, почему итоговая ставка будет всё-таки несколько выше 8%.

Дело, впрочем, вовсе не только в узости категорий льготников. Когда год назад программа льготного кредитования была запущена, «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» писала о том, что итоговая ставка будет всё-таки несколько выше 8 процентов, которые обещали представлявшие программу чиновники во главе с Цукановым.

Дело в том, что размер выплаты определяется по формуле, согласно которой платёж по процентам за ипотечный кредит делится на ставку по этому кредиту и результат умножается на разницу между ключевой ставкой (сегодня 11 процентов) и ставкой уровня субсидирования (8 процентов). Если ставка по кредиту ниже ключевой ставки, то субсидируется разница между ставкой по кредиту и 8 процентами. Сегодня в среднем ипотечная ставка в банках составляет 13,5–15 процентов, хоть и потихоньку понижается вслед за ключевой. То есть 2–4 процента, составляющие разницу между банковской ставкой и ключевой, не компенсируются никак, а значит, в сухом остатке получается всё же не восьмипроцентная ипотека.

В любом случае вопрос доступности приобретаемого через ипотеку жилья упирается в ключевую ставку ЦБ. Нежелание делать деньги в России более дешёвыми есть основа государственной экономической политики на сегодняшний день. Полагать, что основные её положения формируются именно в правительстве, довольно наивно. Как и в иных сферах государственной политики ключевая роль в принятии кардинальных решений остаётся за всесильной администрацией президента. А его помощник Андрей Белоусов в конце мая твёрдо заявил, что предложения по увеличению денежной эмиссии и государственного долга, равно как и снижения процентных ставок в экономике, являются необоснованными и непродуманными.

С другой стороны, нынешнее посыпание Николаем Цукановым собственной головы пеплом ипотечного кредитования выглядит делом весьма лицемерным. В минувшем году, аккурат перед началом собственной избирательной кампании, Цуканов на встрече со своим главным избирателем, Владимиром Путиным, заявлял об ипотеке как о крайне эффективном инструменте. «Мы разработали свою программу ипотечного кредитования и опустили процент по ипотеке не только для молодых семей — для учителей, врачей — до 8 процентов, — говорил губернатор президенту. — Это, я уверен, даст достаточно серьёзный стимул развитию строительной отрасли в целом».

Стенограмма той встречи, напомним, завершается крайне символической фразой: «В.Путин: Хорошо», воспринятой многими как напутствие на второй срок. Который и случился. Вряд ли такая мелочь, как провал программы льготного ипотечного кредитования в каком-то там далёком западном регионе, может быть воспринята как повод для кадровых решений в федеральном центре. А ничего иного в правительстве области давно уже не опасаются.

0NVV3534.jpg

Госслужба для битья

Служба по государственной охране объектов культурного наследия остаётся одним из самых несчастных ведомств в правительстве области. Одна из последних подобных выволочек закончилась увольнением руководителя — и вот опять.

В пятницу во время оперативного совещания в региональном правительстве губернатор Николай Цуканов вновь методично и с особым напором распекал все еще исполняющего обязанности главы Службы государственной охраны памятников Евгения Маслова. Ему не понравились ни результаты, ни методы работы ведомства. Учет памятников был проведен, но вроде бы не до конца не определена их принадлежность: региональная, муниципальная, частная. Объекты выявлены, но ничего не сделано для их сохранения.

«Получается, что есть памятник, усадьба 16–17 века, мы знаем, что она разрушается, что она в частной собственности, и ничего поделать не можем. Не поверю, что нет механизмов, которые позволили бы защитить его, наказать нерадивого собственника», — возмущался глава региона.

Не понравилось ему и то, что глава Службы охраны памятников делает упор только на плановые проверки и протоколирование разрушений. По словам Николая Цуканова, служба в вопросах сохранения памятников идет не по тому пути, уповая только на силу плановых проверок. «Вы ходите только по региональным и муниципальным учреждениям, в ведении которых находятся памятники культуры. Идете туда, где мягко. Сколько примеров, если не знаете, то я вам подскажу, когда здания, находящиеся в частной собственности, разрушаются, а вы ничего не делаете. Почему вы наказываете по минимальному уровню, который есть в кодексе? Всего 30 тысяч рублей. Хотя деньги здесь не самое важное. Главное собственника мотивировать, чтобы он занимался реставрацией объекта», — упрекая чиновник в равнодушии и бездействии, неистовствовал Николай Цуканов.

По его версии, руководитель службы и его подчиненные должны буквально жить возле тех 300 памятников культуры, которые признаны аварийными и вот-вот разрушатся из халатности владельцев и нерадивости чиновников. Может быть, в этом случае усадьбы начнут реставрироваться, а храмы и другие исторические общественные здания превратятся в настоящие туристические магниты.

Для того чтобы это наконец свершилось, по мнению губернатора, нужна еще одна программа по консервации и восстановлению памятников. Ее составление, как это ни странно, должен будет курировать не вице-премьер Александр Рольбинов, в свое время разбиравшийся с нерасторопной Ларисой Копцевой, или вице-премьер Александр Богданов, ответственный за туризм и культуру, но новый и, судя по всему, любимый вице-премьер — Гарри Гольдман. Он должен будет проконтролировать появление программы и подготовку промежуточного отчета по ее разработке.

Напомним, с подобными критикой и рекомендацией глава региона уже выступал в начале февраля на совещании в Светлогорске, посвященном развитию туристической отрасли. Тогда Евгению Маслову тоже досталось за безответственное отношение к разрушающимся усадьбам, находящимся в частной собственности.

«Я проехал с главой имущества по области. Там удивительные усадьбы, с потрясающей историей, легендами. Но у них в основном частные хозяева, которые не занимаются этими объектами. Был в Озерском районе, Черняховском районе, где грек держит овец в здании семинарии, Правдинском, в других местах. В том же Курортном в усадьбе живет бабушка. Так ей нужно дать квартиру, здание признать аварийным, оформить землю и предложить инвесторам. Надо знать всех инвесторов, нужен реестр таких объектов, чтобы предлагать компаниям и инвесторам готовый продукт — усадьба и 3–4 гектара земли», — высказал тогда очередную гениальную идею глава региона.

По словам Николая Цуканова, те собственники, которые занимаются усадьбами, но не соблюдают условия контракта, должны быть оштрафованы. «Нужно привлекать, невзирая на лица и должности. Есть примеры положительного использования объектов исторического наследия. Бывший министр нефтяной промышленности Юрий Шафранник восстановил усадьбу в Мамоново. Местные предприниматели тоже готовы присоединиться к этому начинанию», — уточнил Николай Цуканов.

Как видим, реестр составлен был, только ни одних открытых торгов или новостей о порывах благотворителей по восстановлению прусских усадьб, замков или присутственных мест так и не появилось. Не появилось и программы.

В апреле прошлого года Лариса Копцева также отчитывалась об итогах проделанной работы. Тогда со стороны Николая Цуканова прозвучали обвинения в том, что ведомство заставляет муниципалитеты тратиться на проектно-сметную документацию, что непрофессионально готовится к судам, что церемонится с частными собственниками, а главное бездействует, когда в регионе разрушаются десятками памятники культуры. «Вы допустили разрушение большого количества памятников. За 4 года вашей работы приведите в пример хоть один восстановленный объект? 4 года, уже почти 5 лет. Ни один памятник не приведен в порядок. Мы безвозвратно утратили десятки памятников…» — вещал глава региона.

После такого разноса Лариса Копцева продержалась недолго. Заявление об увольнении по собственному желанию было написано через две недели после того неприятного для нее совещания. В эту пятницу Николай Николаевич был милосерден и обошелся без намеков в адрес Евгения Маслова о его несоответствии занимаемой должности. Не стоит сомневаться, что не только намеки, но и кадровые решения последуют, если программа или её публичная защита не понравятся губернатору региона.

За последнее время безобидная, беззубая и лишенная каких-либо серьезных полномочий служба превратилась в едва ли не главный предмет для критики, демонстрации силы власти губернатора. Хотя было бы справедливее спрашивать с того же и.о.министра строительства региона Амира Кушхова, почему крупные застройщики не проявляют свою социальную ответственность в деле ремонта памятников? Почему работа в этом направлении не ведется? Почему сам губернатор не предъявляет претензии региональным парламентариям, которые не разработали и не предложили налоговых или каких-либо других преференций компаниям, которые хотели бы выкупить и отреставрировать памятники культуры?

И наконец, почему глава региона не распаляется по поводу варварского отношения представителей Калининградской епархии Русской православной церкви, в собственности которой с 2010 года находятся сотни тех самых разрушающихся памятников культуры?

Спросить, разделить ответственность-то можно. Только вот свои обидятся. Тогда уж точно не до памятников культуры регионального значения будет.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, Станислав ПАХОТИН, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.