Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского

Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского Новое место: кофейня «BusStation» на улице Чайковского

«Рестораны Нового Калининграда.Ru» рассказывают о «BusStation» — довольно брутальной городской кофейне. Наливают здесь только кофе (ну еще и воду), в ближайшее время введут несколько кофейных коктейлей. С едой все довольно просто — три вида панини и немного сдобы. Из огромных окон вид на улицу с мало оживлённым движением и припаркованный ретро-автобус, который в ближайшем времени станет выездным филиалом кофейни.

«BusStation» открылся на улице Чайковского, в том помещении, которое раньше занимал магазин бельгийского шоколада «Belle Vie»: первый этаж ничем не примечательной хрущёвки. Здесь, как уже было сказано выше, довольно тихая улица с односторонним движением, на другой стороне улицы внезапно (впрочем, ничего удивительного) закрывшийся ресторан «Трио» и пара работающих бутиков — в одном предметы интерьера, в другом — предметы одежды. Около «BusStation» разросшиеся кусты, не закрывающаяся дверь соседнего подъезда — жители первых этажей в домашних тапочках выходят покурить и посидеть на импровизированной лавке, куске фанеры, приспособленной хитрым образом на низком заборе. Для чистоты полудворовых декораций не хватает только какого-нибудь вечного «москвича», который чинят целое лето всем подъездом. Впрочем, пока что напротив «BusStation» стоит припаркованный ретро-автобус, и это как-то дополняет общую расслабленную атмосферу одновременного действия и бездельности.

Внутри «BusStation» отчаянно (и успешно) пытается быть похожим на частично работающий ангар для автобусов, все ту пресловутую автобусную станцию. Кирпич и бетон, деревянные столешницы, повисшие на стальных тросиках, спидометры и фары, хром и латунь, баки мазутно-матового цвета (в одном из таких прячется рукомойник) — все правила игры в лофт соблюдены практически досконально. Над барной стойкой висит черная грифельная доска. На ней мелом написано не расписание движения маршрутов, а перечислены наименования напитков. Доска делится на две части: на левой итальянская классика с эспрессо, американо, капучино и латте; на второй — брю-бар, то есть кофейная альтернатива. За чашку эспрессо лунго (брутального, под стать интерьеру) здесь возьмут 150 рублей, за латте — 165 рублей, классические эспрессо и американо по 90 рублей. Кофе готовят быстро. В выходной день народу достаточно, в будни зал «BusStation» тоже не пустует.

Отвечали за открытие кофейни на Чайковского отчасти и те люди, что держат желтый кофейный автобус в переходе между атриумами «Берлин» и «Лондон» в ТЦ «Европа». Говорят, что со временем из «BusStation» такие мобильные кофейни будут разъезжаться по всему городу. В случае если это произойдет, название стационарной кофейни оправдает себя полностью.

Вообще, с точки зрения обращения с кофе и выбранной концепции «BusStation» — это, прежде всего, идеологический прямой наследник «Кофейни на Галицкого» и «Прачечной». Именно идеологический: делали «BusStation» совсем другие люди. Но в том, что здесь тоже готовы говорить о кофе (пусть и не так долго, как на Галицкого и в «Прачечной») и тоже готовят что-то сложнее стандартного «американо» и не имеющее ничего общего с мутной водичкой темного цвета — нет абсолютно ничего плохого.

Кажется, что за эту весну в городе как-то сразу стало больше кофеен: на улице Кирова заработала «LatteNova», на проспекте Мира старые представления о кофе стирает (и не оставляет пятен) «Прачечная», и вот сейчас в конце мая «BusStation» на Чайковского. И, если честно, это не может не радовать.

Так или иначе, но городское пространство, на котором в лучшее время было сосредоточено, грубо говоря, пять-шесть так называемых «мест силы» (из них четыре — практически настоящий ширпотреб, и только полтора, претендующие на какую-то, прости господи, эксклюзивность и элитарность), начинает меняться. И это хорошо и правильно. Кто-то волен продолжать жаловаться на то, что в городе не хватает «больших, настоящих» ресторанов. Вспоминает закрывшийся «Универсал» (о да, замечательное домашнее «Семифредо» — невероятно твердый сливочный шарик с каплей фруктового пюре и с печеньем «Селга» за 330 рублей в докризисный 2013 год, мы по тебе скучаем) и отформатированную до невозможности «Зарю». Но за всеми этими стенаниями скрывается не менее важное: городу не хватает не «настоящих ресторанов», а «настоящих заведений», необходимых любому современному пространству.

Не хватает семейных кафе, в которых счет на двух родителей и ребенка в воскресный день не будет превышать тысячи рублей (да, есть три от одной сети, в последние выходные лист ожидания был на два часа). Не хватает (хотя сейчас уже и меньше) десятка неплохих булочных по всему городу, чтобы не только житель условного Амаллиенау, но и условного Балтийского района смог в восемь утра купить горячий хлеб. Не хватает хотя бы пяти заведений с этнической кухней, в которых этника не возведена в ранг экзотики и эта экзотичность не отражается на счете. Не хватает простых крошечных баров по типу «зашел, выпил, дальше пошел» (опять же есть два, и их на всех не хватает). По-прежнему не хватает мест с хорошим кофе (четыре точки на весь город, и те сосредоточены практически в одном квартале), а про чайные лучше вообще не говорить — они исчезли как класс. И знаете, что-то подсказывает — открыть хорошую городскую кофейню порой так же непросто, как и «настоящий ресторан», только вот с кофейнями пока что все получается, а с ресторанами — нет.

Текст — Александра Артамонова, фото — Денис Туголуков



Комментарии

prealoader
prealoader