По счету не платили только русские: калининградские официанты о болельщиках

«Рестораны Нового Калининграда» расспросили калининградских официантов из трех баров, как им работалось в дни ЧМ-2018. В этих монологах — рассказы о тех, кто хуже всего себя вел, не хотел платить по счетам и прыгал по столам, пытаясь все разломать.

Бармен в кафе «Фёст» в ТРЦ «Европа»: 


 — Я в своем баре был главным переводчиком. Я говорю по-английски свободно, как по-русски. И весь персонал практически на меня молился (смеется). Но уже к третьему матчевому дню все освоились, выучили необходимые слова. Мы справились.

 — Как-то особо нигде не был за все эти дни, кроме как за баром. Зато нашел друзей. Один австралиец прожил в Калининграде десять дней и каждый из этих дней он приходил ко мне в бар, заказывал темное пиво, и мы общались. Позавчера пришел, пытался купить билет на самолет до Казани, который стоил порядка 70 тысяч рублей, причем пытался оплатить покупку при помощи русского телефонного номера. Ну, кончилось это тем, что у него заблокировали кредитную карту, на следующий день я поехал с ним в авиакассу, купил билет, он вернул мне деньги, когда банк все разблокировал. В общем, мы подружились.

 — А сегодня с утра я пытался поймать в гостинице англичанина, который вчера забыл за баром свой телефон. Но не поймал — он уже утром с другими болельщиками улетел. Что делать — дождусь сменщика и пойду на почту отправлять ему телефон, а то его жена постоянно звонит и спрашивает, жив ли ее муж вообще, здоров ли. Уверен, что у него похмелье и он жив. Я, можно сказать, такая скорая помощь и поддержка. Но мне кажется, что бармен таким и должен быть, и люди к нам приходят, чтобы отдохнуть, расслабиться и забыться.

 — Чем отличаются пьяные иностранные болельщики от русских? Манерой поведения. Русские начинают вести себя как свиньи. Обязательно хотят со всеми устроить драку.

— В первый день мы еще что-то разливали в стекло. Но почти сразу же перестали — только пластик. Посуды почти не побили. Счета оплатили все. Больше всего их не хотели оплачивать русские. Но это нормальная практика, мы привыкли. Англичане еще у нас телевизор сломали вчера —  зачем-то висели на нем.

 — Поток людей сумасшедший, плюс мы специально подняли в два раза цены на пиву и водку. Постоянным гостям мы делали скидку процентов двадцать, чтобы было как обычно. Но 95% гостей были иностранцами. Я считаю это поднятие цен оправданным. Получается, что в среднем пиво у нас стоило в переводе на валюту около 3,5 евро. И не забывайте, что мы находимся в центре города. Это нормальная цена за кружку неплохого пива. В Барселоне в центре города можно выпить банку за четыре.

 — Что они едят? Пиво. Когда хорваты были, то максимум тридцать блюд, мне поставщики пиво ночью привозили.

 — Девушки? Ну, некоторые болельщики привозили с собой подружек. А так больше всего было наших девушек: нарядных, пьяных, которые пытались домогаться иностранцев.

— Как здесь появились хорваты? Пффф. Пришли четверо, заказали первый стол, сели в углу на улице, им понравилось, я с ними поговорил, они удивились потому что я был первый кто с ними стал говорить по-английски, они повесили флаг, стали писать и звонить друзьям, и через сорок минут здесь сами знаете сколько хорватов было. Плюс в «Рэдиссоне» жила их сборная, а болельщики всегда предпочитают тусоваться там, где их футболисты. Вот, например, сербов было больше всего в Светлогорске, где жила их команда. Они все хотят быть там, где их команда.

 — Все боялись англичан, но зачем их бояться? Это англичане нас боялись. У них тоже нормальная пропаганда по телевизору, а потом они приехали сюда и говорят: как здесь здорово, что за бред нам рассказывали? Я сам надеюсь, что это всё будет только на пользу нашему городу: мы же ближе всех к ЕС, пусть туристы едут сюда, гуляют. Нам будет не хватать этого веселья, этой энергии, драйва.

Официантка Дарья, ресторан «Кропоткин»: 


 — Меня зовут Даша, а все они звали меня Дебора.Если честно, я очень устала и очень мало спала. Мы вчера закрылись позже, чем собирались. Но это очень приятная усталость. В обычную смену таких эмоций ни за что не получишь. Мне все очень-очень понравилось, даже то, что они кричат. Такая энергия, реально.

— Я на англичан смотрела всю смену: такая форма у них классная, и вообще они улыбаются тебе, пытаются помочь, поют что-то.  И ты, каким бы ты ни был усталым, тащишь этот поднос с тарелками и бокалами и тоже танцуешь и поешь. Просто от радости.

 — Посуды побили много, но счета оплатили все. Не оплачивали только русские.

 — Они все закусывали. Сперва — салаты, потом мясо. А бывало и так, что они забывали о еде.

— Вообще мне понравилось всё. Их отношение ко мне. И то, что мне подарили шарик — маленький футбольный мяч, копию иностранного. Я буду по ним скучать.


Официант Сергей, веранда бара «Москва-Берлин»:


 — Матчевые и предматчевые дни у меня были все. С тех пор, как это все началось — всего пара дней выходных. Но я не жалею. Мы все работали  я имею в виду официантов, а не стажеров  по шестнадцать-восемнадцать часов. Но и это не все: смена закончилась, но убраться надо. Мы убирали весь крупный мусор на улице у бара: бутылки, стаканы, осколки и так далее, чтобы коммунальным службам было проще работать. А потом пару часов типа поспал —и снова на смену. И так две недели. Но было круто, как в лучшие времена «Москвы-Берлин», когда она еще была в гостинице «Москва». Весь опыт оттуда.

 — Мне больше всего понравились сербы и хорваты. Язык очень сильно похож. Бельгийцы, марокканцы — по-французски, а этот язык не очень понятный. К тому же сербы и хорваты были более адекватными. Они понимали, что напиток и блюдо принесут не через пять минут при такой загруженности зала, пытались угощать, звали в гости и вообще поддерживали. Они очень добрые.

 — Хуже всего марокканцы. Они хамили, прыгали по столам, возмущались. Может у них и есть нормальные — мне ребята из других баров говорили, —но точно они были не в мою смену. Они всегда были всем недовольны. Пять минут для них — катастрофа. К тому же, они, например, как себя вели: сидят наши девушки за столом, они смотрят на них и говорят, «их счет мы оплатим». Ну, девчонки заказывают. А мы их счет —к счету марокканцев. А потом начинается: «С чего я буду за нее платить, когда она даже на меня не посмотрела?» И отказывались. Но у меня платили все.

 — Марокканцы вообще вредные. Приносишь им счет —они все переводят, сравнивают, считают. Боятся, что мы их обманем. Говорят: мы две порции хлеба заказывали, а вы одну принесли. Ну, объясняешь, что эти две порции мы в одну большую корзинку положили. И еще говорят, что они не пьют. Ха! У нас нормально пили. Водку заказывали и мохито алкогольный. Потом я понял, что они ведут себя ровно так же, как ведем себя у них мы.

 — Англичане, бельгийцы и швейцарцы налегали на пиво. Сербы и хорваты — на водку с пивом. Вино еще они попивали. Мы не поднимали деньги на алкоголь.

 — Днем почти все ели салаты и мясо. А вот марокканцы из-за свинины налегали на суши и роллы в основном.

 — Много декора сломали. Пару ящиков с цветами. Вчера пытались столы перевернуть и попрыгать по ним. Но мы ожидали худшего.

 — Ой, посуды много побили. Но опять же, мы ожидали большего.

 — С сербами и хорватами все смешно. Ты им говоришь, что если хочется быстрее, прямо сейчас — пойди и сам сделай. И они согласны. В гости звали. Я бы с удовольствием поехал, но сейчас коплю деньги на Тайланд.

 — Кто хотел заработать — тот заработал. Да, тяжело. Ты должен быть приветливым, веселым и так далее. Но иногда срываешься. А как иначе: ты спал три часа, что-то утром съел, на работе выпил максимум два кофе и немного воды. И еще другие тупят. Конечно, срываешься, психуешь. Но потом быстро приходишь в себя. Хорошо, что у меня школа бара «Москва-Берлин»: после нее ты к любым стрессовым ситуациям готов, —там всякое было. Но это я. А другие?

 — Самый большой счет, который «ушёл» — это двенадцать штук у девочки-стажера. С этим разбираются. У меня, повторюсь, все платили. Самые большие чаевые, которые я заработал за сутки, были с хорватами: около четырнадцати тысяч рублей.

 — Очень много русских притворялись иностранцами. И вели себя очень плохо. Отвратительно. Хуже всех. Они потом говорили: «Да ты чё, я местный, давай, обслуживай меня. Чё медлишь? Я свой!» Они не хотели платить по счетам, кто-то хотел драться, девушки капризничали: я хочу сесть, выгони тех. Но это привычно.

 — Иногда без крика народу не объяснишь, что ты не справляешься. Их очень много, а нас мало. У нас посадка максимум на семьдесят человек, а их пришло, по меньшей мере, пятьсот. Но я считаю, что мы справились. И если честно, я такую движуху люблю. На четыре с минусом я нашу работу оцениваю.

 — Знаешь, как к нам приходили? В полночь биток. И гости говорят: мы пришли к вам, потому что везде все закрыли. Нам некуда идти. И мы же их не выгоним.

Текст — Александра Артамонова, фото — Денис Туголуков

Комментарии к новости