«Сербы себя покажут»: как мы пели с ними их песни и танцевали под «Ленинград»

«Рестораны Нового Калининграда» если не болеют за сербов, то знакомятся с сербскими болельщиками, их футбольными традициями и всеобщим плей-листом в одном из калининградских заведений. Проиграли один матч, провоевали три войны, завоевали не одно сербское сердце, не разбили ни одного бокала — как это было и какие песни нужно выучить на всякий случай, в нашем репортаже.

Три часа дня, ресторан на площади Победы переполнен, у входа стоят девочки-школьницы: одна с сербским флагом, другая — со швейцарским. Это подработка в летние каникулы: несложная и даже в какой-то степени весёлая — приглашать иностранных гостей. Девочек навещают мамы, приносят им еду, фотографируют с болельщиками и вообще всячески сочувствуют. Впрочем, болельщики сюда идут и без ориентаций по флагам. Кажется, что большая часть сербов, которая приехала в город, знает, что в ресторане «Ресто-Престо» работает сербский шеф Саша Марьянович. В зале то и дело слышится: «А где Саша? Вы не видели Сашу? Мы пришли к Саше». Сербы занимают все столы во всех залах. На плазменных панелях транслируют мачт Бразилии и Коста-Рики. Когда игроки Коста-Рики играют хорошо, весь зал скандирует «Сербия!», улюлюкает и всячески выражает восторг.

1016.jpg

«Говори со мной только по-русски. Я всё разумею, — говорит один бородатый болельщик. — Скажем так, мы тут все болеем не за Косту-Рику, а против Бразилии. Нам с ними скоро играть, и я очень хочу, чтобы они потеряли хотя бы одно очко». На словах «очко» бразильцы забивают гол, и буква «о» растягивается в вопль сожаления. Правда, недолгий. «А ещё я скажу, что если мы сегодня выиграем, то мы из этого ресторана никуда не уйдем. Все закроем и будем пить до утра, — продолжает он, — Я лично на двери встану». На вопрос, что случится, если всё же сборная Сербии проиграет, он говорит, что будет то же самое, как при выигрыше, только с меньшим весельем: «А кто очень расстроится, тот пусть спать идёт».

Коста-Рика проиграла, в зале кто-то включил на всю катушку «Катюшу». Эту песню потом поставят ещё раза три или четыре, поет хором весь зал, какие-то русские бритые ребята тут же переодеваются в красные футболки с надписью СРБИJА и просят счёт. «Катюшу» они продолжают петь и на улице; один делает перерыв, сплевывает, говорит своему другу: «Теперь ты понял, как надо?». Друг кивает. Пара идёт в сторону лужайки ТРЦ «Европа» — на место, где до этого была импровизированная фан-зона хорватских болельщиков, а сейчас — сербских. Коллеги слышали, что там очень дружно скандировали «Косово — сердце Сербии» и «Крым — русский край».

Тем временем в ресторане начинается сербская дискотека. Шеф Саша Марьянович завладел ноутбуком, подключенным к колонкам, и ставит самые разные песни. Зал начинает танцевать и хором петь. Играет песня «Кто сказал, кто солгал, что Сербия маленькая». «Это очень популярная у нас песня, — рассказывает Марьянович. — Она современная, все её любят и поют, когда за столом собираются. Ну, так, чтобы дух поднять. Там нормальные слова: что мы не маленькая страна, а большая и сильная, что наша страна три раза воевала, что турок мы погнали, немцев погнали и вообще нас лучше не трогать». После этой песни включают другую, на этот раз старую: «Тамо далеко». «А эта песня с первой войны, её, говорят, один солдат написал, которой от дома далеко был и по Сербии своей любимой тосковал. Мы ее тоже поем. Она такая, за душу берет», — Саша выступает гидом не только по кухне, но и музыке. За столами болельщики обнимаются и тихо (что на них непохоже) подпевают.


Официанты несут новые заказы. Самая популярная еда — пицца на огромной деревянной доске. Самые популярные напитки — пиво, водка, энергетические напитки и простая очень холодная, практически ледяная вода. «Видела, как настоящие болельщики пьют?, — говорит мужчина в черной футболке с изображением черепа. — Они, как мы, пьют. Много и не пьянея. Мне тут рассказали, что у вас хорваты были и очень смешно пили: немного водки нацедят, разбавят все „швепсом“ и ходят со стаканом, типа крутые. У нас так не принято. У нас стакан водки отдельно, а „швпес“ отдельно. Если мы его вообще заказываем. Ну, за здоровье!». Звон кружек на весь зал.

Друзей именно повара здесь человек тридцать. Болельщики создают группы в WhatsApp, списываются и всех, кто едет в Калининград, добавляют в эту группу. Там же оговаривают и место встречи. Одни рассказывают, что недавно вернулись из Самары и там проводили время тоже в одном ресторане, где шеф — серб: «Приятно, когда брат готовит, понимаешь? Это как дома».


Официанты в «Ресто Престо» все очень юные, очень красивые и очень радостные. Все происходящее для них — как какой-то невероятный праздник, на котором взрослые ведут себя как дети. Один из официантов в тот день, когда гуляли хорваты, не работал и очень расстроен. Напарник его успокаивает и говорит, что в этот раз будет не хуже.

«Главных отличий сербов от хорватов два. Отличие первое: водку они пьют бутылками, и никак иначе. Вот сколько сегодня заказали. Отличие второе: с ними не познакомишься. Хорваты как делали: приходили парами, ну по трое, по четверо, и отлично — через пятнадцать минуть вокруг них все, все с ними знакомятся, фоткаются, поют и всё такое. С сербами не так. Они пришли со своей компанией, сразу человек десять за стол сели — и всё. С ними, конечно, можно познакомиться, но это уже не так просто. Но мы знакомимся. И по-русски они понимают все отлично. Я, кстати, уже разрешение получил: если сербы выиграют, я в конце смены переоденусь в свою обычную одежду и буду вместе с ними на бочке танцевать! Классно, да?!», — рассказывает нам официант. Идея и правда кажется неплохой.


Ноутбуком с плейлистом овладевает группа болельщиков. Происходящее начинает походить на домашнюю вечеринку, когда все уже порядочно выпили и начинают ставить свои любимые клипы с ютьюба. В зале играет лирическая песня про любовь. «Ну, а что такого? Перед матчем надо не только кричать. Перед матчем надо сесть, призадуматься, может быть, немного погрустить и поговорить о любви. Эта песня про любовь. Он поет, что все бы отдал этой девушке, чтобы только знать, что у нее никого больше нет. И цветы, да цветы. Он несет её розы. Желтые розы. И не может уснуть и страдает», — Марьянович приносит пиццу с мясом и чем-то похожим на сало и снова выступает проводником по миру югославских шлягеров. Песня довольно старая.

В зале появляются швейцарские болельщики. На сербский праздник они смотрят с любопытством. Мест на всех не хватает, и швейцарцы едят стоя. Когда они уходят, сербы начинают скандировать «Ауфвидерзеен!» В половину шестого зал начинает пустеть. Все, что не успели допить, болельщики забирают с собой. На улице смешиваются с российскими болельщиками. Проезжающие автомобили сигналят. «У нас в Новом Саде как знакомятся крутые пацаны с девушками? Вот он стоит на светофоре в своей машине, видит, что в соседней машине за рулем красивая девушка. Он ей сигналит, она открывает окно, а он закидывает туда свой телефон — типа, пиши номер быстрее. Так и знакомятся. Что, у вас в России тоже так делают? Ну не знаю, мне кажется, что это сербы первые придумали», — все шутят, смеются и идут до стадиона.

В полночь в зале «Ресто-Престо» сидят сербы. Они проиграли, они устали, они пьют водку и пытаются веселиться из последних сил. Официанты на бочках не танцуют. Марьянович подбадривает друзей и приносит всем пиво. «Я сам матч не досмотрел, ушел, когда 1:1 было, очень волновался, сердце заболело», — Саша разводит руками. Чтобы как-то разрядить обстановку, он включает музыку. На всю катушку играет «Ленинград». Все начинают танцевать, откуда-то появляются красивые девушки, недолго думая официанты тоже пускаются в безудержный пляс — вне зависимости от исхода игры у них тоже праздник, закончилась смена.

Текст- Александра Артамонова, фото — Денис Туголуков

Комментарии к новости