Елена Волова: «Есть лишь шанс, что победитель праймериз станет кандидатом»

Все новости по теме: Выборы в Госдуму-2016

Вернувшаяся в Калининград из годичной командировки в Архангельскую область экс-вице-премьер регионального правительства и руководитель местного филиала Фонда развития гражданского общества Елена Волова в большом интервью рассказала главному редактору «Нового Калининграда.Ru» о том, зачем «Единой России» праймериз и отчего их победители вовсе не обязательно станут кандидатами, почему депутат Госдумы Андрей Колесник боится заговора и из-за чего далеко не всем депутатам горсовета Калининграда удастся исполнить мечту о переизбрании в новый созыв, а также — поспорила о предвыборном пиаре за бюджетный счёт.

— Елена Николаевна, вас давно не было видно в Калининграде, расскажите поподробнее, где вы провели последний год?

— Я провела его на Севере. Русский Север, Архангельская область — мы занимались выборами губернатора. В этом регионе была не самая простая ситуация, там достаточно активна оппозиция.

— Активнее, чем у нас?

— Там вообще очень активное политическое пространство. Не с точки зрения его отражения в прессе; как раз пресса достаточно пассивна и не очень любит политику, любит другие темы. Но с точки зрения активности на территории оппозиция достаточно свободно себя чувствует. «СР» и ЛДПР имеют в своём активе яркие, харизматичные фигуры, которые заметны в информационном поле не только в период выборов.

— Чего у нас как-то маловато.

— Да, в этом плане у нас серьёзный дефицит, политическое пространство сильно вычищено. Если здесь, в Калининградской области, выборы губернатора изначально были практически вотумом доверия, то там выборы могли бы быть более конкурентными. Если бы те лидеры оппозиции вступили в борьбу и включились в список. Другое дело, что в список они в итоге не вошли.

— Сами не вошли?

— Сами. Также не случилось внутрипартийной борьбы, хотя она также была возможна. Мэр Архангельска мог составить реальную конкуренцию действующему губернатору, а также один из депутатов Госдумы. Но они поддержали действующего губернатора, сработали внутриэлитные договорённости, о которых сегодня политологи говорят как об одном из самых эффективных механизмов достижения успеха на выборах.

В недавно выпущенном докладе политологов РАСО (Российская ассоциация по связям с общественностью — прим. «Нового Калининграда.Ru») были обозначены 5 наиболее эффективных механизмов для достижения успеха на выборах. Первую позицию с большим отрывом занимают именно внутриэлитные договорённости. Второе и третье места — полевая кампания «от двери к двери» и медийная кампания. Все эти элементы взаимосвязаны и невозможны один без другого.

Исследования ФоРГО отмечают также возросшую роль кампании в интернете и соцсетях. В прошлом избирательном цикле эта позиция была достаточно слабой, сегодня — входит в первую пятерку.

— Подобные договорённости более похожи на метод устранения конкурентов без последующих конфликтов. И к выборам как к отражению народного волеизъявления, собственно, отношения имеют немного.

— Если партия власти не достигла договорённостей внутри, то это хороший шанс для оппозиции пройти во власть. Внутренний конфликт провоцирует финансово-промышленные группы поддерживать конкурентов действующего губернатора, которые могут в итоге одержать победу, как это было в Иркутске. Таким образом, партия власти должна перед выборами мобилизоваться в максимальной степени и выступить с единым кандидатом, чтобы одержать победу.

— Если в Архангельске такая бодрая политическая движуха, то зачем вы вернулись обратно, в наше болотце?

— Работа носила проектный характер, губернатор был переизбран. На момент моего приезда запрос на смену губернатора Архангельской области составлял около 52 процентов. Межэлитные договорённости состоялись. Необходимо было получить поддержку населения, ведь договоренности — это еще далеко не победа, главное все-таки — позиция избирателей. Губернатор области вел активную кампанию на всей территории области, а там она огромна.

Нашей команде удалось обеспечить победу, миссия была выполнена, я вернулась домой. Продолжаю, как и прежде, работать в Фонде развития гражданского общества, возглавляю его калининградский филиал.

_NEV8444.jpg

«Фонд не хочет, чтобы его воспринимали, как „Вангу“»

— Кстати, по поводу Фонда. У меня сложилось ощущение, что если в предыдущий период к нему было довольно высокое внимание, в первую очередь к выпускаемому им рейтингу эффективности губернаторов, благодаря всяким громким историям с теми, кто был в нём на невысоких позициях, наличием в нём «группы смертников», то сейчас внимание как-то сильно ослабло. Может быть, эта миссия, быть позорным или почётным, для кого как, столбом с фамилиями губернаторов исчерпана? И какова сейчас основная задача ФоРГО, в том числе на региональном уровне?

«Я уже прошу — меня там совсем на последнее место отправьте и забудьте про меня. Всё. Что, собственно говоря, пять лет и было. Сколько этих фондов, этих срезов, все остальное. Не хочу комментировать особенно. Есть люди, которые попадают пальцем в небо, а есть — которые попадают пальцем в другое место. Поэтому этот рейтинг, как мне кажется, такой как раз и есть. Не этот и не только этот рейтинг».

Губернатор Калининградской области Николай Цуканов.

— Рейтинг эффективности губернаторов — основной и самый известный, но далеко не единственный продукт ФоРГО. Фонд готовит и другие аналитические материалы, политические, медиа и региональные исследования. Недавно был подготовлен доклад о значимости интернета в избирательных кампаниях, например. Фонд осуществляет мониторинг внутриполитической ситуации в регионах.

Продуктов много, другое дело, что у нас больше знают именно рейтинг эффективности губернаторов. Он, кстати, тоже изрядно трансформировался со временем. К примеру, недавно был введён фактор аффилированности. Это следствие федеральных трендов. Если президент говорит, что борьба с коррупцией является одним из приоритетов, то, конечно, Фонд реагирует на это. Реакцией на кризис стало то, что одним из основных критериев эффективности губернаторов сейчас является экономическая устойчивость регионов, а точнее — устойчивость системы власти в контексте экономики. Регионы разные, и наш на этом фоне выглядит очень неплохо, несмотря на кризис.

«Группа смертников» исчезла потому, что Фонд не хочет, чтобы его воспринимали, как своего рода «Вангу». Попал тот или иной губернатор в эту группу — и сразу же его начинают воспринимать как кандидата на скорую отставку. Нет, рейтинг это термометр, он измеряет температуру.

Показывает, какой губернатор более успешен, какой нет. В том числе и с точки зрения поддержки населением — это один из основных модулей. Бывает так, что в не самом успешном с точки зрения экономики регионе у губернатора рейтинг поддержки значительно выше, чем у коллеги из успешного региона. Но критерии мы стараемся выбирать объективные и соответствующие повестке дня. И сегодня это экономика, основной критерий при оценке эффективности — способность губернатора и его команды удержать регион в сложной экономической ситуации, на понижающем тренде и ухудшении социально-экономического самочувствия населения. Удержать не только экономику, но и собственный рейтинг доверия, убедить людей, что всё будет хорошо, он справится с ситуацией.

— Если отойти от сухих цифр рейтинга, порассуждать чуть более оценочно — какова ситуация у Николая Цуканова? Он аккумулировал ресурсы для масштабной избирательной кампании в прошлом году, явно более масштабной, чем требовалось для победы на выборах. Тем не менее, доверие было оказано, второй срок получен. С тех пор прошло полгода, как он выглядит с точки зрения ФоРГО сегодня?

— Как и прежде, он находится не в первой половине списка. Тем не менее, по уровню устойчивости системы власти к кризису экономики он выглядит достойно. Его задача довольно очевидна. Понятно, что своих ресурсов не хватает. Но область у нас особенная, и его задача — привлечь федеральное внимание к нашим проблемам вовремя, сделать так, чтобы его услышали и пошли навстречу — получить механизмы федеральной помощи региону. Пошли навстречу не только ему, как лидеру местной власти, но и всему населению. И ему это пока удаётся.

— Вы говорите — привлекать внимание вовремя. Но наиболее важные федеральные решения, касающиеся компенсаций по «проблеме-2016», были согласованы окончательно буквально в последние дни перед 1 апреля.

— Тут дело такое: кто успел, того и тапки. Он — успел. Государственная машина не работает быстро. Я это знаю весьма хорошо. Не только в регионе, но и в Москве все раскачиваются долго, пока гром не грянет, традиция известная. Но подготовительная работа шла долго, началась она давно.

— Но гром ведь грянет не 1 апреля. С этой точки зрения довольно инфантильной выглядит позиция министра экономики Анастасии Кузнецовой, которая 1 апреля написала в фейсбуке, возможно в шутку, но всё же: «Неужели конца света не случилось?! Живем?! А как же все прогнозы?! Или так сильно все вместе готовились, что коллапс отменили?!" Хотя вроде бы всем вменяемым людям очевидно, что если «конец света» в результате отмены таможенных льгот и приключится, то явно не в день их отмены, эффект в подобных ситуациях проявляется намного позднее.

— Это вопрос к экономистам, не ко мне. Моя сфера — внутренняя политика. Я могу сказать одно: губернатор Цуканов успел сделать то, что нужно было сделать, так, чтобы не потерять доверие людей. Безусловно, там есть куча «хвостов», которые наверняка ещё вылезут. Но он будет решать вопросы по мере их поступления. А может быть, уже решает.

Тем не менее, всё, что необходимо было сделать к апрелю, чтобы ничего не рухнуло, было сделано. Кузнецову можно понять, это, в том числе, её победа. Они максимально мобилизовали ресурсы, подтянули возможности федерального центра и сделали то, что сделали: никто не умер, краха или коллапса пока не произошло. Именно с позиций внутренней политики, устойчивости власти и социальной стабильности.

— У меня сложилось ощущение, что Николай Цуканов в последнее время довольно сильно дистанцировался от партии. По крайней мере, в публичном пространстве. Как вам кажется, это осознанное решение в связи с ухудшившимися показателями и электоральными перспективами партии?

— Я не соглашусь с тем, что он как-то сильно дистанцировался. Он шёл на выборы от партии и стал губернатором с поддержкой партии.

— Но он не мог поступить иначе, такова система избрания глав регионов.

— Тем не менее. Плюс, зная внутриполитические процессы, могу с уверенностью сказать: почти ничто не происходит без его участия, в том числе и в партийных проектах.

— Я всё же о публичной привязке к партии.

— Ну, а что же ему — ходить и флагом размахивать?

— Тот же Георгий Боос с первого до последнего дня подчёркивал, что он партийный губернатор и у него партийное правительство. И что позиция партии влияет на позицию правительства. Ну и партия выглядела как-то более при деле, что ли. А сейчас понять смысл её здесь существования как-то непросто.

— Да, Цуканов этого не подчёркивает, но это не говорит о дистанции. В любом случае, «Единая Россия» — партия большинства. Да, она находится в ситуации понижающего тренда, в 2015 году её рейтинг был 54 процента, сейчас — 46. Это общероссийские цифры, данные ФОМ и ВЦИОМ, они примерно сходятся. У нас ситуация схожая, разница может быть в нескольких процентах. Но снижение объясняется ухудшением социально-экономической ситуации и самочувствия населения.

Потому партия и заявила о необходимости «перезагрузки», о новом формате ведения предвыборной кампании, о праймериз и прочем. Им это нужно и они это делают, достаточно успешно. По крайней мере, слышно сейчас лишь эту партию.

_NEV8409.jpg

«Партии успешно существуют на федеральном активе»

Как отличить огурец от персика: первые дебаты на праймериз «Единой России»

В минувшее воскресенье в Балтийске состоялись первые дебаты в рамках внутрипартийного голосования «Единой России» по выборам в Госдуму по «северному» одномандатному округу № 97. Дебатами, впрочем, этот процесс можно было назвать сугубо формально: шестеро участников, включая главу отделения и действующего депутата Андрея Колесника, действовали в рамках партийной дисциплины и вообще не дискутировали между собой. А желавшего как раз такого жёсткого диалога депутата горсовета Калининграда Александра Пятикопа до дебатов вообще не допустили, равно как и ещё четверых «кандидатов в кандидаты». За странной дискуссией следил корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

— Наверное можно говорить об успехе в контексте выборной кампании. Но возможна ли реальная «перезагрузка», может ли партия измениться? Я опасаюсь, что вся эта риторика про необходимость новых идей и новых людей — лишь попытка поддержать падающий рейтинг. А в реальности — дебаты, на которых есть немногочисленные действующие лица, а есть какие-то статисты, подтанцовка. Ну и где изменения-то? Плюс — не решается главная проблема, отсутствие внятного курса. Про что партия «Единая Россия», кроме того, что в неё вступили все чиновники? Партия чего это? Партия Путина? Но чего она хочет, куда намерена двигать страну, и вообще намерена ли куда-то её двигать самостоятельно? Или будет и дальше лишь, как флюгер, улавливать дуновения из президентской администрации?

— Мне кажется, что партия довольно внятно обозначила свои приоритеты и то, что она хочет донести до людей. Обозначены приоритеты, они опубликованы. Кроме того, все понимают, что партия «Единая Россия» это партия нынешнего экономического курса. Сегодня партию возглавляет председатель правительства РФ.

— Ну, будем честны, этот экономический курс привёл нас в весьма печальную ситуацию, в которой вдруг оказалось, что стоимость национальной валюты изменяется симметрично стоимости барреля нефти. Мне кажется, всё несколько проще: президент, а вслед за ним и часть правительства говорят: экономику повернём туда — и партия тут же подхватывает. Потом говорят об изменении курса, и партия радостно это поддерживает. А на деле ничего никуда не меняется.

— Но ведь в правительстве страны работают профессионалы и понимают, куда идти стране и как её туда вести. Следующее: какая бы ни была «Единая Россия», с понятными проблемами, но это партия, которая несёт ответственность за то, что происходит, получая и свою порцию критики соответственно. Единственная партия, которая её несёт.

— А как именно она несёт эту ответственность? Чем расплачивается?

— Именно на ней, на её рейтингах отражаются все изменения в жизни страны, в том числе и экономический кризис или подъем. Критиковать проще всего, а они работают.

— Да и не могут — у них нет парламентского большинства, они не представлены в правительстве и не могут распоряжаться бюджетом.

-Сейчас выборы как раз и покажут; если коммунисты, эсеры, либерал-демократы или кто-то иной предложит внятную программу, отчего бы людям не проголосовать за них? А ещё есть так называемые малые партии, также способные представить альтернативные позиции. В 2011 году люди в возрасте 35–55 лет в большинстве своём попросту не пошли на выборы депутатов Госдумы. Потому что не увидели внятных программ, отражающих их предпочтения. А сейчас партий стало больше, эта электоральная база может как раз пойти и поддержать новые малые партии. Может быть, их идеи будут созвучны этим людям, а может ЕР или другие парламентские партии заберут себе их голоса.

— При этом у «Гражданской платформы», «Партии роста» и «Родины» есть какие-то чёткие и отличающиеся от привычных тезисов парламентских партий позиции. Пусть это только декларируемая и не подкреплённая действиями в силу времени идеология, но это хотя бы не обычный слабоидентифицируемый бубнёж, который мы слышим годами. При этом «старые и большие» партии никоим образом не меняют свою риторику, если сравнить их тезисы в 2011 году и в 2016 году, найти отличия будет очень непросто.

— Как раз поэтому «Единая Россия» и борется за голоса неопределившихся избирателей. Праймериз, «перезагрузка» — всё это направлено на мобилизацию потенциальных сторонников, не обязательно тех, кто в партии уже состоит, а, скорее, колеблющихся, беспартийных, которых в стране очень много. Именно они являются потенциалом роста для всех партий, та дельта, за которую все бьются.

Это проблема для всех, но для «Единой России» в большей степени — потому что ей больше нужно. И, по сути, кампания началась только у них, остальных пока особо не слышно. Коммунисты наверняка будут вторыми, благодаря федеральной кампании с федеральными брендами.

— Но ведь сложно оспаривать факт практически полного разрушения местного отделения КПРФ.

— Тем не менее — они успешно существуют на федеральном активе. КПРФ, Зюганов, федеральная программа — этого достаточно, у них много возрастных сторонников, дай им бог здоровья и долгих лет жизни, а они ходят на выборы. Да и социология показывает, что сейчас они в далёком отрыве от остальных, если говорить об области. Безусловно, к этому разговору нужно будет вернуться в июне, кампания не началась почти ни у кого. В лучшем случае, что-то происходит в городе, но в области — вообще ничего.

— А почему, кстати? Ну очевидно же, что, если речь идёт о федеральных выборах, то начинать активную работу нужно не в июне, июле или августе, а гораздо раньше. Чего они ждут? У них нет ресурсов? Нет понимания? Нет цели активизировать электорат заранее?

— Что касается федералов, они довольно активны. Что же до регионалов, то пока, кроме декларации желания участвовать в выборах, никто из них ничего толком сказать не может. Коммунисты смогли назвать Ревина как кандидата в Госдуму, Ветошкин сказал, что он пойдёт от ЛДПР. Второй округ никто не обозначил. Все остальные пока не определились (или определились, но молчат). Но кампании особо не ведет никто.

— Но это же абсурдная ситуация. Они ждут, пока из Москвы позвонят и скажут: пора.

— Они все говорят о том, что озвучивать планы пока бессмысленно, так как всё будет решено на съездах партий. Они ведь региональные отделения, это понятная логика. Другое дело, что они могут начинать партийную кампанию в регионе, и им стоит уже это делать, идеи-то партийные понятны.

В городе немного другая история, более активная — появилась «Родина» и Дмитрий Новик, мы видим некоторую активность «Патриотов России» и Игоря Рудникова, вот появился Юрий Савенко в «Пенсионерах за справедливость». Всё будет зависеть от кампаний, которые будут проводить партии. Люди же выбирают достойного кандидата с интересными идеями, от персоналий очень многое зависит. Не всегда избирателю важно какую именно партию он представляет.

_NEV8527.jpg

«Есть лишь шанс, что победитель праймериз станет кандидатом»

К одиннадцати туз: кто отправился на праймериз «Единой России» (список)

Региональное отделение «Единой России» во вторник закрыло список претендентов на участие в предварительном партийном голосовании. В окончательный список включен 21 человек. Из этого списка будут отобраны те, кто в итоге пойдет под флагами ЕР на выборы в Госдуму.

— Хорошо, тогда стоит, наверное, говорить о том, что есть, а не о том, чего нет. Есть кампания «Единой России», которая хотя бы видна. То, что там существуют внутрипартийные… не будем называть это конфликтами, но не до конца урегулированные ситуации — очевидно. Есть «кандидаты губернатора», есть кандидаты, выходящие им навстречу, есть некие третьи лица. Всё это следствия той самой попытки открытости и «перезагрузки» или, всё же, сказываются внутриэлитные конфликты?

— Если мы говорим о том, что на виду, то всё, в принципе, нормально. Демократичная обстановка, кто захотел, тот заявился на праймериз. Колесник, Пятикоп, Морозов, Грознецкий — в одном округе, Силанов, Горохов, Донских — в другом. Плюс ещё много людей. Все, кто хотел, заявились. Но, конечно, все хотят увидеть здесь какой-то конфликт. Плюс Александр Пятикоп начал кампанию с критики своего конкурента, чем допустил некий фальстарт, подстегнув дискуссию о том, что он был «выставлен» Цукановым против Андрея Колесника.

— Это ведь на нынешнем этапе внутрипартийного голосования не очень-то поощряется наверху?

— Да, одно из ключевых условий праймериз — не борьба друг с другом кандидатов, а борьба идей. Тут Пятикоп, конечно, нарушил некие установки проведения процедуры. И это, повторюсь, укрепило концепцию «выставлен против Колесника». Тем более, не секрет, что отношения у Андрея Колесника с губернатором… разные. Ну все и решили, что это очередной заговор.

— Плюс к тому, Колесник всё же не просто политик и не просто депутат Госдумы, а ещё и руководитель местного отделения ЕР. Кстати, это также добавляет абсурдности в праймериз и, особенно, дебаты — когда супротив него выходят его же собственные подчинённые. Он им, в конце концов, зарплату платит.

— Но это и не ограничивает их в желании дебатировать. Может быть, они опыта решили набраться. Политического.

— Но никто же не поверит, что какая-нибудь молодогвардейка Виктория Калашник реально хочет обойти Колесника и стать депутатом Госдумы. Если партия хочет показать реальную открытость, равные возможности и курс на перемены, то зачем эти статисты, почему не выставить равновесных кандидатов?

— Ну ведь их там достаточно. Морозов, Грознецкий, Топазлы. А молодёжь — пусть учится. Тем не менее, я думаю, что, несмотря на всю эту путаницу, Андрей Колесник сохранит свои позиции и выиграет в «северном» одномандатном округе.

— Кстати: можно ли с какой-то серьёзной уверенностью говорить, что победитель праймериз станет кандидатом «Единой России» в одномандатном округе? Мы ведь помним историю Александра Жукова и Наталии Бурыкиной, которые ни в каких праймериз в 2011 году не участвовали, а в партийном списке заняли премиальные позиции и избрались в Госдуму. Но это, всё же, была другая история, не одномандатные округа. Сейчас же, если победитель праймериз не станет кандидатом, это в серьёзной степени дискредитирует все эти игры в демократию.

— Нет, таких условий и чёткой корреляции между победой на праймериз и превращением в согласованного кандидата нет. Внутрипартийное голосование — рейтинговое, выборщики могут ставить галочки хоть всем «кандидатам в кандидаты». Для партии праймериз это способ мобилизации сторонников и путь выявления лидеров общественного мнения.

И затем съезд решает, кого из этих лидеров стоит выдвинуть в качестве кандидата в одномандатном округе. Есть лишь шанс, что победитель праймериз станет кандидатом. А есть шанс, что партия посчитает другого участника голосования более достойным.

— Тут ещё вопрос, кто, как и где будет голосовать. Кто, кого, куда и на каких автобусах в день праймериз повезёт.

— Да, привычные многим политические технологии применимы, при желании, и здесь. Но, всё же, партия в итоге решает, какой человек покажется наиболее эффективным с точки зрения политической борьбы. Ей важно одержать победу в одномандатных округах. Они явно немного «просядут» в списочной части, но за счёт одномандатников рассчитывают получить большое количество мандатов в новом созыве Госдумы.

«Не укради!»: как кандидаты в депутаты в Ладушкине про коррупцию дебатировали

В воскресенье лихорадка предвыборных дебатов в рамках праймериз «Единой России» по округу № 98 докатилась до Ладушкина. В выходной день жителям и гостям самого маленького городского округа Калининградской области представилась возможность узнать, что думают потенциальные депутаты Государственной Думы о борьбе с коррупцией и расточительством бюджетных средств. За полетом антикоррупционных фантазий политиков и приземленностью требований ладушкинских избирателей наблюдал корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Что касается «южного» округа, интриги там гораздо меньше. Алексей Силанов безусловно обладает довольно хорошими стартовыми позициями, он действующий вице-губернатор, может ездить по территории «по делу», а не просто людей собирать. На мой взгляд, это довольно достойная кандидатура как для партии, так и с точки зрения его позитивного рейтинга и профессиональных качеств. Там есть, конечно, Андрей Горохов и Сергей Донских. Но их позиции пока объективно слабее, Горохов хотя бы иногда появляется в прессе, но пока не понятны его программные идеи, а Донских вообще неожиданная кандидатура и я пока тоже нигде не увидела его платформы.

Хотя Горохов весьма профессионально компетентен, я очень уважаю его менеджерские качества, он хорошо знает экономические процессы вообще и в регионе в частности. Думаю, он мог бы достойно представлять регион. Но три кита успеха — элитные договорённости, полевая и медийная кампании. А для Госдумы именно медийная кампания важнее, чем полевая.

Пока в медийном поле, с точки зрения этого округа, ни Горохов, ни Донских конкурировать с Силановым успешно не могут. Для меня здесь фаворит очевиден. Но решать выборщикам.

— Кстати, о моём любимом — пиаре за бюджетный счёт. Сейчас в Госдуме обсуждают законопроект, ограничивающий возможность чиновников рассказывать о своих достоинствах и достижениях населению за бюджетный счёт. Но это — одна история, пиар чиновников за средства налогоплательщиков. И совсем иная — ведение избирательной кампании за бюджетные деньги. А надо называть вещи своими именами, Алексей Силанов уже ведёт избирательную кампанию. Количество его упоминаний в сюжетах, оплаченных в рамках «конкурсов на освещение деятельности правительства» резко выросло. И будет расти дальше. Тем более, что практика-то не новая, минимум половина медийной кампании губернатора прошлой осенью прошла как раз таким образом, за счёт бюджетных средств. Это вообще нормально — когда делегированный на выборы в Госдуму правительством человек ведёт избирательную кампанию за счёт бюджета? Может быть, не стоит так уж наглеть?

— На мой взгляд, людям всё равно. Агитации и политических заявлений там нет. Люди получают информацию о деятельности правительства Калининградской области и делают выводы.

— Ну какой деятельности правительства? Силанов пришёл на выставку про образование и заявил там, что образование — это очень важно.

— Это не политическое заявление, это заявление по его текущей деятельности. Он курирует вопросы образования. Закон не ограничивает его в таких заявлениях.

— Да при чём тут закон? Я говорю об этической стороне вопроса.

— Это непростая ситуация. Действительно, есть в этом доля приоритетного права. Но он сегодня занимает эту должность, что ж ему делать? Что же, запретить Силанову заниматься работой? Избирательная кампания, кстати, еще не началась.

— Я не про работу, а про многочисленные материалы в СМИ о нём, оплаченные из бюджета. Хотя, кстати, на работе можно и отпуск взять на время предвыборной кампании.

— Может быть, так и случится позже. Но, повторю, он не делает политических заявлений, не агитирует, он посещает те организации и предприятия, которые ему положено посещать по должности. Материалы в СМИ, проплаченные из бюджета, касаются лишь его текущей деятельности. У других же кандидатов тоже есть возможность выпускать свои материалы, идти в прессу, активизировать свои позиции в медийном поле. Только их пока не видно или видно мало.

— Но им придётся платить из своего кармана, а за Силанова уже уплачено из бюджета. Окей, пусть и за них платит бюджет, чем они-то хуже?

— В процессе избирательной кампании так и будет, законом предоставлено равное право доступа к СМИ.

— Ладно, этот спор нас ни к чему не приведёт. А что там слышно про список? Получила ли развитие история с объединением партийного списка «Единой России» в Калининграде и Санкт-Петербурге?

— Пока ничего не ясно. И, скорее всего, до съезда партии понятно не будет. Я получаю информацию об этом так же, как и остальные — из федеральных СМИ.

_NEV8398.jpg

«Единый кандидат от оппозиции — страшный сон предыдущих лет»

— Говоря о выборах в областную Думу, меня интересует лишь один вопрос. На мой взгляд, очевидно, что нынешний созыв регионального парламента — самый слабый из всех существовавших. Слабый в разных отношениях, в первую очередь — в смысле законотворческой деятельности, которая мне всё же кажется основной функцией парламента. И слабый в смысле политического веса. Он уже не просто похож на некое «министерство законодательства» регионального кабмина, Дума уже фактически ей стала. Наверное, она выполняет функции представительного органа власти, депутаты наверняка работают в своих округах, помогают людям — но это вторичная функция. Первичная же — именно законотворчество. Но мы не видим множества сильных и нужных законопроектов, призванных работать на благо населения региона и разработанных при этом в стенах облдумы. Дума лишь изредка и очень тактично корректирует привнесённые из правительства законопроекты.

Эта ситуация, как мне кажется, не очень хороша, в частности — для стабильности политической жизни, которую у нас, к сожалению, зачастую подменяют стагнацией. Возможно ли усиление роли и позиций областной Думы и возможно ли это в результате очередных выборов, при помощи каких-то новых сильных игроков, способных оживить уже изрядно попахивающий мертвечиной парламент?

— Я не могу оценивать деятельность нынешнего созыва облдумы ни в каком ином плане, кроме внутриполитического. С этой точки зрения — Дума действительно достаточно надёжный партнёр правительства. Но с точки зрения внутренней политики это и хорошо. Она и не должна быть оппонентом. Это общая стратегия развития региона, было бы странно видеть вооружённое противостояние между исполнительной и законодательной ветвями власти. Если споры и есть, а они наверняка есть, то мы не должны их видеть. Переговорный процесс и согласование спорных позиций происходят до принятия решений и выноса их в публичное пространство.

С точки зрения новых людей, я думаю, вы правы, запрос на обновление как минимум части парламента сегодня существует. На мой взгляд, планирующие идти на выборы глава «Янтарьэнерго» Игорь Маковский или ректор БФУ им. И. Канта Андрей Клемешев вполне способны внести новую струю именно с точки зрения эффективной законотворческой деятельности. Я думаю, есть надежда, что новые люди добавят новых качеств облдуме. Выбор — за людьми.

— Добрых слов вряд ли достойна и оппозиционная часть облдумы. Если, конечно, оценивать парламент как место, где пишут и принимают законы, а не площадку для редких, неконкретных и даже нередко истерических заявлений. К сожалению, мы регулярно видим, как представители оппозиции даже если находят в себе изредка силы написать нечто, похожее на законопроект, то на финансово-экономическое обоснование, необходимое для его рассмотрения в случае, если он претендует на бюджетные средства, у них уже запала не хватает. Ну или попросту проект закона написан так криво, что вызывает претензии гражданско-правового управления и прокуратуры. Могут ли какие-то уроки извлечь из этой пагубной, на мой взгляд, ситуации партии-противники «Единой России», претендующие на мандаты в облдуме? Или мы так и будем лицезреть девиантное поведение депутатов вроде Михаила Чесалина, который чуть ли не год боролся за своё право сидеть в президиуме — но с какой целью?

— Когда Чесалин один, Лопата один, Войтова одна, они разрознены, они слабы. Слабость оппозиции в том, что они никогда в жизни не объединятся. Страшный сон предыдущих лет — единый кандидат от оппозиции, показал свою несостоятельность. Но не нужно объединяться на выборах, они представляют разные партии, но, если бы они объединились после, в рамках депутатской работы, то смогли бы готовить те самые нужные и качественные законопроекты.

Тем не менее, сегодня мы видим, что администрация президента проводит курс на повышение политической конкуренции. Сегодня 14 партий имеют возможность, не собирая подписи, вести своих кандидатов на выборы. В этих условиях партии могут выдвигать своих кандидатов и вести их. В нашем регионе — особенно. Ранее избиравшийся в качестве самовыдвиженца Игорь Рудников заявляет, что он идёт в облдуму от «Патриотов России», на его имени партия может получить больше мандатов, чем раньше. Юрий Савенко «подтянет» партию «Пенсионеры за справедливость». И так со всеми иными партиями.

— Надо ведь не только избраться, но ещё и что-то делать потом пять лет, а то получится как с некогда лидером протеста Константином Дорошком.

— Повторюсь, нужно формировать в Думе общую команду. Не партийную, а в рамках их депутатской деятельности. Весьма грамотный специалист — Алла Войтова, но ей, наверное, лучше также выступать на выборах от какой-то партии, нежели выходить с позиции самовыдвиженца. Не знаю, какой она выберет путь, но она определённо может стать локомотивом. Сейчас у неё достаточно хорошие позиции, ее многие поддерживают, она соберёт свои голоса.

Другое дело — что они будут все вместе и порознь делать дальше. Если они будут сидеть по разные стороны, это явно не прибавит им эффективности и не поможет творить нужные людям законопроекты и проводить их в жизнь. Ведь каждый из них имеет хорошие предложения и идеи.

— Ведь даже в ситуации с «проблемой-2016» облдума выступила очень по касательной, основные меры поддержки местной экономики были разработаны в правительстве области и затем согласовывались с федеральным кабмином. При этом меры эти весьма консервативны, на либерализацию местной экономики с целью привлечения новых инвестиций ну никак не похожи. Облдума же — вполне себе субъект федеральной законодательной инициативы, депутатам ничто не мешало за эти пять лет написать прекрасный новый законопроект, который дал бы что-нибудь полезное для ведения бизнеса здесь, смог бы компенсировать негативные явления. Но ничего кроме безвременно угасшего пыла Соломона Гинбурга по поводу не очень понятного «закона о Калининградской области», видно за эти пять лет не было. Да и эту инициативу уже перехватило правительство, правда как-то странно это сделало.

— Ну почему, я уверена, что многие депутаты областной думы принимали участие в обсуждении, например, Алексей Зиновьев ведь не только глава Калининградской торгово-промышленной палаты, но и депутат облдумы. Он участвовал во всех обсуждениях…

— Но участвовал именно как президент КТПП.

— А как это отделить?

— Очень просто — его участие не выражалось в законопроектах.

— Да, сегодня эту законотворческую функцию взяло на себя правительство региона. Оно, условно говоря, «рулит» процессом. Но это не плохо. Правительство аккумулирует у себя множество позиций, создавая единый проект. Это правильно.

— Почему? Потому что не доверяет депутатам? Почему бы ему не взять, да и не отправить на этих выборах в Думу парочку специалистов-законотворцев? Если таковые, конечно, в правительстве остались; то, что оно вносит в парламент, зачастую также не выдерживает критики.

— Возможно так и будет. К примеру, своё желание участвовать в выборах декларировал вице-премьер Александр Богданов. Возможно, кто-то ещё выдвинется. Да, Дума должна быть более активной публично, я согласна. Но уверена, что депутаты, пусть и не публично, но участвуют абсолютно во всех обсуждениях решений, предлагаемых правительством. Правительство — стратег и тактик, но я бы не сказала, что Дума сидит и ничего не делает. Вектор определяет правительство, наверно, это объективно правильно, потому что там работают специалисты и профессионалы.

_NEV8425.jpg

«Не у всех в Горсовете получится сохранить свои места»

Борьба за «тройку»: кто возглавит «Единую Россию» на выборах в горсовет

Выборы в горсовет Калининграда в сентябре 2016 года пройдут по новой схеме. Если все предыдущие годы мандаты распределялись исключительно по одномандатным округам, то на этот раз одномандатники получат лишь половину мест, еще 14 будут распределены между партиями, которые во время выборов смогут преодолеть пятипроцентный барьер.

— Тогда опустимся на нижний, но и самый близкий к народу уровень осенней выборной кампании — горсовет Калининграда. Есть ощущение, что золотая мечта очень многих, в первую очередь самих депутатов действующего созыва горсовета, это переизбраться в полном составе. За исключением, пожалуй, одного коммуниста Трофимова. Что происходит в этом пространстве, с учётом нового порядка избрания горсовета, слияния округов и прочего?

— Конечно, полностью нынешний созыв переизбраться не сможет. Но 14 одномандатников такие шансы имеют.

— Я ведь говорю об этом желании не только с точки зрения депутатов, которые хотят переизбраться, но и с более объективных позиций. Горсовет выглядит сегодня как весьма сбалансированная структура — и работоспособная. Там существует баланс группировок и интересов, пусть все они и представляют одну и ту же партию. Но вся эта конструкция работает. Горсовет неплох.

— Да, Калининград сейчас является самым сильным как с точки зрения представительного органа власти, так и с точки зрения исполнительного. Горсовет это достаточно компетентные люди, работающие много лет. Они понимают, что они делают, разработаны программы и они реализуются. Они активно работают на округах с людьми и не только перед выборами, а постоянно.

Конечно, не у всех получится сохранить свои места. Но, как я понимаю, не все этого хотят, некоторые депутаты сами не будут принимать участия в выборах. 14 одномандатников, скорее всего, сохранят свои позиции. И это будут, наверняка, представители «Единой России».

В той части совета, которая будет формироваться посредством партийных списков, неизбежны перемены. Партии будут заводить своих кандидатов, здесь опять встаёт вопрос внутриэлитных договорённостей. Малые партии ищут себе кандидатов, и у них с этим проблемы, им всем нужны люди.

— В ходе выборов нынешнего созыва горсовета участие области и губернатора не очень-то прослеживалось, возможно его вообще не было. Тогда у Николая Цуканова были более серьёзные проблемы, чем выборы горсовета. Стоит ли ожидать сейчас усиления этого внимания и попыток таким образом увеличить влияние области на городскую власть?

— Я думаю, сейчас выстроен довольно конструктивный механизм взаимодействия между городом и областью, Цуканов может доверять Ярошуку в вопросах формирования городской власти, в том числе и её представительного органа. Они договариваются. Это, насколько я понимаю, устраивает как городской совет депутатов, так и областную власть. Поэтому, не без переговоров, но город будет делать свою собственную выборную кампанию. И она у него будет гораздо сложнее, так как политическая активность всех партий будет сконцентрирована именно в Калининграде.

— При этом выборы горсовета — это же, как и выборы мэра, именно городская история. Горсовет, в понимании обывателя, это не борьба партий, а чтобы вода текла из крана, по дороге можно было ездить, а дом не развалился до очередного капремонта. Ну и чтобы, конечно, строили все эти депутаты все эти ужасные дома, чёрт с ними, но хотя бы не совсем уж внаглую. Как тут смогут себя реализовать число политические субстанции, не имеющие опыта муниципальной работы?

— Успех партий возможен, так как многие люди проголосуют за достойного кандидата с серьезной программой вне зависимости от партийной принадлежности. За тех референтных лиц, которые этого интересного кандидата могут поддержать. Конечно, все партии, участвующие в выборах горсовета, будут концентрироваться именно на вопросах городской повестки. Тротуары, дороги, мосты, канализация, прочая инфраструктура. Почему вы решили, что партии будут выступать сугубо с политическими лозунгами?

— Потому что я не видел от них неполитических лозунгов. Да, для них было бы неплохо сменить тактику и уйти от общих слов к конкретике. Но они этого почему-то не делают. Тот же визит лидера «Партии роста» Бориса Титова в Калининград — повод был отличный, но как позорно его использовали. Политик и бизнес-омбудсмен приехал в регион будучи абсолютно неготовым к обсуждению конкретных проблем тех же предпринимателей, ощущение, что его вообще никак не информировали перед визитом. Всё-таки «Партия роста» рассчитана на довольно узкий сегмент электората, на людей с образованием, способных слушать, слышать и анализировать. Если кто-то из них и следил за поездкой Титова в регион, то вряд ли воспылал страстью к его партии.

— Руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин на обучении кандидатов в рамках подготовки к праймериз говорил: внутриэлитные договорённости, медийная и полевая активности крайне важны. Но не менее важны вопросы местной повестки, региональной или муниципальной. Что предложат людям кандидаты и партии? Как будут решать их проблемы? Какие референтные лица окажут им поддержку?

Сегодняшний горсовет достаточно стабилен, профессионален и знает, что нужно городу. И успешно справляется со стоящими перед ним задачами. Так что если бы он был переизбран в полном составе, это было бы хорошо. Только не очень возможно в нынешних реалиях.

— А как во всей этой многомерной выборной конструкции в сентябре поведут себя люди? Стоит ли ожидать высокой явки?

— На выборах федерального уровня явка всегда достаточно высокая. Мы вряд ли станем исключением. Уже сегодня мы видим элементы повышения интереса к выборам, которые применяет «Единая Россия» в форме тех же праймериз. Это не только мобилизация и поиск новых кандидатов, но и повышение интереса к самим выборам. Я думаю, на это всерьёз рассчитывает федеральный центр, потому что в последнее время люди не очень-то хотят ходить на выборы. Именно за счёт повышения политической конкуренции, «перезагрузки» партии-лидера, введение новых лиц в политический процесс и вывод на сцену малых партий, предполагается повысить интерес населения к выборам.

Явка наверняка будет достаточно высокой, но говорить об этом ещё рано — кампании попросту не начались. Особенно если говорить о кампаниях в области, а не в городе. О тех же малых партиях там вообще не слышали.

Но и переборщить тоже нельзя, уже сейчас почтовые ящики заполнены политической агитацией, это уже раздражает людей. Нужно сбалансировать процесс так, чтобы у населения не было отторжения. А то до выборов четыре месяца, а кандидаты «смотрят» и из почтовых ящиков, и с сайтов, и с баннеров на улицах.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — Виталий НЕВАР, «Новый Калининград. Ru».

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.