На «Дне реки»: есть ли шансы у калининградских набережных

Все новости по теме: Город

На прошлой неделе в Калининграде прошла двухдневная конференция «День реки», посвящённая, как несложно догадаться, прибрежным пространствам Калининграда. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» провела два дня в компании урбанистов, социологов, активистов, архитекторов, яхтсменов и прочих причастных к речным просторам региона, попыталась понять, чем отличается это мероприятие прошедшего три года назад и задумалась о том, есть ли шансы у реки в Калининграде.

Вид на Калининград с середины Преголи — зрелище не для слабонервных, однако своего поклонника имеет. Каждый год летом акватория заполняется многочисленными плавсредствами разнообразной вместимости, неизменно предлагающими туристам насладиться незабываемой прогулкой по водным просторам Калининграда. Прогулка эта обычно охватывает остров Канта и небольшой кусочек акватории у Музея Мирового океана до двухъярусного моста или до порта. На сегодняшний день это единственный пример более-менее массовой активности на Преголе, не считая редких регат всё у того же ММО и зимних художеств на льду.

Надо отметить, что это далеко не первое мероприятие, посвящённое околоводным пространствам Калининграда. Около трёх лет назад прошёл аналогичный семинар со схожим составом участников, затем была разработана концепция «Ватерфронт», потом появился проект «Вал», однако всё это так и осталось на бумаге.

На практическом фронте за это время тоже произошли некоторые изменения. Например, с горем пополам всё-таки была достроена набережная Трибуца, заботливо отгородившая прохожих от воды полутораметровыми гранитными парапетами; начались работы на будущей Парадной набережной, пока что там можно полюбоваться только подпорными стенками; оброс забором пустырь около «Рыбной деревни» — там планируется строительство второй очереди комплекса; Остров стал меньше напоминать заброшенное болото и больше — трассу ралли «Париж — Дакар» с примесью болота. Только вот ни с резолюцией первого семинара, ни с концепцией «Ватерфронт», ни с проектом «Вал» все эти изменения никак не связаны. Всё это произошло независимо от собраний неравнодушных граждан и архитекторов. «К сожалению, движений по результатам предыдущих мероприятий никаких не было, концепция „Ватерфронт“ осталась нереализованной, поэтому, конечно же, мы будем стремиться и достигать практической реализации. Мы постараемся подготовить план мероприятий, реально направленный на развитие прибрежных территорий», — констатировал глава комитета архитектуры и строительства администрации Калининграда Артур Крупин.

_NEV4111.jpg

Правда, дать какие-то гарантии того, что в этот раз озвученные на конференции предложения воплотятся в реальность, он не смог. «Гарантий нет, но есть попытка, есть стремление, и складывается достаточно серьезный коллектив, который включает в себя не только административных работников, но и экологов, архитекторов, биологов. Я думаю, что если вместе ежегодно работать, то по чуть-чуть, маленькими шажками мы добьёмся практической реализации сначала на отдельных территориях, а потом уже в целом развитие, которое мы планируем на 20 лет вперёд, станет реальностью», — оптимистично заключил Крупин.

Тот факт, что в Калининграде река находится на задворках города, за эти годы не озвучил только ленивый. Ещё раз напомнил об этом во время прогулки по Преголе главный архитектор Калининграда Вячеслав Генне. «Мы находимся в некоей точке эволюции судьбы воды в нашем городе, судьбы реки. Некогда активное судоходство на Преголе отсутствует, градостроительная доктрина прошлых лет связана с тем, что река рассматривалась как задние дворы общественных зданий и сооружений», — заметил он, вспомнив, как до реконструкции набережной Трибуца «фактически на крыльце Художественной галереи» можно было обнаружить «диваны, кресла, покрышки и холодильники».

_NEV3985.jpg

По сути, публичное пространство Преголи в Калининграде сегодня не так уж велико. Более того, оно очень хорошо делится на несколько частей. Например, территория за двухъярусным мостом: с одной стороны — порт, с другой — промзоны Правой набережной. Виды мечты для любителей урбанизированной среды. Однако горвласти не теряют надежды на ревитализацию этого участка города. «Например, бизнесмены могли бы обустроить Правую набережную, — предположил Генне. — То есть это в принципе сейчас и происходит. Это такая особенность реки, это видно — мощная строительная площадка, вся территория в кранах. Сюда переселяется бизнес, открываются кафе и рестораны, автосервисы, промышленность выдавливается в каком-то смысле». Чиновник добавил, что сегодня эта территория с точки зрения Генплана — промышленно-складская зона, которая ограничена с точки зрения использования. «Сейчас город ведет процедуру обсуждения по материалов Генплана, это одна из тем, которая постоянно в течение года поднималась экспертами — учесть возможную альтернативную судьбу территории от проспекта Победы до Правой набережной и там практически до Вагоноремонтного завода», — пояснил он.

Однако редевелопмент подобной территории требует огромных инвестиций, которых, увы, сейчас нет. Не говоря уже о том, что куда-то придётся выселять нынешних пользователей этой зоны. Да и набережной как таковой там нет — есть оживлённая дорога и узкий тротуар у реки. «Вся Правая набережная своим состоянием, своей жизнедеятельностью показывает на те нереализованные возможности, которые существуют с точки зрения более эффективного использования территории в центральной части», — печально констатировал главный архитектор.

_NEV4022.jpg

Ещё один участок — от двухъярусного моста до эстакады. К одному берегу здесь претензий фактически нет — Музей Мирового океана считается одним из украшений города. На другой берег никто смотреть особо не хочет — всё тот же бетон, склады, стоянки и пустырь. Никаких внятных идей по благоустройству Портовой пока что не существует, тут ситуация схожа с Правой набережной.

Наиболее «туристическая» часть Преголи — это территория вокруг острова Канта, ограниченная эстакадой, Деревянным и Высоким мостом. Здесь есть набережная «Рыбной деревни», Юбилейный мост и… да, пожалуй, всё. Назвать набережными разваливающиеся подпорные стенки и дырявый асфальт бывшего Кнайпхофа или сквера вдоль Московского проспекта можно с очень большой натяжкой. Наиболее приемлемо в этом советском наследии, кстати, выглядит участок вдоль Эпроновской, где нет высоких бетонных парапетов или дорог. Правда, не хватает естественных спусков к воде, но рыбакам и этого достаточно. А других пользователей у реки сейчас, в принципе, и нет, как заметил исследователь из Стокгольма Тимоти Андерсон.

«Калининграду предстоит решить две задачи — во-первых, это забота об экологии города, о необходимости поддержания и сохранения зеленых зон в городской среде, потому что с одной стороны мы увидели великолепные и живописные места, с другой — мы видели заброшенные промзоны, и необходимо сделать так, чтобы горожане научились использовать реку, чтобы она стала частью их жизни. Сейчас мы видим, что она используется в основном только рыболовами, и река является неким препятствием на пути транспортных средств и горожан», — сказал урбанист. По его словам, такое отношение к реке и экологии города надо менять.

_NEV4094.jpg

В целом бетонные набережные и жутковатая застройка — это самая яркая черта Преголи на сегодня, с которой что-то давно пора делать. Привычка отгораживаться от воды высокими глухими парапетами укоренилась в нашем сознании настолько давно, что, кажется, избавиться от неё уже не получится. Отличный тому пример — новая набережная Трибуца, которая при всех вложенных в неё сотнях миллионов суть — тот же каменный мешок, только с гранитом и клинкером вместо бетона. Как отметили эксперты, набережная Трибуца — «жутко монотонное место, где ничего не происходит». Возможно, потому что у неё нет никаких общественных функций, кроме, собственно, прогулочно-транзитной. В целом Трибуца в ходе конференции порядком досталось от всех, включая Вячеслава Генне, раскритиковавшего высокие парапеты и пообещавшего, что на Парадной набережной эта ошибка будет учтена и исправлена.

Набережной Карбышева напротив Трибуца, к счастью или к сожалению, гранит не грозит. Её собираются обустраивать в «эконом-варианте», что вполне может означать сохранение подходов к воде. Более того, главный архитектор даже предположил, что там мог бы появиться городской пляж. «Та же набережная Карбышева вполне могла бы стать городским пляжем — центр города. Мы сформировали задание техническое, есть намерение о её реконструкции, как раз она предполагает натуральную природную эстетику», — сообщил он.

Головная боль властей на Новой Преголе — территория «Дариты» с тлеющим короотвалом (но там проблема вроде решается) и полузаброшенной застройкой (вот здесь посложнее). «Сейчас предприятие не функционирует и используется как складские помещения, хотя оно вполне может стать объектом редевелопмента — сохранить максимальное содержание, реконструировать с изменением функций. Собственник никаких усилий, связанных с проектным продвижением, в последние годы не прикладывает, — посетовал Генне. — Я в прошлом году инициировал сбор исходных данных и переслал их в один из Московских ВУЗов, чтобы здание стало площадкой для исследования — курсовой или дипломной работы. Это было в прошлом году, ждем ответной реакции, может, студенты приедут и сделают небольшую выставку. Может, это подтолкнет его [собственника] к изменениям».

_NEV4169.jpg

Ближе к окраинам города берега застроены эллингами. Побогаче — на Новой Преголе (к этим у властей претензий нет), попроще — на Старой. Последние в своё время вызвали обширное негодование губернатора Цуканова, потребовавшего что-нибудь сделать «с этим гетто». За «гетто» глава региона, конечно, тут же извинился, но осадочек, как говорится, остался. В свою очередь этот вопрос во время конференции поднял и Вячеслав Генне, спросив у участников прогулки, что бы они сделали с разномастной застройкой берегов. Сам он, то ли в шутку, то ли всерьёз, предложил на время ЧМ-2018 устроить водяную завесу, чтобы от стадиона и новой набережной эллингов видно не было. «Есть разные варианты — качать воду из реки на чемпионате и создавать водную завесу — есть такие технологии, которые будут визуально скрывать от гостей, искушенных болельщиков футбольных», — сказал Генне.

Но остальные участники конференции неожиданно для представителя администрации за эллинги заступились, назвав их «лучшим, что здесь есть» и сообщив, что губить жизнь на воде нельзя ни в коем случае. «С точки зрения визуальной характеристики ничего здесь хорошего нет. Я хотел бы услышать предложения, как сделать это всё цивильно. Мы не отменим жизнь на воде, но если русскому мужику дать маленький участок у воды, он в течение 20 лет будет таскать туда материалы строительные, потом соорудит избушку на курьих ножках, жена будет говорить, что он рукастый, но это будет просто уродливо. Это касается всех дачных обществ в большинстве своём», — проворчал в ответ главный архитектор. Впрочем, остальные участники его не поддержали и даже попросили внести в резолюцию сохранение неказистых построек в качестве части идентичности Калининграда.

В резолюцию также вошли рекомендации по созданию рабочей группы для дальнейшей работы, замечания о необходимости очистки русла и предложение организовать сотрудничество с калининградскими ВУЗами в сфере урбанистики. Однако главным вопросом остаётся дальнейшее взаимодействие горожан с властями и инвесторами. Как справедливо заметил архитектор Олег Васютин, вода у властей сейчас просто-напросто не в приоритете, и пока это не изменится, ничего нового не произойдёт. И ведь действительно — можно сколько угодно рассуждать об участии горожан в городском планировании, но пока что это планирование заканчивается на разговорах. И пока уже три года обсуждается теоретическое оживление прибрежных территорий одного города, в другом идёт вполне себе практическая застройка, о которой почему-то с горожанами никто советоваться заранее не стал.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости