Постправда постПутина: с чем остался Калининград после отъезда президента

В четверг врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов прокомментировал журналистам итоги визита в регион президента РФ Владимира Путина. Оригинально запланированный на вечер среды брифинг был перенесён — и понятно почему. Для того, чтобы рассказать все обескураживающие новости, нужно было собраться с духом и найти нужные слова. Как отмечает слушавший объяснения Алиханова главный редактор «Нового Калининграда.Ru», получилось это у временного губернатора не очень.

«Впечатления хорошие. Владимир Владимирович, как мне кажется… — начал встречу с журналистами утром в четверг Антон Алиханов и тут же сбился с мысли. Или понял, что излагать своё мнение по поводу Путина — не самая продуктивная идея. — Мы даже не ожидали такой бурной дискуссии на самом совещании. Мне кажется, совещание прошло достаточно живо, затрагивались интересные темы. Итогами личной встречи я тоже вполне доволен».

В принципе, чтобы создать необходимое накануне выборов губернатора ощущение всеобщего позитива, на этом брифинг лучше было бы и закончить. Однако большая часть заявлений, прозвучавших накануне, как в ходе совещания по развитию транспорта в СЗФО, так и на двусторонней встрече Путина-Алиханова, вызывала многочисленные вопросы. И Антону Алиханову пришлось искать на них ответы.

_NEV9791.jpg

«Посчитаем плюсы и минусы»

Первой и наиболее важное темой, конечно, была идея Путина о замене субсидий на льготные авиаперевозки в Калининград и обратно, в Россию, на освобождение билетов от НДС. По словам Алиханова, заявление президента стало для него лично большим сюрпризом, хотя подобные разговоры в Минтрансе велись уже давно. При этом данный сюрприз Алиханов назвал приятным — но вот объяснения назвать приятными получалось с трудом.

Так, по словам врио губернатора, хотя отмена НДС на билеты подаётся под видом меры по снижению стоимости авиаперевозок, понять сегодня, насколько цены снизятся, никто не может. Попросту нет расчётов. Накануне глава Минтранса Максим Соколов заявлял, что тариф будет укладываться в сумму 9 тыс рублей, но никакой подкрепляющей эту мысль фактуры нет, видимо, ни у федералов, ни у Алиханова.

«Я думаю, что прямое снижение на 10 процентов навряд ли можно ожидать. Но если брать пример Крыма, то минимум 50 процентов ставки там снизилась стоимость билетов, что касается перелётов в Симферополь. Но нужно понимать, что в процентном отношении это ещё больше, с учётом того, что инфляционная составляющая нивелируется», — заявил Алиханов. То есть — цены вроде бы снизятся, но точно ли и насколько — неизвестно. «Понятно, расчёты могут быть разные, посчитаем плюсы и минусы», — сообщил Алиханов и зачем-то улыбнулся.

При этом он согласен с тем, что, если Минфин согласует отказ от налоговых поступлений от НДС на авиабилеты, он будет очевидно против продолжения программы субсидирования билетов по фиксированному тарифу. В случае если всё пойдёт по плану (и если этот план в самом деле существует), положения, отменяющие НДС на билеты, будут вноситься в уже лежащий в Госдуме законопроект об особой экономической зоне. Который Алиханов накануне обещал положить Путину на подпись уже до конца года. Таким образом, под вопросом оказываются уже согласованные 370 млн рублей субсидий на дешёвые авиабилеты в 2018 году.

Развивая мысль, Алиханов пришёл к довольно парадоксальному для находящегося в ситуации «за три недели до выборов» человека. Судя по всему, главной причиной замены субсидий на без-НДС-ный режим продажи билетов, стала вовсе не забота о благе калининградцев, оторванных от «большой России», но соображения некой общей справедливости «для всех». Собственно, с этих позиций накануне, на совещании в госрезиденции «Янтарь» выступал глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев — он заявлял, что субсидиями пользуются лишь 8 процентов пассажиров в калининградском направлении, а остальные 92 процента — обижены. «Про справедливость распределения я уже говорил, — поддержал тезис Артемьева временный глава региона. — Коснётся всех по чуть-чуть, но — тем не менее».

Но если для главы федерального ведомства подобный уравнительный подход более-менее оправдан, то для нового молодого главы региона, желающего избавиться от приставки «врио» путём прямых выборов, пренебрежение интересами калининградцев (которые и были главными потребителями субсидии) — провальная затея.

Плюс ко всему, собственники «Храброво», если когда-либо закончат реконструкцию аэровокзального комплекса, очевидно захотят начать «отбивать» расходы. Что может повлечь за собой увеличение аэропортовых сборов, которое, соответственно, грозит нивелировать выгоду от отмены НДС. Но эта перспектива вовсе не удручает Алиханова. «Понятно, что новым собственникам нужно отбивать инвестиции, они отбиваются, только если из аэропорта летают, — заявил он. — Я не думаю, что они будут как-то слишком зажимать эту ситуацию, им, наоборот, выгодно работать на объеме. Во всяком случае, это то, о чём мы говорили с господином Троценко (основной собственник „Храброво“ и владелец компании „Новапорт“ Роман Троценко — прим. „Нового Калининграда.Ru“), надеюсь, он будет придерживаться этого подхода». В этот момент создалось полное ощущение, что Антон Алиханов мысленно всё же находится в Москве, где у пассажиров есть возможность выбирать, из какого аэропорта летать.

_NEV3342.jpg

Впрочем, как надеется Алиханов, субсидии в каком-то виде тоже могут быть оставлены. «Моё ощущение такое, что речь идёт об отмене НДС и продолжении программы субсидирования для льготных категорий, о которых говорил Максим Соколов (министр транспорта РФ — прим. „Нового Калининграда.Ru“), по аналогии с тем, что у нас было в 2011–2012 годах. Молодые люди до 23 лет и люди старшего поколения после 60. Для них прямые субсидии, а для всех остальных — 10-процентное сокращение. Конфигурации могут быть разные, надо смотреть протокол», — заявил Алиханов.

Тут, конечно, стоит напомнить, насколько популярным был такой «категорийный» формат субсидирования для пожилых и молодых. В 2011 году тогдашний губернатор Николай Цуканов заявлял тогдашнему же министру транспорта Игорю Левитину, что в зимний период такой «категорийной» льготой воспользовались меньше 20 человек. Более того, Алиханов прекрасно помнит об этом, ведь накануне он говорил уже новому министру транспорта Максиму Соколову, что в 2011 году этими субсидиями воспользовалось всего три тысячи человек.

Но самое интересное даже не это. А то, что тогда, в благополучном 2011 году, на субсидирование авиаперевозок из Калининграда федеральный бюджет выделял гигантскую сумму — 738 млн рублей, более чем в 2 раза превышающую объем субсидий 2017 года. Правда, механизм реализации был настолько кривым, а освоение средств — настолько низким, что в последующие годы объем субсидии на перевозки неуклонно сокращался. Как и возможности федерального бюджета в отношении Калининграда.

_NEV1721.jpg

«Поручений может быть на триллионы»

Вторая важная тема, обсуждавшаяся на совещании в Пионерском — федеральное финансирование паромного сообщения между Калининградом и Санкт-Петербургом. Эту возможность вывозить продукцию местных производителей без драконовских тарифов (пусть и частично компенсируемых бюджетом) Литвы и Белоруссии, без таможенных барьеров, Минфин финансировать не желает. Это накануне очень чётко дал понять заместитель главы ведомства Андрей Иванов — он предлагал включить расходы на строительство новых паромов в инвестпрограмму РЖД. Несмотря на то, что закрепить в проекте трёхлетнего бюджета страны соответствующие суммы распорядился лично премьер-министр страны Дмитрий Медведев.

Комментируя такую жёсткую позицию Минфина журналистам в четверг, Алиханов выбрал новую оригинальную подачу, вызывающую в памяти лучшие традиции времён Николая Цуканова. Предыдущий губернатор любил на все неприятные вопросы отвечать в духе «впервые об этом слышу». Алиханов чуть изменил модель поведения: заявил, что замминистра финансов, возможно, не слышал о решении Медведева. «Ну я не готов сейчас комментировать позицию господина Иванова. Может быть, он просто не знал о существовании каких-то распоряжений или ещё чего-то. Такое тоже может случиться», — заявил Алиханов.

Впрочем, как подтверждает врио губернатора, случиться может и печальный вариант, при котором Калининграду попросту не хватит денег. «Что-то нужно будет выносить в качестве разногласий на совещания сначала у вице-премьеров, потом у председателя правительства. И принимать какие-то решения, потому что, вы сами понимаете, поручений может быть на триллионы, а есть определённая сумма, за которую выходить невозможно», — туманно объяснил принцип принятия решений в федеральном кабмине Антон Алиханов. Конечно, он попытался подсластить неприятный момент, сообщив, что у региона есть мощное лобби в лице министра транспорта и РЖД.

Но поведение замминистра финансов, который накануне вполне успешно оппонировал не только главам Минтранса и РЖД, но и самому Путину, несколько дискредитирует ценность этого лобби. Потому что на стороне Минфина есть самый важный, бронебойный и окончательный инструмент: «Денег нет».

_NVV9452.JPG

После Керченского моста

Что касается внутрирегиональных инфраструктурных проектов, то тут всё даже хуже — средств на их реализацию нет в принципе. И когда они появятся, не понимает, видимо, ни Антон Алиханов, ни более высокопоставленные «старшие товарищи». Так, к примеру, региональные власти решили попросту дистанцироваться от вопроса продолжения Приморского кольца, о котором накануне говорил Владимир Путин. Заниматься этим будут федеральные чиновники и федеральные же строители — вслед за уже переданными «Росавтодору» существующими очередями Приморского кольца, федералам отдаётся и пока не начатая стройка. Сейчас, по словам врио губернатора, стоимость всего проекта (две очереди — до Янтарного и до Балтийска) оценивается в астрономическую сумму 50 млрд рублей. Которую регион, учитывая пропорции софинансирования «77 на 23», «просто не вытянет никогда, ни за 3, ни за 4, ни за 10 лет».

Однако на вопрос о том, когда за продолжение кольца хотя бы до Янтарного хоть кто-то возьмётся, Алиханов отвечал очень осторожно — явно не в 2018 году, возможно — в 2019-м. «Есть определённые инфраструктурные проекты, которые оттягивают на себя часть средств…» — сказал Антон Алиханов. «Керченский мост?» — услужливо подсказала одна из журналисток. Врио губернатора покачал головой.

Здесь стоит вспомнить о том, что в своё время Николай Цуканов заявлял, что региональные власти отложили «на потом» достройку Приморского кольца, так как до ЧМ-2018 нужно было кровь из носу привести в порядок федеральную трассу «Калининград-Чернышевское». Для этого требовалось построить обход Черняховска, о котором в той или иной степени говорили ещё с начала десятилетия. В 2013 году Цуканов обещал, что деньги на это найдены, проектная документация чуть ли не полностью готова, а работы начнутся уже в 2014 году. В «Росавтодоре» согласно кивали головой. В 2015 году (когда работы, конечно же, не начались) говорили о том, что работы начнутся уже в 2018 году. В «Росавтодоре» согласно кивали головой. Продолжение Приморского кольца, понятное дело, тоже не строилось. Фуры ехали на восток области по разбитой трассе, часть из которой, в посёлке Междуречье, до сих пор вымощена перекошенной немецкой брусчаткой.

В четверг Антон Алиханов фактически поставил крест на ближайших перспективах строительства обхода Черняховска. Точнее, рассказал о том, что крест поставил Минтранс РФ: там не считают этот проект «инфраструктурно важным». «Мы обсуждали этот вопрос у Игоря Левитина (советник президента РФ, экс-министр транспорта — прим. „Нового Калининграда.Ru“). Пока у коллег из Минтранса позиция такая, что обход Черняховска инфраструктурно не так важен, потому что там нет такого огромного потока. Мы, конечно, будем настаивать на том, чтобы обход этот строился, но это, скажем так, вопрос дальнейшего обсуждения и работы с Минтрансом», — заявил Алиханов.

Этот аргумент выглядит довольно странно — сложно ожидать, что огромный поток транспорта, особенно большегрузного, образуется на местами аварийной трассе, за пользование которой владельцам фур необходимо ещё и платить отчисления в систему «Платон». Проще было бы, конечно, сказать честно — у федерального центра просто нет 29 млрд рублей (в такую сумму Алиханов оценил стоимость работ) на Калининград. Особенно после того, как в обустройство болота на острове Октябрьском для четырёх игр ЧМ-2018 была вложена сходная сумма средств.

Кстати, о чемпионате и подготовке к нему. Журналистов, кроме прочего, интересовала судьба Восточной эстакады. Масштабный проект, трасса, которая должна была связать северную и южную части Калининграда, пройти от улицы Гагарина до улицы Дзержинского через Остров, в итоге усох до невнятного куска между Московским проспектом и Островом. О том, что денег на строительство двух других очередей нет, Алиханов говорил уже не раз — фантастическая идея привлечь частных инвесторов оказалась мифом, а у региона подобных денег не было и в лучшие годы.

Однако, как оказалось, Антон Алиханов и его подчинённые (в первую очередь — «инфраструктурный» вице-премьер Александр Рольбинов) не теряют природного оптимизма. И думают над тем, куда Восточную эстакаду нужно тянуть. Лучше всего — на север, к улице Гагарина. Это сначала, а потом уже на юг. Денег, правда, нет, но мечтать-то никто не запрещал.

photo_2017-08-16_12-50-04.jpg

Оговорка по Медведеву

Более-менее внятное представление о том, какова сегодня ситуация с федеральным финансированием важных проектов в регионах, можно получить из ответа Антона Алиханова на вопрос об онкоцентре. Напомним, в начале августа Дмитрий Медведев удивил многих в Калининграде, распорядившись выделить из резервного фонда правительства страны 350 млн рублей «на завершение в 2017 году строительно-монтажных работ радиологического корпуса Областного онкологического центра Калининградской области». Удивление вызывала именно формулировка, предполагавшая, что строительство онкоцентра уже начато. А накануне в таких же выражениях описал видение обстановки вокруг онкоцентра Владимир Путин: «Раз начали, надо будет завершать».

В четверг Антон Алиханов объяснил причину такой «оговорки». По его словам, резервный фонд правительства может выделять средства на уже начатые проекты, таким образом, создать впечатление, что работы уже идут, было единственным способом их начать.

На практике же пока что не завершена даже фаза подготовки проектно-сметной документации. По словам Алиханова, проект онкоцентра ещё не получил положительного решения госэкспертизы. «Средства выделены, мы, надеюсь, с экспертизы в ближайшее время выйдем, уже в этом году всё отторгуем и приступим к работе», — отметил Антон Алиханов.

На фоне всего этого становится понятно, почему в программу визита Владимира Путина в Калининград не вошла главная региональная стройка — стадион для ЧМ-2018. Если бы президент и врио губернатора после таких новостей прогулялись по спешно засеянному травой полю, то месседж был бы совсем уж очевидным: «Стадион мы вам построили, а всё остальное — ну сами как-нибудь вертитесь».

Но, несмотря на всё, молодой врио губернатора визитом Путина вполне доволен, улыбается и впечатления имеет хорошие. О чём спешат сообщить приготовившемуся штурмовать избирательные участки народу верно ориентированные средства массовой коммуникации.

Термином «постправда» нынче называется такой тип дискуссии, при которой эмоции и личные убеждения куда важнее реальности, а факты, идущие вразрез с необходимой концепцией, попросту игнорируются. Оксфордский словарь английского языка признал «постправду» словом 2016 года. До Калининградской области новый тренд на игнорирование очевидного в угоду милым улыбкам докатился лишь спустя год.

Текст — Алексей Милованов, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.