3 года эксперимента Кириенко: что молодые технократы дали области

Антон Алиханов. Фото - Виталий Невар, Новый Калининград
Все новости по теме: Эпоха Антона Алиханова

6 октября 2016 года президент Владимир Путин назначил подопечного первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко Антона Алиханова временно исполняющим обязанности главы Калининградской области. С этого момента область, по сути, попала в кириенковский эксперимент, когда вся полнота власти переходит к людям, которых принято называть «молодыми технократами». «Новый Калининград» подводит трехлетние итоги проекта.

Если смотреть на активность калининградского губернатора из региона, то может показаться, что он буквально фонтанирует идеями, но стоит взглянуть на ситуацию чуть шире, становится понятно, что львиная доля того, что говорит и делает Антон Алиханов — это часть некой «кремлевской методички», транслирующейся десятками губернаторов-«молодых технократов».

«Три кита», на которых строится риторика большинства «молодых технократов», — это урбанистика (сейчас это все чаще называют «комфортной городской средой»), цифровизация и улучшение инвестиционного климата. В публичном стремлении к благоустройству городов у «управленцев новой формации» нет ничего нового. По сути, речь идет о ремонте дворов, публичных пространств и дорог, на которые Москва на фоне снижения популярности федеральных властей начала давать в последние годы больше денег.

Калининградская «цифровизация» в общем виде сегодня — это в большей части реализованная еще при прежнем главе региона Николае Цуканове программа строительства многофункциональных центров для оказания госуслуг и «Инстаграм» губернатора, то есть онлайн-приемная жалоб от населения. В остальном успехи пока малозаметны, вероятно, по причине того, что регионы так и не получили огромных «цифровизационных» денег, на которые рассчитывали.

Разговоры о совершенствовании инвестиционного климата ведутся в каждом регионе, и нельзя сказать, что за три года область сильно продвинулась в этом направлении. Формальный рост в рейтинге инвестиционного климата Агентства стратегических инициатив 2018 года обернулся падением в 2019 году. Те же федеральные органы власти, которые сначала обеспечивали области продвижение в рейтинге, теперь стали причиной ухудшения ее позиций.

Декларируемая в области реформа регионального контроля не убедила бизнес в своей эффективности. Правительство Алиханова демонстрирует цифры, которые вроде бы свидетельствуют, что на бизнес стали давить меньше, но предприниматели улучшений не чувствуют. Большинство бизнесменов, опрошенных Калининградской торгово-промышленной палатой, говорят о росте административной нагрузки на предпринимателей. В итоге даже если что-то и делается в сфере регионального контроля, то это нивелируется на уровне федеральных органов власти. Проблема заключается в том, что контрольные полномочия в России сосредоточены в основном на федеральном уровне.

Без частного интереса

Калининград всегда был неплохим местом для отдыха у моря, но более интересным для размещения здесь производства за время руководства регионом Алихановым он не стал. Главный частный инвестиционный проект трехлетки, строительство завода BMW на площадке областного правительства, фактически отменен, ни один из индустриальных парков, где, согласно технократическому замыслу, должна была расцвести калининградская обрабатывающая промышленность, до сих пор не запущен.

Послабления по уплате страховых взносов оказались скорее средством «поддержки штанов» для бизнеса, чем мощным стимулом для инвестиций. Рост числа юридических лиц в списке резидентов Особой экономической зоны не должен вводить в заблуждение: многие из них — это небольшие IT-проекты с мизерными объемами заявленных инвестиций или хорошо известные калининградские бизнесы, заходящие на очередной круг получения льгот ОЭЗ. Из позитивных примеров можно назвать разве что инжиниринговый центр ABB на несколько десятков рабочих мест — симпатичный, но небольшой даже по калининградским меркам бизнес.

Новых крупных проектов нет. Некогда позиционировавшиеся как «алихановские» инвесторы Arc и Kronospan основательно забыты, «Содружество» из-за проблем с прокладкой газопровода в Балтийск не может начать строительство своего третьего завода, «Автотор» договорился с Минпромторгом РФ, в обмен на возможность  еще некоторое время продолжать «отверточную» сборку (в итоге ее объемы должны быть сильно снижены) и получать господдержку, вложить в локализацию производства сравнительно небольшие 12,5 млрд руб. в течение нескольких лет. Для сравнения: выручка двух основных юрлиц автосборочного холдинга в 2018 году составила почти 251 млрд руб.

Набравшее высокие темпы роста еще во времена губернаторства Николая Цуканова сельское хозяйство динамично наращивало инвестиции, но в первом полугодии 2019 года показало резкое торможение. Поводом для радости в ближайшее время может стать разве что сайд-проект «Газпрома» с солезаводом, начатый до того, как нога первого «технократа» ступила на калининградскую землю.

0NVV5427.jpg

Поддержка державного имиджа

Особняком стоят государственные инвестиции. Здесь Кремль старается подтверждать статус Калининградской области как стратегического региона и поддерживать инвестиционную активность на уровне, заданном еще Георгием Боосом. Пусть Приморское кольцо пока не достраивают, появляются новые проекты, к которым есть вопросы с точки зрения обоснованности вложений, но нет вопросов к масштабу.

Строительство стадиона или культурно-образовательного центра на Острове — это объекты федеральных имиджевых кампаний, которые едва ли стоит ассоциировать с Алихановым лично или «молодой технократией» Кириенко в целом. Скорее это элементы национального престижа, которые, по мнению Кремля, нужно дислоцировать на стратегических территориях, к которым традиционно относятся Калининград, Владивосток и теперь Крым.

Калининградский офшор остается «вещью в себе», а если быть более точным, то вещью на стадионе «Калининград», где зарегистрировалось большинство его резидентов. Пока он выглядит элементом инструментария для снижения санкционного давления и создания налоговых преимуществ для российских олигархов. В первую очередь потому, что подавляющее большинство юрлиц, зарегистрировавшихся на стадионе, так или иначе ассоциируются с именем олигарха Олега Дерипаски. Офшорное законодательство, написанное для Калининграда и Владивостока, позволяет практически ничего не инвестировать в области, где расположен специальный административный район. Обязательные 50 млн руб. фактически можно потратить на нужды самой компании за пределами региона, а размер сбора в пользу области для резидентов так и не утвержден. Реальных «офшорных» инвестиций пока также не видно.

Приятной новостью для калининградцев в 2019 году стало введение долгожданных электронных виз. Работа над данным механизмом в публичном поле началась еще летом 2015 года, до запуска технократического проекта в Калининграде. В середине 2017 года их начали выдавать во Владивостоке и только через два года разрешили распространить практику на Калининград, анонсировав аналогичные послабления и для Санкт-Петербурга. Здесь также уместно говорить скорее о федеральной кампании по постепенному введению Россией в одностороннем порядке льготного визового режима с «большим миром», чем о калининградской эксклюзивности. Сильного экономического влияния «открытие границ» области пока на регион не оказало, но немного поддержало розницу, сферу услуг и имиджево продвинуло регион.

Неоднозначная консолидация

Часто от чиновников калининградского «технократического» правительства можно слышать об успехах в повышении доходов областного бюджета. Если проанализировать данные минфина по динамике собственных доходов региона (без федеральной помощи), то среднегодовой прирост «своих» доходов в «цукановских» 2010-2015 годах составлял 10,6%, а в «алихановских» 2016-2018 — 8,6%.

Первая и вторая половина 2010-х в России сильно отличались по интенсивности экономического роста в пользу Николая Цуканова, но о таких возможностях федеральных налоговиков отслеживать денежные потоки, как при Алиханове, Цуканов мог только мечтать. Глава калининградского управления ФНС Ирина Сорокина неоднократно говорила, что теперь налоговикам зачастую даже не нужно проводить налоговую проверку, чтобы получить дополнительные деньги с бизнеса. Достаточно просто пригласить на беседу и показать коммерсанту всю его «бизнес-империю» и перемещение денег между его юрлицами, чтобы человек без лишних вопросов согласился доплатить. Усиление административного нажима налоговиков на бизнес — это тоже далеко не калининградское изобретение, а общероссийская практика, которая позволяет Кремлю, даже не увеличивая налоговые ставки, систематически наращивать изъятия из экономики.

Самое обманчивое в калининградской бюджетной статистике — это суммарные доходы областного бюджета, которые перевалили за 100 миллиардов. С 2017 года доля бюджета Калининградской области, которая совершенно не подконтрольна властям (распределение этих средств относят к гостайне), составила 45%. Речь идет о рефинансировании таможенных пошлин ряду компаний, и в первую очередь «Автотору». В 2018 собственные доходы области составили 50,6 млрд руб., а перекачиваемые через бюджет таможенные пошлины — 56 млрд.

0NEV6543.jpg

В социалке без потрясений

О прорывных успехах молодых технократов в социальной сфере говорить не приходится. При каждом калининградском губернаторе времен нефтедолларового изобилия, начавшегося в 2000-х, преимущественно за федеральные деньги строились школы с детсадами и ремонтировались больницы. Здесь принципиально ничего не изменилось, но можно отметить согласие Москвы на запрос жителей региона о необходимости строительства онкоцентра (в правительстве Алиханова в его необходимости первоначально сомневались). Впрочем, поиск подрядчика молодыми технократами сильно затянулся, а само строительство идет не без сбоев, что позволяет констатировать: проблемы с госстройками в области сохраняются.

В начале своей губернаторской карьеры Алиханов заявлял о желании скопировать московский опыт понуждения застройщиков строить детские сады за их счет. С учетом огромной разницы в стоимости недвижимости не удивительно, что этим планам не суждено было сбыться. Однако впервые реализована иная, скорее вынужденная мера по созданию мест в детсадах. Власти выкупили за бюджетные деньги первый этаж жилого дома в Гурьевском городском округе, и там давно работающий в сфере организации детских садов в арендованных особняках Лев Аллерборн разместил еще один свой детский сад. «Этот опыт — открывать детские сады на первых этажах жилых многоквартирных домов — используется много лет в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых городах-миллиониках. Там, где проблема с площадью застройки, где найти участок для строительства сложно. И это отличный выход из ситуации», — комментировал ситуацию владелец сети частных детских садов «Солнышко». Впрочем, едва ли возможно счесть Гурьевск территорией, где дефицитность земли сопоставима с Москвой.

Предельная вертикализация

На протяжении трех лет «эксперимента Кириенко» в области продолжалось укрепление «вертикали власти». И без того сервильная в предыдущие годы облдума теперь без лишних вопросов голосует практически за любой законопроект, поступающий с Дмитрия Донского, 1, а о некоторых крупных инфраструктурных проектах, которые могут повлечь огромные расходы областного бюджета, она вообще предпочитает не знать. Критиковать разрешается разве что совсем уж странные инициативы областной прокуратуры.

Первое громкое политическое решение Алиханова об изъятии градостроительных полномочий у муниципалитетов, как и многие другие инициативы, — калька решений других регионов. Оно сделало слабую и малопривлеательную для новых политиков муниципальную власть окончательно бессильной. Теперь, кажется, она отвечает только за проблемы в сфере ЖКХ и иные неприятности. Между тем качество градостроительной политики, проводимой в области, едва ли заметно улучшилось. Зато сложностей с получением разрешений на строительство у застройщиков прибавилось.

Показателен пример индустриального парка «Штальверк», которому областные власти 4 месяца необоснованно не выдавали разрешение на строительство склада. Но когда Антону Алиханову потребовалось продемонстрировать первому вице-премьеру Правительства РФ Антону Силуанову передовой индустриальный парк, он повез его не в правительственные «Храброво» или «Черняховск», а именно в «Штальверк», пострадавший от некорректных действий областного правительства.

_NVV1337.jpg


О решении, пожалуй, главной муниципальной проблемы Калининградской области — медленном умирании восточной части региона — правительство молодых технократов заговорило только на третий год. Предложение добавить в рамках реформы межбюджетных отношений муниципалитетам дополнительно 121 млн руб. (менее 1% от собственных доходов муниципальных бюджетов в 2018 году) выглядит скорее как желание ничего не делать. Внезапные проекты ремонта трех десятков домов в деградирующем поселке без четкой стратегии вдыхания жизни в территорию похожи на прихоть или пиар-акцию, а не на элемент стратегии оживления востока. За три года у власти технократы так и не смогли предложить полноценное решение. Пока есть только слова о том, что пишется некая программа.

Бедный народ

Одной из ключевых задач власти в любой стране является рост благосостояния ее граждан. Пока с этой задачей гибрид федеральной и региональной власти в виде технократического проекта в Калининградской области не справляется. Падение реальных доходов населения продолжается пятый год подряд. По скорости роста зарплат стратегическая область оказывается в числе регионов-аутсайдеров. Единственное, что, согласно официальному сообщению пресс-службы, губернатор говорит представителям парламентских фракций на эту тему — это слова о намерении заставлять бизнес «отбеливать зарплаты». Легализация серых выплат действительно может помочь Алиханову улучшить статистику, но одновременно увеличит налоговую нагрузку на бизнес и население, а значит ускорит снижение реальных зарплат. В этом, наверное, и есть одна из ключевых проблем технократического проекта. Он скорее про отчетность и пиар, нежели при эффективность.

Нужно признать, что каналы обратной связи в «гибриде» работают неплохо. Когда технократы заговариваются или заигрываются, их позицию довольно быстро корректируют, чтобы она перестала быть раздражающей. Так удается избегать вспышек гнева, которые все чаще проявляются в российских регионах на фоне роста бедности в стране. Если же пожар в хозяйстве конкретного технократа нельзя потушить, всегда можно заменить одного чиновника другим, как было с первым кириенковским «губернатором новой формации» — экс-главой Севастополя Дмитрием Овсянниковым.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»  

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.