Вице-премьер Александр Рольбинов: понимаю долю иронии, когда слышу о 7 миллионах туристов

Все новости по теме: Чемпионат мира по футболу-2018
Когда продолжится строительство Приморского кольца, что будет с домами на Острове к Чемпионату мира по футболу 2018 года и почему польских «бензовозов» можно считать туристами, в интервью «Новому Калининграду.Ru» рассказал вице-премьер правительства Калининградской области Александр Рольбинов.

От гастарбайтеров при подготовке к ЧМ-2018 никто не застрахован

_NVV2067.jpg

— Александр Семенович, несколько вопросов о теме финансирования объектов к ЧМ-2018. Области были обещаны деньги, в том числе, на проект стадиона. Поступили ли они? О каких суммах в рамках подготовки к Чемпионату можно говорить?

— Деньги, которые были обещаны на проектирование стадиона, в пропорции 70 на 30 (70 — федеральное финансирование), они все поступили, эти деньги у нас есть.

— Они поступили в прошлом году?

— Главное, что деньги поступили, они есть. Что касаемо финансирования объектов по ЧМ-2018, есть несколько программ, в которых запланированы мероприятия по подготовке к Чемпионату и предусмотрено финансирование. Одна программа — Минспорта РФ, она была принята. Там «сидят» расходы, связанные с улично-дорожной сетью на Острове, строительство самого стадиона и объекты энергетики. По улично-дорожной сети у нас пока рабочей документации нет, поэтому рано говорить об объемах финансирования. Что касается энергетики, сейчас ведутся работы, связанные с проектированием, и эту работу ведет «Янтарьэнерго». Что касается стадиона, то здесь определен генеральный подрядчик, заказчик в лице ФГУП «Спорт-Инжиниринг», поэтому финансирование будет идти не через нас, а непосредственно напрямую.

И у нас есть еще для организации проведения Чемпионата ряд объектов, которые тоже необходимо будет строить и вводить в эксплуатацию. К примеру, организация съезда со второго эстакадного моста, строительство Восточной эстакады, строительство пешеходных мостов. Эти объекты у нас находятся в ФЦП развития Калининградской области.

— Любопытная схема, которую мы, в принципе, ожидали, что заказчик-застройщик будет федеральным, подрядчика генерального назначат. Но как быть с рабочей силой? Губернатор говорил, что хочет привлечь к строительству белорусских и украинских рабочих. Вы какие-то переговоры уже вели с «Крокус Групп»? Наверное, они не привезут сюда всех своих рабочих и технику, а будут субподрядчиков нанимать?

— Конечно, мы обсуждали эти вопросы. Прошло несколько совещаний. Они проходили и у Шувалова (первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов — прим. «Нового Калининграда.Ru»), министра спорта РФ Мутко. На уровне заказчиков также мы встречались неоднократно. И с компанией «Крокус» тоже встречались… Понятно, что какие-то работы будут выполняться субподрядными организациями. Какие-то виды работ будут выполнять специализированные субподрядные организации, какие-то — сама компания. Поэтому сейчас трудно сказать по набору… Например, я могу сказать, что у нас на территории области есть компания, которая себя хорошо зарекомендовала, участвует и строит много объектов — это «УСК Мост», которая построила и строит Берлинский мост. Соответственно, эта компания имеет оборудование, высокий уровень квалификации, грамотных специалистов, к примеру, по организации строительства буро-набивных свай, которые надо будет строить на стадионе. Конечно, со стороны генподрядчика сейчас ведутся переговоры с этой организацией, чтобы привлечь ее на субподрядные работы. Это я просто как пример привел. А в целом таких компаний, наверное, десяток точно будет. Может, и сотня.

— Именно местных?

— Конечно. И местных в том числе.

— Жителей Калининграда волнует вопрос именно рабочей силы. Нам кого здесь ждать? Гастарбайтеров из южных республик? Либо планируется задействовать собственные рабочие руки?

— Смотрите: везде и всюду при реализации подобных крупных объектов (а этот объект очень крупный) возникает, наверное, три проблемы. Первая: понятно, что всех людей, которые необходимы для реализации на объекте, особенно когда завершаются работы, такое количество людей никто не привезет, ни одна иногородняя компания — это просто невозможно. Конечно, будут привлекаться какие-то местные компании. Но я боюсь, что у наших компаний тоже людской ресурс ограничен. Поэтому говорить, что кто-то не приедет… Как вы говорите, гастарбайтеры… Конечно, мы этого гарантировать не можем. Мы можем только рекомендовать или просить… Собственно говоря, это задача генерального подрядчика — он отвечает за возводимый объект, а кого он там будет привлекать… Сейчас мы вряд ли ответим на этот вопрос.

— Генподрядчику из Москвы, наверное, как-то все равно, как мы тут живем?… Почему жители Калининградской области не идут работать на эти стройки? Объект крупнейший, стоит хорошо. Почему бы не решить проблему безработицы и тех, кто страдает из-за невысоких заработков?

— Как говорил один классик юмора, «вопрос, конечно, интересный». На прямой такой вопрос прямо, наверное, вряд ли удастся ответить, поскольку он состоит из огромного набора. Почему губернатор периодически проводит заседания правительства, оперативные совещания и поднимает вопрос о том, что необходимо давать госзадание на подготовку специалистов рабочих специальностей. На сегодняшний день, к сожалению, у нас дефицит присутствует. Дефицит рабочих рук, квалифицированных рабочих рук. В различных направлениях — это и дорожные службы, это и строительство. Это везде и всюду. Не хватает и сварщиков, не хватает каменщиков, плотников и т. д.

Вот представьте, живете вы в квартире в доме, у вас все нормально, живете семьей из трёх человек. Вы как хозяйка привыкли готовить борщ, пять котлет. И тут вдруг к вам приехали ваши родственники в количестве трёх-четырёх человек. В какой-то момент вы обнаруживаете, что на кухне места не хватает, всем некуда деться, их расселить невозможно — не хватает коек, еще чего-то. То есть, вопрос в чем: существует обычная текущая размеренная жизнь. В этой жизни (я сейчас говорю про область) у нас есть потребности постоянные — в строительстве каждодневном, сдаче жилья, возведении школ. И вдруг появляется пиковая нагрузка в виде серьезных огромных проектов… Действительно — мегапроектов. Даже если взять и прекратить строить все школы, детские сады… Мы можем? Нет, не можем. Люди постоянно задействованы. У нас не стоит очередь из людей, которые ждут каких-то мегапроектов. И это касается не только Калининграда. Хотя Калининграда, наверное, может, больше касается, потому что у нас область маленькая. Если взять, к примеру, Ростов-на-Дону, Москву, Питер — там рядом в округе, только свистни, сразу набегут из других регионов. А мы еще находимся за пределами границы. Можем ли мы в резерве держать вот такое огромное количество людей? Это же надо зарплаты, объемы работы и прочее. Если постоянно происходит из года в год наращивание объемов строительных работ, каких-то заказов, потребностей — тогда да. А это… Ну случилось такое мероприятие. Такое раз в несколько лет бывает или даже раз в жизни. За пять лет, или сколько там осталось — меньше уже, построим, а дальше? Куда потом людей этих девать?

— В программе Минспорта РФ учтена только улично-дорожная сеть Острова. Понятно, что документация только будет разрабатываться, что именно войдет в программу ремонта, непонятно. А что касается Московского проспекта, который сейчас в ужасном состоянии, и других дорог? Планируется ли как-то приводить в порядок хотя бы ближайшие к Острову магистрали и когда?

— Если мы говорим про Чемпионат, это не означает, что все работы связаны только с Островом. Если мы говорим о том, что нам нужно построить в связи с Чемпионатом, у нас этот перечень огромный: это и реконструкция улицы Гагарина, строительство и реконструкция улицы 9 Апреля, улицы Дзержинского, строительство новых улиц и дорог, которые соединят Московский проспект с Гагарина, строительство Северного обхода, новых мостов, реконструкция существующих мостов на Остров. Поэтому вопрос не заканчивается только работами внутри Острова.

— Я правильно понимаю, что работы по реконструкции той же самой улицы Дзержинского, к примеру, начнутся только ближе к 2018 году, когда работы по строительству стадиона на Острове будут подходить к концу?

— Если взять ту же улицу Дзержинского — это очень-очень тяжелая работа. Огромная работа. Но вот мы говорим про ЧМ-2018. А для самого города Калининграда реконструкция улицы Дзержинской актуальна для будущей городской жизни? Это надо? Конечно, это давно надо было. Надо реконструировать улицу Гагарина, которая выходит на Окружную дорогу?

— Кстати, улицу Гагарина уже в свое время реконструировали за 280 миллионов рублей. Теперь заново?

— Нет, я говорю о том участке, который на выезде…

— А та дорога, которая была отремонтирована некачественно? Ее переделают?

— Я же говорю про ту, которая в двух полосах движения… Конечно, надо! Вопрос — надо, например, строить улицу 9 Апреля и выходить на Невского? Конечно, надо! Все это надо. У нас подготовлен проект планировки, сделана транспортная схема, которая защищена и одобрена всеми. Эти все объекты необходимы для будущего развития города, чтобы развязать узкие напряженные места в транспортном движении. Весь вопрос в том, что Чемпионат — просто шанс, который дает возможность приблизить сроки реализации этих задач. Вот и все.

— Правильно понимаю, Александр Семенович, что вопрос с деньгами пока не решен, поэтому сейчас вы делаете проекты, а затем с финансированием будь как будет?

— У нас есть объекты, которые уже включены в программы. Есть объекты, которые одобрены и Минтрансом РФ, и Росавтодором. Есть объекты, которые Минтранс РФ включил в свои программы, но принимать решение о финансировании будет в конце 2014-начале 2015 года, когда он будет формировать свою программу.

— Примеры таких объектов привести можете?

— У нас включены там и Восточная эстакада, и Северный обход, и… Например, вот эти проекты с очень серьезными объемами финансирования. Мы включили в различные программы, чтобы рассмотреть, где быстрее можно будет получить финансирование. Кроме этого, если мы говорим про Чемпионат, это же еще и строительство тренировочных полей. Их у нас три и одна тренировочная база. Это тоже деньги, которые выделяются по линии Минспорта РФ.

«Не стоит задачи сносить дома на Острове и переселять жителей»

_NVV2007.jpg

— По поводу Острова. Местные жители переживают из-за того, что их собираются переселять, а дома сносить.

— Я не знаю, откуда берутся всякие разные слухи. На сегодняшний день у нас не стоит задачи сносить дома на Острове и переселять жителей. У нас впереди сейчас территория более 200 га, на которой не только нужно произвести работы, связанные с инженерной подготовкой, но и которую необходимо обустроить. Конечно, все развивается и эволюционирует. Когда принимались в 50-60-х годах решения о строительстве хрущевок, у них нормативный срок эксплуатации — 25 лет, по-моему. Они стоят, уже в два раза нормы превышены. Понятно, что все развивается и старые дома надо будет когда-нибудь убирать, сносить, строить какие-то более современные, красивые, уютные здания. Но это история еще очень и очень отдаленной перспективы.

— Как Остров будет приводиться в порядок к Чемпионату? Дома покрасят хотя бы? Смотреть ведь на них невозможно. Или забором огородят?

— Повесим красивые баннеры на домах… Шутка. Конечно, вы знаете, гостеприимные хозяева, когда принимают гостей, первым делом делают в доме капитальную уборку — моют окна, полы, пылесосят, посуду перемывают, пыль вытирают. Ровно так же и здесь. У нас на сегодняшний день готовится программа, буквально вот-вот должна быть завершена эта работа… Мы понимаем, откуда к нам поедут гости. Это наши границы и аэропорт. Советск, Чернышевское, Гусев, Багратионовск, Мамоново, Куршская коса — стоит такая задача привести в порядок, облагородить, обустроить населенные пункты по маршруту движения. Дальше также город Калининград. Есть целая программа мероприятий, где они будут проходить, где будет фан-зона. Соответственно, где основные потоки людей будут проходить, там необходимо будет в рамках программы привести в порядок улицы. Остров попадает сюда так же. Это не означат, что надо просто покрасить дома. Это гораздо шире — поставить скамеечки-лавочки, газончики, тротуарчики — целый комплекс мероприятий.

— Я посмотрела концепцию Международного фестиваля болельщиков. В ней говорится, что в 2018 году фан-зона все же будет около Дома Советов, где планируется убрать ТЦ «Старая башня». Но есть ли надежда, что Дом Советов не останется в том же виде, что и сейчас?

— Фестиваль болельщиков мы в этом году проводим на стадионе «Балтика». Планировали сначала у Дома Советов. Что касается 2018 года, у нас действительно предусмотрена организация фан-зоны в этом районе. Но понятно, что до 18 года Дом Советов и окрестности его тоже приобретут новый облик. Вовсе не означает, что такая же картинка останется в 18 году. Естественно, она претерпит изменения. Мы планируем, что в том районе должна появиться пятизвездочная гостиница, что будет проведена реконструкция и застройка территории около Дома Советов. Поэтому там все изменится.

— К 2018 году все это успеют сделать?

— Мы хотим так, да.

— Но с Домом Советов за те почти 10 лет, что прошли с празднования 750-летия города, не произошло никаких изменений. Есть большие сомнения, что что-то изменится в течение ближайших 4 лет, что остались до ЧМ-2018.

— Почему не произошло изменений? Там были судебные тяжбы. Они закончены. У собственника появляются возможности реализовывать этот проект. Ну, осталось там чуть-чуть. А так, насколько я знаю, там все суды арбитражные компания выиграла.

— Но собственник здания просто может захотеть продать его. Искать нового собственника… Четыре года — небольшой срок, чтобы успеть все это сделать.

— Идентифицировать возможности компании… Я не хочу этим заниматься. Если у них появляется возможность продать, и кто-то его купит… Честно говоря, нет никакой разницы, кто там хозяин. Главное, чтобы объект был реализован так, как нам это хочется, представляется, как это будет удобно для людей.

— Гостиницу где там планируется построить? Первоначально говорилось, что это может быть в сквере около загса. Но потом речь шла и о других возможных местах размещения.

— Нам необходимо, как минимум, четыре четырехзвездочных гостиницы, это около 800 мест. И одна пятизвездочная гостиница. Сами понимаете, что для того чтобы построить хорошую пятизвездочную гостиницу, в первую очередь, нужно место. И во вторую очередь — место. Третий важный фактор — это, опять же, место размещения. Инвестор не придет и не построит пятизвездочную гостиницу в месте, которое его не устраивает или неудобное. Мы не можем запереть его куда-нибудь в Балтрайон или в Чкаловск, Космодемьяновск или Гурьевск. Инвестор туда не пойдет. Соответственно, нужно очень хорошее место. Так сложилось, что у нас в городе, к сожалению, подобных мест не осталось, их физически не существует. Поэтому сейчас рассматривается место в районе Дома Советов, улицы Шевченко.

Пятизвездочная гостиница для города крайне необходима. Это не только для проведения Чемпионата. Чемпионат месяц прошел — и все, люди уехали. А нам нужно, чтобы сюда люди приезжали, чтобы могли проходить какие-то форумы и прочее. Потому что зачастую крупный бизнес, когда приезжает, смотрит, что есть в городе. Это как лакмусовая бумажка — есть «пятерки», значит, в регионе все в порядке. Нет «пятерок» — почему? Слабая деловая активность? Отсутствие серьезных инвесторов и какого-то потенциала? Поэтому наличие гостиниц определяет, если можно так сказать, статус территории.

— Насчет места размещения. Помнится, рассматривался вариант строительства пятизвездочной гостиницы у мэрии вместо ККЗ «Россия». Но в итоге там очередной торговый комплекс. Хорошо, что хоть с кинотеатром. Кстати, а строить гостиницы будут инвесторы? Насколько мне известно, к саммиту АТЭС во Владивостоке пятизвездочный «Хайат» возводили, в том числе, при бюджетном софинансировании.

— Да нет. Нигде за счет бюджета строить не могут. Возможно, что просто помогали — тяжелая инженерная подготовка была, в сети вкладывались. А строят везде инвесторы. Точно так и у нас будут. Речь о том, что государство будет вкладывать деньги в строительство гостиниц, не идёт.

— К вопросу о туризме. Мы с коллегами проанализировали все обещания, которые слышали от властей региона за последние 8,5 лет по поводу инфраструктурных туристических проектов. Нам обещали, что у нас будет и Диснейленд, и парки развлечений, и аквапарки. И как-то ничего конкретного мы не увидели. Когда, наконец, мы сможем потрогать какой-то реальный объект — марину яхтенную, парк развлечений и т. д.?

— Ну ведь строится Музей Мирового океана, его можно будет трогать?

— Можно, конечно. Но Музей мирового океана развивается сам по себе, тем более что он федеральный. В обещаниях региональных властей он особо не присутствовал.

— Понимаю. На сегодняшний день у нас разработана рабочая документация (она находится на проверке достоверности) на строительство яхтенной марины на реке Тростянка около Зеленоградска. У нас на сегодняшний день, если мы говорим о туризме, есть концепция, которая предусматривает привлечение инвесторов для строительства тех или иных объектов — рекреационных зон, гостиниц, которые, собственно говоря, уже строятся.

— Какие гостиницы строятся?

— На Верхнем озере гостиница 4 звезды, возле рынка на улице Горького, где «Эпицентр». Ведутся проектные работы по строительству четырехзвездочной гостиницы в Рыбной деревне.

— Не получится так, что сначала заявляется, будто это гостиница, а по факту выяснится, что апартаменты на продажу?

— Ну, вот для нас это, конечно, серьезный вопрос. Но те проекты, которые мы рассматриваем, у нас стоит задача контролировать и обязывать, чтобы никаких там апартотелей или, не дай бог, жилья не появилось.

— По поводу игорной зоны с рекреационным сегментом, которую губернатор предложил перенести в район Куликово. Какие-то подвижки есть?

— Это не ко мне. Я не занимаюсь этим проектом.

— Это Корпорация развития туризма? Вы ее вообще не курируете? Вопросы по поводу нее можно не задавать?

— Нет.

— Почему так получилось, что вы курируете туризм, а Корпорацию — нет?

— Корпорация не занимается этим объектом.

— Министерство туризма занимается?

— Совсем чуть-чуть.

— Так, а что с Корпорацией развития туризма? Нас просто заинтересовали проекты, которые они представили у себя на сайте — лифт в Светлогорске в виде стакана. Или дельфинарий в Куликово, где на картинке на самом деле площадь Василевского, и сам проект, по всей видимости, взят из каких-то предыдущих проектов. Не можете ничего сказать?

— Нет. Мог бы — рассказал бы.

«Тех, кто хочет ехать в 30-градусную жару, мы сюда не заманим. Но есть и другие люди»

_NVV1989.jpg

— Министр туризма Марина Агеева недавно в интервью «ИТАР-ТАСС» обратила внимание на 6 миллионов туристов, которые посетили регион в рамках малого приграничного перемещения, но при этом не оставались ночевать. Таким образом, вожделенная цифра в 7 миллионов туристов близка. Как вы оцениваете цифру в 7 миллионов и попытки выдать за туристов тех, кто приезжает за бензином?

— Когда задают вопрос по поводу количества туристов, всегда возникает вопрос, кого считать туристами. Кого, например, считают туристами в Гданьске, Сопоте, Москве, в Париже? Все по-разному определяют туристов. Кто-то считает, что турист — тот, кто пересек границу (не житель города). Кто-то считает, что туристом может стать только тот, кто переночевал, а если он не переночевал, то он не турист. Поэтому везде вокруг постоянно какие-то неточности. Если мы говорим об экономике области, понятно, что для нас важны туристы, которые не только переночевали, но еще и несколько дней провели.

Я вам простой пример приведу. Есть аэропорт Франкфурта. Через него пролетает огромное количество транзитных пассажиров. В среднем каждый пассажир оставляет порядка 35–40 евро. Вопрос — для экономики и для всего это турист или нет? Деньги оставил?

— Получается, что в этом случае — за бензин заплатил, значит, турист?

— Ну приехал за бензин заплатил, купил сигарет, водки, может быть, еще чего-то. Это тоже определенный туризм. Шопинг-туризм.

— В принципе, многие калининградцы тоже ездят в Польшу не просто на достопримечательности посмотреть.

— Да. Количество тех, которых мы по статистике можем как-то отследить и идентифицировать, и тех, кто реально приезжает, конечно, разнится. Реально приезжающих гораздо больше, потому что статистика считает из своей определенной логики. Но я понимаю долю иронии в вопросе. 7 миллионов. А приедут ли они? Будут ли они?

— И можем ли мы сравниться с Крымом, который в прошлом году принял 6 миллионов туристов? И знаете, если сравнить стоимость проживания в Крыму или Сочи и в Калининградской области, то она отличается в разы. В Калининградской области гораздо дороже. В Сочи гостевые дома — от тысячи рублей в сутки за место.

— Не знаю, я в Крыму не был. По сайту бронирования там может быть гостевой дом, а по факту — в огороде или каком-нибудь сарае, беседке десяток раскладушек кинули, и это считается гостевым домом. По крайне мере, раньше в Советском Союзе так оно и было.

— Мы сможем с ними конкурировать? У них теплое море, солнце и билеты дешевые — из той же центральной России можно за 2 тысячи рублей улететь.

— Приведу пример. Я учился в институте с друзьями, они после распределения уехали в Мурманск. Так уж случилось, что я их очень долго не видел. И тут вдруг они решили поменять место жительства и купили квартиру в Пионерском. Я даже не знал. Они мне позвонили, я обрадовался, тысячу лет их не видел. Приезжаю в Пионерский в прошлом году летом. Хотя лето было наше балтийское, градусов 20 вечером. Я легенькую курточку надел, потому что свежо. Встречаемся, сидим, разговариваем. Друг сидит, с него пот течет ручьями. Я его спрашиваю, не болен ли он. А он отвечает: «Жарко у вас!». Я поверить не мог! И он мне говорит, что человек, прожив много лет на Севере, потом не может ехать никуда на юга. Он рассказывал, что у него тесть поехал куда-то к своим родственникам то ли в Рязанскую, то ли еще в какую область. Летом две недели в погребе просидел. Выходил только вечером, днем не мог находиться на улице.

Я к чему это говорю — есть огромное количество людей, которым по состоянию здоровья противопоказано жаркое солнце, кому-то это просто некомфортно. По разным причинам. Поэтому мы видим у наших соседей — Гданьск, Сопот, Нида, Паланга, Юрмала… В Ниду за сезон 600 тысяч человек приезжают. Поэтому я считаю, что у нас есть свой сегмент. Тех, кто хочет ехать в 30-градусную жару, понятно, мы их сюда не заманим. Они поедут в Египет или Турцию. Но есть и другие люди.

Почему происходит такая разница в цене на проживание. Это все звенья одной цепочки. У нас туристический сезон не очень длинный. Соответственно, стоит задача, и мы тоже над этим работаем, расширить этот сезон. Сделать так, чтобы разрыв между летними и осенне-зимними месяцами был минимальным. Чем больше будет загрузка в течение года, тем больше будет конкуренция. Поверьте, это рынок. Рынок конкурентный. У нас номерной фонд — более 5 тысяч. Всевозможные гостевые дома и прочее. Вы можете себе представить, что люди взяли и сговорились, по какой цене это все продавать? А их там сотни! Я вас уверяю — невозможно.

Каким образом формируется та или иная цена? Это расходы на обслуживание, инвестиционная составляющая, текущие все расходы. Получается, что если зимой заполняемость 20–30%, они хотят по году добрать, это получается только в летний период. Поэтому надо сделать две вещи — расширить возможности событийного туризма в Калининградской области для осенне-весенне-зимнего периода. За счет этого увеличится среднегодовая наполняемость отелей и количество туристов. И как следствие — дополнительные гостиничные номера, что еще больше усилит конкуренцию. Две эти вещи приведут к снижению цены. Это с одной стороны. С другой стороны, я не знаю, какие цены в Крыму, я там не был. Но думаю, что глядя на то, что есть, у них тоже цены скоро подрастут.

— Я приведу пример из своей жизни. В этом мае я попала на два дня на Кипр, но там лил дождь, не переставая. Заняться было совершенно нечем, потому что в курортном городке есть только пляжи и бары. Нет погоды — нет отдыха. В то же время, в Литве в той же Клайпеде мы находим, чем заняться в любое время — так вкусная недорогая кухня, каток недорогой, детские игровые залы прекрасные, куда можно сдать ребенка за 200 рублей на весь день. В Калининградской области нет ни теплого моря, ни иной инфраструктуры. Почему у нас в курортных городах нет, к примеру, того же катка?

— Конечно, этим бизнес должен заниматься. Почему бизнес не идет, к примеру, в Светлогорск? Думаю, по двум причинам. Первое, если мы говорим про каток, он должен быть в хорошем месте. Второе — он должен работать зимой, летом — то есть постоянно. В Светлогорске очень сильные сезонные колебания — зима это просто катастрофа, для нашего побережья это очень типично. Соответственно, я не знаю, кто летом пойдет на каток. Когда хорошая погода, все бегут на море, потому что таких деньков немного. Если говорить про плохую погоду, в Светлогорск тогда не поедет никто вообще.

— Как тогда быть? Как привлекать туристов?

— Вот представьте: дали вам миллион долларов и сказали построить каток, потом развить этот бизнес. Что скажете? Я понимаю, когда так говорят. Кто это должен строить? Бизнес. Бизнесу надо создать условия, чтобы он строил? Да. А бизнес не идет. Экономика не складывается. Что нужно сделать, чтобы сложилась экономика? Смотрите первый пункт: увеличить количество людей — приезжих, туристов. Что может государство сделать, что обязано? Первое, как минимум, обеспечить дешевыми билетами, второе — обеспечить возможности для развития бизнеса дешевыми подключениями к инфраструктуре. Что еще? Отремонтировать, реконструировать и построить то, что может являться серьезной точкой для событийного туризма. В Светлогорске строится Театр эстрады. Он увеличит количество приезжих? Конечно. Что еще можно сделать, чтобы увеличить их количество, на ваш взгляд?

— Кафе недорогих и качественных.

— У нас есть программа поддержки предпринимателей. Не хотите начать свой бизнес и открыть кафе?

— В моей семье были представители малого бизнеса. Я знаю, что это такое, когда постоянно у тебя проверки и находят какие-то нарушения… И еще один вопрос, который я не могу не задать. Вы были в свое время соучредителем группы компаний…

— …Был давно. Сейчас уже не являюсь соучредителем. И что такое группа компаний? Есть юридическое лицо… Вот что такое группа компаний?

— Несколько юрлиц, которые объединены каким-то, как я понимаю, руководством.

— Нет такого в юриспруденции понятия «группа компаний». Есть конкретное юрлицо. Вопрос — возьмите, откройте журнал ЕГРЮЛ, посмотрите, был ли я там и есть ли я там в учредителях.

— Что случилось? Вы продали участие или передали в доверительное управление?

— Там, где у меня было участие, я передал его в доверительное управление.

— Но тогда нельзя говорить, что вы не имеете отношения к политике, которую ведет застройщик земельного участка около ДКМ (ООО «Патефон» — прим. «Нового Калининграда.Ru»).

— Я к политике не имею отношения. Я не занимаюсь оперативным управлением компании. Все, что было, передал в доверительное управление. Никакого отношения я не имею. И когда пишут, что мои родственники по фамилии Рольбиновы имеют отношение… У меня нет родственников по фамилии Рольбиновы.

— Александр Семенович, еще один вопрос. Когда я разговаривала с и.о. главы администрации Балтийского муниципального района Николаем Дашкиным, он отмечал, что на него давили из-за дороги в центре Балтийска, которая ведет к торговому центру. Причем давили, ссылаясь на связи с вами.

— Вы знаете, господину Дашкину и на сантиметр верить нельзя. Что он говорит и в каком состоянии, он абсолютно странный товарищ. Я слушал, что он на заседаниях своего городского Совета говорит. Это очень странные вещи, которые просто не подобает и прочее. Что касается этой дороги, в данном конкретном случае я выезжал, когда действительно встала проблема, они завалили эту дорогу, я разбирался с проектом. Потому как губернатор мне поручил, я вынужден был прорабом работать на этом проспекте Ленина. И в результате, когда я начал смотреть проектное техническое решение, там был правый поворот как раз на территорию, где располагается церковь, огромное количество палаточек и магазин. Там по проекту был заезд. Я разбирался на месте, и сотрудники ГАИ на этом совещании, на котором и Дашкин был, они все говорили, что необходимо выполнить эту работу. И потом муниципалитет, я уж не знаю, чем он руководствовался, из личных побуждений или из вредности господин Дашкин написал письмо, чтобы эту часть не делать. Ну как так? Все говорят, что надо делать, рабочая документация прошла экспертизу, а тут вдруг один «крупный специалист» в области, не знаю там, проектирований, градостроительной деятельности решил, что этого делать не надо. Вот и все.

Дорога ценой больше 10 миллиардов рублей

_NVV2049.jpg

— Когда продолжится строительство Приморского кольца? Особенно интересует очередь из Калининграда в Балтийск.

— Когда мы проектировали Приморское кольцо, туда входило несколько этапов. Это дорога, которая проходит в Калининграде от выезда с улицы Александра Невского и далее по направлению к Зеленоградску вдоль всего побережья, подъездная дорога к Зеленоградску, Светлогорску, Пионерскому, Балтийску и заканчивается она подъездом со стороны проспекта Победы в Калининграде в том районе, где посёлок Космодемьянского. Это первое. И второе — неотъемлемая часть Приморского кольца — это Окружная дорога вокруг города Калининграда.

Основную задачу — развитие приморских территорий и курортных городов, городов федерального значения (Зеленоградска, Светлогорска), связь с Пионерским — мы выполнили. Понятно, что строительство Приморского кольца или подобных крупных объектов очень сильно зависит от финансовых возможностей. И мы на сегодняшний день подготовили и разработали документацию на продолжение строительства этой дороги от Светлогорска по направлению к Балтийску. Конечно, это для развития области важный момент, но на сегодня есть более важные и срочные мероприятия, касаемые Приморского кольца. Это окружная дорога «Северный обход»: первый этап — направление от так называемого Берлинского моста до выхода на Зеленоградск. И второй этап — от этого выхода с улицы Невского до посёлка Космодемьянского. Сегодня мы разработали рабочую документацию на первый этап от Берлинского моста до выезда на Зеленоградск, и сейчас документы находятся на проверке достоверности сводно-сметного расчета.

Этот отрезок для нас носит более важный стратегический характер, и он более актуальный для жизни, потому что в преддверии Чемпионата мира по футболу 2018 года окружная дорога «Северный обход» играет очень весомую роль. И кроме этого, понятно, что этот отрезок дороги самый напряженный по количеству и объему транспортных средств, которые проезжают. Первый этап «Северного обхода» мы проектируем в шести полосах движения. Соответственно, наша первая основная задача — начать эту стройку. При этом мы провели техническое открытие Берлинского моста, первой очереди. Сейчас все видят, что в районе Берлинского моста пробок стало значительно меньше, проще стало проезжать.

— Когда начнется строительство дороги?

— Вообще мы хотим начать ее в этом году. Проект готов, находится на проверке достоверности. Необходимо, чтобы он вышел с Главгосэкспертизы, и тогда…

— Что за проверка достоверности? Мы обратили внимание, что после того, как документация на строительство двух детсадов в Калининграде прошла эту проверку, стоимость строительства снизилась на несколько миллионов.

— Я бы не сказал, что проверка достоверности как-то влияет на удорожание или удешевление проекта. Весь вопрос в том, как составлено техническое задание, как отпроектировано. Раньше детские сады проектировали с бассейном и так далее. Плюс строились они в тех местах, где не было сетей. Сейчас отношение к этому немного изменилось, поэтому это все влияет на стоимость. Хотя не везде это можно сделать.

— За чей счет будет строиться «Северный обход»? Финансирование федеральное?

— Проектировали мы за счет областных денег. Понятно, что построить такой объект за счет областных денег в принципе невозможно в те сроки, в какие мы хотим. Поэтому единственная возможность — это федеральное финансирование.

— Но начинать строить, наверное, будете за счет областных? А потом уже ждать федерального софинансирования?

— Этот вопрос мы прорабатывали в принципе с Минрегионом РФ, с Минтрансом РФ, поэтому все понимают, что этот объект нам нужен — нам это удалось объяснить и доказать. Но вопрос — в выходе документации и окончательном определении источника финансирования.

— Сколько будет стоить трасса? Это будет понятно, когда завершится разработка документации?

— Я знаю примерно, с какой ценой мы на экспертизу заходим…

— Несколько миллиардов. Правильно?

— Я бы сказал, что это больше 10 миллиардов. Собственно говоря, в чем сложность этого отрезка? Он очень дорогой получится. Почему? Цена складывается из нескольких составных частей. Одна часть — это само полотно дороги, которое относительно недорогое. Вторая часть — двухуровневые развязки, потому что там будет 6 полос движение, и геометрия, и параметры должны быть соответствующими. А мы строим дорогу первой категории со своими скоростными режимами. Поэтому это дает о себе знать. Ну и самая большая составная часть… Если выехать от Берлинского моста и попробовать проехать в Гурьевск, мы увидим, что по обеим сторонам дороги огромное количество строений, — начиная от жилых, заканчивая промышленными предприятиями и т. п. Вся эта территория имеет огромное количество всевозможных сетей и коммуникаций. Поэтому понятно — расширяя дорогу, мы сталкиваемся, как минимум, с проблемой выноса сетей из «пятна застройки», поэтому эта часть — перенос сетей — составляет львиную часть расходов.

— Придется выкупать участки земли у собственников, как это было в случае с первыми очередями Приморского кольца?

— Да, конечно. Не везде можно будет пройти по старой трассе, расширив ее. Есть участки, которые просто… Условно говоря, это новая дорога, которая проходит по полю. Мы не расширяем старую Окружную дорогу, а, по сути, строим новую.

— Еще один насущный вопрос по дорогам. Когда закончится ремонт трассы на Гвардейск?

— Участок «8-й — 25-й километр» строит «ВАД». Это отрезок, на котором необходимо провести расширение. Кроме этого, там попадаются мосты. И еще появится крытый переход в районе федерального кардиоцентра в посёлке Родники. Он будет красивый, застекленный… Такая промышленная красота.

— Как в Москве на МКАД?

— У нас будет лучше, круче. Потому что в Москве они такие старенькие, а у нас — современное, новое, будут места для инвалидов, чтобы они могли проехать. Что касаемо вообще работы с этой федеральной дорогой, то она включает несколько этапов. Вся федеральная трасса, а она составляет 205 км, и в первую очередь дорога до нашей границы в Чернышевском — она должна быть вся в четырех полосах движения. На этой трассе должны быть построены обходы крупных городов. Поэтому уже приступили к проектированию обхода Черняховска. Обход Советска в этом году мы завершаем. Но вообще задача такая — все трассы, которые ведут к федеральным пунктам пропуска, где огромное количество транспорта и прочее, их нужно вывести из городов.

— А когда закончится ремонт дороги на выезде из Калининграда? Объездная дорога через Низовье уже просто разбита так, что дальше некуда, — по ней и фуры грузовые идут сплошным потоком.

— У дорожников есть один замечательный праздник День дорожника, который отмечается 17 октября. Вот к этому знаменательному празднику подрядная организация взяла на себя повышенные обязательства сдать и открыть эту дорогу. В этом году.

— Еще один дорожный вопрос — по поводу второго эстакадного моста через Преголю. Он до сих пор не введен в эксплуатацию?

— Знаете, есть разграничение полномочий между субъектами РФ. Ровно так же есть разграничение полномочий между исполнительной властью (правительством области) и муниципальными образованиями. В частности, городом Калининградом. Объект, про который вы спрашиваете, принадлежит Калининграду. Заказчиком его выступал Калининград. Все, что правительство в этой связи делало, — помогало и софинансировало расходы. Поэтому….

— Все вопросы к властям Калининграда. Я правильно понимаю?

— Точно.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.