Итоги года-2009: Уныние, переходящее в овации

Все новости по теме: Итоги года-2009
Дума, ставшая пародией на парламент, оппозиция, получившая неожиданный кредит, новый Устав почти полностью по рецепту Бооса, "Правое дело", которое строили долго, мучительно и зря, визиты первых лиц страны и их значение - все это и кое-что еще составили политическую картину уходящего в прошлое года. Чуть больше деталей, а также Федор Ярошевич в амплуа Кащея Бессмертного - в обзоре политических итогов-2009 на "Новом Калининграде.Ru".

Крах парламентаризма
15-летие парламентаризма в Калининградской области, пришедшееся на уходящий год, как-то слабо тянет на веселый праздник. К своему юбилею областная Дума пришла в состоянии такого упадка собственных политических сил, которого нельзя было себе и представить прежде. Весь год парламентское большинство с пеной у рта отплясывало под дудку губернатора, причем делало это настолько истово, что термин "министерство законодательства", раньше применявшийся в отношении парламента в шутку, стал полностью отвечать реалиям.

С подачи правительства в 2009 году депутаты-единороссы, число которых позволяет делать все что заблагорассудится им (точнее - губернатору) сделали немало - к примеру, лишили ветеранов труда ежемесячных доплат к пенсиям, добили жалкие остатки льгот, решительно самоустранились от контроля за распоряжением госсобственностью, наотрез отказались потребовать от губернатора лично держать перед ними ответ за свою работу - всего и не упомнишь. Ну это, конечно, не все - хватало и полезных законопроектов, принятых Думой, и депутаты помогали избирателям, но ведь, как известно, запоминается в первую очередь плохое. То, о чем их просил, по выражению одного из оппозиционеров, Соломона Гинзбурга, "главный избиратель" - но не просили остальные.

Кстати, о парламентской оппозиции. Она в этом году отправилась кто в лес, кто по дрова. "Патриоты России" под руководством депутата Михаила Чесалина, метали горох об стены областного правительства на еженедельных митингах, а сам Чесалин на каждом заседании изображал из себя этакого Катона Старшего, требуя разрушения Карфагена - областного правительства. Коммунисты как-то уныло критиковали экономическую стратегию губернатора, но скорее по привычке, а лидер местного отделения КПРФ Игорь Ревин так вообще укатил на несколько месяцев в Лаос и, вернувшись оттуда, постоянно предлагал брать тамошний опыт на вооружение. Отдельные либералы играли каждый в свою игру; Соломон Гинзбург безуспешно, но упорно продвигал давно вынашиваемые, но малореализуемые в нынешних условиях идеи навроде введения доплат за оторванность от основной территории страны или пресловутой отчетности губернатора и изощрялся в красноречии, Витаутас Лопата все больше кашеварил в "Солянке", да изредка поплевывал во власть со страниц прессы, а Игорь Рудников попросту не ходил на заседания весь год, кроме одного раза.

Моментом истины для парламента стал законопроект о повышении ставок транспортного налога. Принимала Дума его долго - аж с третьей попытки. Причем снимался законопроект с повестки дня, как ни странно, по инициативе фракции "Единой России" - дабы не нарушить процедуры и не скакать вперед федеральных коллег. По ходу дела в оппозиционную стойку встал даже обычно спокойный либерал-демократ и байкер Валерий Селезнев. Его довели до крайности пожелания правительства поднять ставки налога для мотоциклистов аж в три раза, и он даже повторил демарш федеральных коллег и покинул вместе с Олегом Хоравой одно из заседаний Думы. Говоря по правде, выглядел исход двух депутатов весьма карикатурно.

Да что там Хорава или Селезнев - даже сам вице-спикер Константин Поляков замахнулся на святое и собрал подписи парламентариев под поправками, призванными не повышать налог для одой из категорий авто. При этом стадное чувство единороссов сыграло дурную шутку - подписывать петицию бросились все до единого, включая отягощенных бизнесом. Как говорят, именно за это вымя и взял губернатор фрондирующих депутатов, проведя с ними крайне четкую разъяснительную беседу, после которой желание перечить отпало напрочь, и законопроект был тут же принят.

Оппозиция собралась с силами и отправилась на баррикады, причем такого масштаба, что о своем рвении публично пожалели даже единороссы. Перед их лицом в конце года замаячила перспектива очередного суда, отменяющего очередной принятый ими в спешке закон, однако по здравому размышлению суд все же решил не пороть горячку.

Народ, кстати, оценил "полезность" такой вот абсолютно независимой - в том смысле, что от нее ничего не зависит, Думы по достоинству. На мартовских довыборах на место ушедшего править в Советске Виктора Смильгина была отмечена рекордно низкая явка – 8,45%, и победил в этой "гонке", неизвестно зачем и непонятно для чего, похожий на упитанную тень отца Гамлета Александр Каневский, получивший голоса около 4000 избирателей, то есть - 3,5 процентов от общего числа зарегистрированных в округе. Социологические исследования доказали, что такая Дума народ мало интересует. По данным опубликованного в конце октября исследования Калининградской мониторинговой группы, одобряют то, чем занимают свое время четыре десятка народных избранников, лишь шестая часть опрошенных. И почти половина (45%) респондентов вообще затруднилась выразить свое отношение к работе депутатов.

От такой жизни спикер Думы Сергей Булычев окончательно самоустранился от какой-либо политической деятельности, все чаще заседания в этом году вел его заместитель, а Булычев превратился в этакого свадебного генерала - ну, там, в командировочку за казенный счет слетать, поприветствовать какую-нибудь делегацию, состроить умное лицо на официальных мероприятиях рядом с губернатором, брякнуть что-нибудь невпопад, а потом старательно отказываться от своих слов. В результате он благополучно выпал из всех возможный рейтингов - впрочем, сложно представить, что об этом кто-либо сожалеет, включая и его самого. "Так называемый спикер" - лучшая оценка деятельности господина Булычева в 2009 году.

Неожиданные выпады из проправительственной колеи наподобие тех, что демонстрировал в нынешнем году Константин Поляков, возможно объясняются тем, что нардепы, те, что поумнее, понимают - выборы не за горами. И, так, как в новой редакции устава сохранен принцип смешанного формирования парламента - половина по партийным спискам, половина по мажоритарным округам, пролезть в уютные кабинеты смогут далеко не все из тех, кто последние три года исправно поднимал руки по велению правительства. Лишь это позволяет надеяться на то, что областная Дума в новом году сможет хоть чуть-чуть поправить свой изрядно пошатнувшийся имидж.

Жить по новому Уставу
В новый, 2010 год область вошла с новым основным законом. 21 декабря Дума приняла в окончательном чтении, а 22 декабря губернатор подписал новую редакцию Устава Калининградской области. Нововведений в нем изрядное количество - к примеру, теперь контрольно-счетная палата Думы станет самостоятельным юрлицом (возглавит его снискавший славу заявлением о том, что, дескать, кризис мало скажется на простых жителях  региона советник губернатора Леонид Сергеев) а также появилась теоретическая возможность разделения постов главы правительства и главы региона. Впрочем, по словам самого Георгия Бооса, она так и останется теоретической, по крайней мере - в ближайшее время; он намерен продолжить совмещать обе должности.

Многолетние попытки ряда депутатов заставить ежегодно отчитываться перед ними о содеянном губернатора в окончательном варианте Устава своего результата не нашли. При этом на позицию Бооса не повлияла даже настоятельная просьба его "политического отца", некогда внесшего его кандидатуру на пост главы региона на рассмотрение Думы, полпреда президента Ильи Клебанова. Боос настоял на своем варианте - послание губернатора парламенту осуществляется раз в пять лет, после одобрения его депутатами, чтобы, так сказать, обозначить курс. А за отчет, по мнению главы региона, вполне сойдет ДРОНД правительства - доклад о реализации основных направлений деятельности. Правда, птица эта иногда выглядит крайне неуверенно, и критиковать некий документ, который готовит целый сонм сотрудников правительста, достаточно затруднительно. Но теперь уж ничего не попишешь - потому что все уже подписано.

Впрочем, и сам губернатор, как это ни странно, не смог впихнуть в новую редакцию Устава все желаемые новшества. К примеру, осталось нереализованным желание видеть Думу еще более монолитной, чем сейчас. Попытка изменить порядок формирования парламента на исключительно партийный принцип, исключив возможность избрания по мажоритарным округам, провалилась. Да и вообще, под конец года какие-то уж совсем непривычные предложения зазвучали - например, разработать критерии выражения недоверия правительству. На местах очевидны конкретные недоработки, и в новом политическом сезоне полномочному представителю Георгия Бооса в Думе Тамаре Кузяевой, "матери" новой редакции Устава скучать не придется. Хотя, как показывает практика, схожесть с дышлом присутствует не только у рядовых законодательных актов, но даже и у основных законов.

Долгое правое дело
На большую часть года растянулась эпопея с формированием в Калининградской области местного отделения нового и достаточно сомнительного политического проекта - искусственной попытки создать вмиг то, что требует столетий для естественного происхождения, вменяемой умеренно-правой партии, защищающей интересы тех, кто думает о чем-либо кроме телевизора, ужина, пива и секса. Партия "Правое дело", начавшая умирать, не успев родиться, доставила массу поводов для издевательств местным политическим обозревателям, хоть таковых и можно пересчитать по пальцам одной руки.

Слухи о том, кто, что и как может делать в калининградском "Правом деле" бродили давно. Но самое веселье началось в апреле, когда с легкой руки депутата облдумы Соломона Гинзбурга, который как-то сам собой оказался главным по правым тарелочкам, по СМИ разлетелась информация о том, что, де, состоялась учредительная конференция, создано местное отделение, и у него даже есть глава - известный оппонент Георгия Бооса, тогдашний руководитель сельского поселения Озерки Андрей Миронович. Либерально настроенная общественность оживилась, решив, что тут-то все и начнется: молодой и наглый Миронович, не боящийся отшить губернатора в самых резких выражениях, да еще и весьма остроумно. Одно только смущало - почему-то со слов Гинзбурга следовало, что кандидатура Мироновича должна быть еще согласована в столице. Обычно партстроительство происходит по обратному принципу.

Спустя некоторое время общественности явился альтернативный кандидат на должность главы отделения - непотопляемый экс-вице-губернатор, а ныне - главный энергетик региона Михаил Цикель. Причем к этому моменту ситуация описывалась - что забавно, все тем же Гинзбургом - совершенно по-другому. Дескать, отделения еще нет, решение еще не принято, кандидатур две, везде раскол. Раскол в руководстве новой партии - неотъемлемая черта еще до момента официальной регистрации. Да и, несмотря на всю марионеточность "Правого дела", видеть своего человека на посту главы Георгию Боосу, конечно, было бы куда приятнее, чем молодого выскочку.

Далее была фаза позиционных боев. То один, то другой кандидат пытались обозначить свою политическую платформу, будто бы она была кому-то непонятна или от нее что-то зависело. Миронович призывал на баррикады и обещал собирать подписи за отставку Бооса. Цикель осторожно заявлял, что "оппозиция – это же не только яйцами тухлыми на площади кидать". Миронович обещал уйти из партии, если отделение возглавит Цикель. Цикель говорил, что для этого молодому политику нужно вначале в партию вступить и привлекал тяжелую артиллерию.

В федеральном центре ситуацию комментировали весьма скупо, да это и понятно - им бы свои конфликты утрясти. В итоге была назначена дата проведения учредительной конференции, ответственным за нее был назначен Михаил Цикель, и опыт победил юношеский задор. Собрав в зале дома культуры железнодорожников изрядную часть персонала ОАО "Янтарьэнерго", Цикель был почти единогласно избран руководителем отделения, которое вскоре и было успешно зарегистрировано.

Обидевшись на несправедливость жизни, Андрей Миронович плюнул на все и ушел в отставку с поста главы Озерков. А свежесозданное отделение "Правого дела" вместе со своим руководителем за остаток года было замечено лишь пару раз. Один из них - когда Георгий Боос наградил Михаила Цикеля орденом. Очень ожидаемый результат такого мучительного партстроительства.

Эту песню не задушишь
В новогодних телесказках постоянным персонажем является Кащей Бессмертный. Не обойдется без него и в нашем политическом обзоре. Такое звание в полной мере заслужил в 2009 году глава Балтийска Федор Ярошевич. Количество уходов и триумфальных возвращений превысило всяческие мыслимые пределы. На ум приходит грубый и абсолютно неполиткорректный анекдот насчет Вовочки и его дедушки, выпрыгнувшего из окна на пожаре, отскочившего обратно с батута, прыгнувшего вновь... "Достал всех, его и пристрелили", - как-то так. Тьфу-тьфу-тьфу, конечно.

В 2009 год Балтийск вроде бы как вошел без Федора Ярошевича. Но, нежданно-негаданно в марте месяце суд закрыл уголовное дело о растрате бюджетных средств, по которому Ярошевич проходил в качестве обвиняемого, за давностию лет. И властелин Балтийска, как ни в чем не бывало, заявил, что вернулся к работе, попутно обвинив в давлении губернатора. Вообще-то, "давление" слишком мягкий термин для описания взаимоотношений Георгия Валентиновича и Федора Григорьевича, если учесть, то первый открыто предлагал второму отправиться в отставку, грозя прокуратурой.

Пока юристы правительства пытались понять, как же так вышло, противники Ярошевича зашли с другой стороны - политической. В отставку подали трое депутатов окружного Совета, тем самым поставив его легитимность под угрозу. Впрочем, это нисколько не расстроило непотопляемого главу; более того, он заявил, что намерен стать губернатором. Тем временем суд распустил Совет депутатов - а Ярошевич обвинил Бооса на сей раз в том, что тот лишает муниципалитет дотаций и ведет его к срыву отопительного сезона. К ноябрю в Балтийске появились новые депутаты, воспринявшие политику правительства единственно верным образом - они вновь отправили Ярошевича в отставку. Ничтоже сумняшеся, неугомонный глава подал на депутатов в суд, а также оспорил законность своей отставки. По первому иску суд градоначальнику отказал, а по второму... правильно, пришел к выводу о незаконности отставки. В очередной раз восстав из пепла, Федор Ярошевич потребовал немедленно провести выборы - вероятно, будучи уверенным в том, что таким образом укрепится в должности еще на некоторое количество лет - и исков. Причем решение о назначении даты выборов, по мнению Ярошевича, должно было быть принято в срок до конца года.

Однако тут его ждала неудача. За два дня до наступления Нового года судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда отменила решение Балтийского городского суда о признании незаконной отставки Федора Ярошевича. Но было бы наивно надеяться, что на этом глава (или экс-глава?) отступится. Мы уверены - он что-нибудь придумает. Если, конечно, Георгий Валентинович не отыщет дуб, на котором висит сундук, в нем - заяц, в зайце утка, в ней - яйцо, в нем - игла, и она-то и есть окончательная и бесповоротная отставка Федора Ярошевича. Но ведь так бывает только в сказках, правда?

Надеемся, что правда, потому что внутрирегиональная политика в радикальной форме ныне свелась почти что полностью к войне двух глав. Что забавно, вопреки всему - обрезаниям дотаций, исключению из программ, Балтийск как-то живет, беженцев оттуда как-то незаметно, а по части наполнения бюджета муниципалитет вообще бъет рекорды. Странно это все.

Двое из ларца
Визиты первых лиц - мероприятия важные как для руководства области, так и для простых ее обитателей. Первые могут либо лишиться поста, если что-то где-то пойдет не так, либо получить индульгенцию еще на пять лет вперед. Вторые - для начала постоять в пробке, пока главный несется в кортеже, а потом взять, да и начать получать давно накопившиеся долги. Так и случилось с визитом премьер-министра страны Владимира Путина в Калининградскую область, который приключился 27 октября.

Премьер пребывал, как свидетельствуют очевидцы, в достаточно хмуром расположении духа. Порекомендовав чиновникам перестать трясти с народа деньги, он осмотрел Приморское кольцо, которое губернатор немедленно предложил сделать платным, а затем перешел к главному. Поинтересовавшись судьбой средств, выделенных из федерального бюджета на поддержку загибавшейся компании "КД авиа", Путин спросил - а что бы вам, дорогой друг, не передать часть этих средств персоналу, живущему без зарплат по полгода? Неизвестно, что именно заставило главу правительства настоять на этом, да и вообще заговорить - митинг ли протеста, организованный аккурат в день его прилета и широко освещенный федеральной прессой, или многочисленные открытые письма, которые писал в адрес Путина коллектив обманутых авиаторов. Однако факт остается фактом - премьер дал достаточно жесткое распоряжение, которое власти области, несколько нехотя, но все же принялись исполнять.

С прилетом Путина же связан и самый грандиозный политический конфуз этого года. Политика в провинции - она ведь карикатурна. Открытие же дворца спорта "Янтарный" на Сельме, куда ждали премьера, было карикатурой в кубе. Не будем в очередной раз описывать, как часами дети томились в ожидании высокого гостя. Лучше скажем, что подобной концентрации VIP-персон на один квадратный метр площади не видел свет ой как давно. Министры, депутаты, чиновники-федералы, муниципалы различных уровней, общественная палата в полном составе, включая директора Калининградского торгово-экономического колледжа Нину Изофатову с ее ярко-фиолетовой шевелюрой - тут были все. И все они, все и каждый томились часами, без еды и воды, ведь не могли же они толочься в одной очереди за блинами со школьниками. Часть из них все же позорно сбежала, не отсидев необходимых трех с лишним часов. Счастливчикам повезло. Они видели Путина. Но видел ли Путин их?

Серьезных претензий в адрес деятельности Георгия Бооса по результатам поездки премьера открыто озвучено не было. И по области поползли слухи - де, жить нам еще с Боосом как минимум лет пять, а то и все десять. Президент же, побывавший в регионе ровно за месяц до своего предшественника, вообще был куда больше увлечен игрой в солдатики, чем кадровой политикой. Изображая из себя сурового вояку-забияку, он наблюдал за ходом российско-белорусских учений, призванных показать злым НАТОвцам, что порох в пороховницах хоть и отсырел, но зато его много. Получил в дар от солдат супер-пупер-нож и был крайне тому рад. О том, что происходит на Балтфлоте, когда учения заканчиваются, ему, видимо, не доложили. О том, что обсуждали глава государства и губернатор, можно только догадываться - официоз правительственных релизов на этот счет не поддается переводу на русский язык. Зато, как следует из фотоотчета, Медведеву показали макеты, и были они прекрасны.

И о погоде
На самом деле распространенное мнение, что, дескать, политики никакой нынче нету - либо снобизм, либо незнание ситуации. За этот год было много всего интересного - выборы в Гурьевске, падение планировавшего править вечно Юрия Юхтенко и войны нового главы Сергея Подольского со старым прокурором района. Довыборы в окружной совет депутатов Калининграда и бегство с них издателя "Дворника" Арсения Махлова. Избрание на пост Патриарха Всея Руси митрополита Калининградского и Смоленского Кирилла, значение этого события для жизни православных и не только обитателей региона. Закрытие, в конце концов, генконсульства Швеции, при всей своей декоративности добавлявшего какой-то цивилизованности местному сообществу.

Но, очевидно, главным политическим событием стал уже упомянутая выше ситуация с повышением ставок транспортного налога. Конечно, оппозиция, увидевшая перед собой многотысячную толпу молодых и бодрых людей вместо нескольких десятков обычных для митингов коммунистов старушек, опешила. А когда эта толпа ринулась перекрывать дорогу - испугалась. Что совершенно понятно, потому как за годы прозябания в условиях "тучных нулевых" оппозиция эта совершенно разучилась важному умению для любого политика, оказавшегося в меньшинстве - вести за собой. Но она получила кредит, который можно бездарно промотать, как и все предыдущие - а можно использовать с умом.

Бастион, конечно, еще не пал - но он явно дрогнул. Губернатор заявил, что возможен пересмотр закона о транспортном налоге. Депутаты из числа тех, чьи мозги не до конца заплыли жиром, понемногу вспоминают, что они не были рождены для этой должности, но избраны на нее, пусть и подавляющим меньшинством, но на деньги подавляющего большинства. Насколько весело будет булькать этот пока что густой и холодный суп? Узнаем совсем скоро. Оставайтесь с нами - будет интересно.

Алексей Милованов,
главный редактор "Нового Калининграда.Ru"

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.