Дмитрий Чемакин: Багратионовский район должен стать точкой роста региона

Дмитрий Чемакин. Фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru»
Все новости по теме: Чиновники
19 октября главой администрации Багратионовского района был избран экс-министр промышленности региона Дмитрий Чемакин. «Новый Калининград.Ru» встретился с ним и узнал, какими проблемами и возможностями встретил муниципалитет нового руководителя, какие задачи удалось уже реализовать, а какие, в том числе «наполеоновские», планы еще предстоит осуществить в ближайший год, а может быть, и пять лет.

Дороги в администрацию

Визит в Багратионовск начался со знакомства с рабочими, которые занимались ремонтом дорог. Они и подсказали, как проехать до администрации. Каким образом распределяются полномочия в вопросах ремонта, благоустройства территорий поселений?

— К декабрю город обещает закончить ремонт двух дорог: Иркутско-Пинской дивизии и Калининградской, подумаем, кого пригласить на открытие. Впервые эти две дороги сделали. На 2016 год тоже есть хорошие планы по ремонту дорог. Сейчас идет ремонт тротуаров.

В принципе, в этих вопросах действует район. Муниципальный район во всех своих полномочиях образований первого и второго уровня. Есть четыре сельских поселения, есть городское поселение и есть район. У каждого из них есть свои полномочия, определенные законом. Каждое поселение может передать району свои полномочия. Район может передать полномочия поселению. Здесь четко выстроена эта система. Поэтому дороги на территории городского поселения — это его зона ответственности. Дорогами занимается город. Финансируется их ремонт из областного и районного бюджетов. Ремонт двух дорог, который вы видели, — решение о финансировании было принято губернатором в начале года. После окончания работ район закроет их своими средствами, целевым финансированием. Вопросами проектирования, качества, потребности занимаются городские власти. Дороги ремонтируются, движение есть.

Если говорить о принципиальном разграничении полномочий, то Совет депутатов и избранный из его состава глава — это законодательная власть, и этот орган власти можно сравнить с областной или Государственной Думой. Исполнительная власть — это администрация района. Поэтому все решения, как и ответственность за них — это в компетенции администрации. Дальше уже — как 131 закон делит полномочия, кто за что отвечает.

— На какой период был заключен контракт с вами, как победителем конкурса на должность главы администрации Багратионовского района?

— Контракт со мной был заключен фактически не на период, а до завершения формирования района и формирования Багратионовского городского округа. Еще в прошлом году было принято решение о преобразовании района в городской округ. В эти дни должно состоятся заседание Совета депутатов Нивенского сельского поселения, на котором должно быть одобрено это преобразование. Сейчас Нивенское, потом Багратионовское поселение примет подобное решение. Где-то 20 января, если одобрят все Советы депутатов поселений и района, в областную Думу поступит законопроект о преобразовании. В весеннюю сессию будет принят сам закон. Соответственно, с 1 января 2017 года на территории района начнет существовать муниципальное образование «Багратионовский городской округ». 18 сентября 2016 года пройдут выборы в Совет депутатов городского округа. Значит, и мои полномочия, как главы администрации Багратиновского муниципального района, истекают 1 января 2017 года. Будет новый Совет депутатов, который по конкурсу выберет главу администрации городского округа.

— Значит, вы пришли в район в так называемый переходный период?

— Можно и так сказать. Мне выпала ответственность быть если не кризис-менеджером, то поработать в этот сложный переходный период.

— Вы сами обозначили часть своей миссии — быть антикризисным менеджером. Но почему именно в Багратионовском районе, ведь до сих пор вакантно место главы администрации Славского района, а до недавнего времени Озерский район не имел главы администрации?

— Выбор был всегда. Любой выбор осознан и самостоятелен. У меня есть определенная управленческая компетенция, поэтому не хотел, чтобы она терялась. С другой стороны — ее нужно приумножать. В районе я ожидаю хорошее промышленное развитие — раз. Во-вторых, импульс необходим сельскому хозяйству. Главное, на мой взгляд, район сильно недооценен. Это очевидно. С точки зрения внимания региональных властей, бизнеса. В свое время в лидеры среди муниципалитетов региона вырвался Гурьевский район. Теперь Гвардейский городской округ становятся территорией, на которой концентрируются околокалининградские компании. Багратионовский район должен стать еще одной точкой роста Калининградской области, в южной ее части. Здесь есть все для этого: промышленность, сельское хозяйство, пункты пропуска и правильное сочетание федеральных, региональных и муниципальных интересов и возможностей.

Важно отметить, что еще до прихода в район я, будучи министром, курировал его развитие. Было такое поручение губернатора: каждый министр должен быть отвечать за какой-то муниципалитет. За мной был закреплен Багратионовский район. В этой части он мне был хорошо знаком. Поэтому успел поработать и с Александром Ткаченко, и с Владимиром Нескоромным. С ними велась интенсивная работа по ремонту памятников к 9 Мая. Их принимал, давал заключение. Район понятный, и люди мне понятны. Это тоже сыграло свою роль.

При этом, не скрою, были и альтернативы работе в администрации района. Какие, называть не буду. Могу лишь заметить, что приглашали на хорошие должности в крупные компании. Но выбор был другим. Важна была и позиция губернатора, у которого не было намерений прерывать сотрудничество, совместную работу со мной. Я не отделяю себя от команды главы региона. Было бы трудно без этого одобрения. Если бы не нашел вариантов взаимодействия с Советом депутатов, губернатором, именно в такой политической конструкции, то, скорее всего, реализовался бы вне власти.

Проекты роста

MIL_2858.jpg

— Какие наиболее важные точки роста уже сейчас есть у муниципалитета?

По промышленности — этот район я хорошо знаю. Помимо прочего здесь два интересных проекта. За ними идут промышленные площадки и не только. За ними идет промышленное развитие территории. На мой взгляд, на данный момент в этом муниципалитете сложились лучшие в регионе условия для промышленного развития, сельского хозяйства, предпринимательской деятельности. Есть крупные проекты, сателлиты и понимание, как это соединить на благо территории.

Поэтому будет площадка «Инфомеда», рядом есть муниципальная территория, около 20 гектар, она тоже будет развиваться. Там все ресурсы уже есть. Осталось только с газом разобраться. Там будет тепло, электричество, муниципальная земля и скоро газ. Другая крупная инициатива — это проект компании «Стриктум».

Сельское хозяйство — это отдельная история. В целом же у меня сейчас имеется 37 инвестиционных проектов, представители которых заявили о том, что готовы начать работу в районе в 2016 году. С владельцами, представителями десяти из них я уже встретился. Это довольно крупные проекты. Они действительно не просто заявили о намерениях, а имеют здесь активы и готовы начать тратиться на развитие. 25 предложений и проектов связаны с сельским хозяйством. Среди них и тот проект, о котором недавно упоминал министр сельского хозяйства области Сергей Лютаревич: крупнейший на территории Северо-Запада России тепличный комплекс. Он будет расположен на площади 18 гектаров в районе поселка Победа. На меня уже выходили их потенциальные конкуренты, узнавали параметры будущего проекта. Хотели переманить. Но они сделали свой выбор. Мы же их встречаем и предоставляем все необходимое для начала работы. Это земля, вода, газ и электричество. Их площадка устраивает. Я ожидал, что они начнут стройку в конце года. Сейчас понимаю, что это произойдет только в течение первого квартала 2016 года. Объем их инвестиций порядка 1,8 млрд рублей.

Другой крупный сельхозпроект уже реализуется — это промышленный сад у поселка Заречное. Это масштабный, знаковый для района проект с общим объемом инвестиций в 1,1 млрд рублей. В целом здесь есть точки роста, которым необходимо дать развиваться, поддерживать, чтобы большее внимание уделять интересам и проблемам жителей. Инвестор — он самодостаточная единица. Он понятен и прогнозируем. Ясны технология и последовательность работы.

— Если говорить о тех проектах, которые должны стартовать в ближайшее время, то какова их кадровая емкость? Смогут ли новые работодатели обеспечить всех жителей Багратионовского района?

— По моей оценке, они полностью перекроют потребность муниципалитета, и при возможности все его жители смогут работать на новых местных предприятиях. Мало того — не только всех жителей района трудоустроить можно будет, но и рассчитывать на привлечение специалистов из Калининграда, других территорий. Это и инженерные кадры, и агрономы, специалисты по техническому обслуживанию оборудования. Главное, чтобы проекты развивались на нашей территории, закреплялись здесь. Если не у нас, то инвестор уйдет на другие территории.

Необходимо создавать базовые условия для них здесь. Территория интересная, перспективная по многим направлениям. Много брошенных в ранние годы предприятий, целые заброшенные военные городки.

— В послании к Федеральному собранию президент России 3 декабря затронул важную тему необрабатываемых сельхозземель крупных собственников. Прозвучало предложение по возвращению их в оборот. Какова доля таких активов у землевладельцев в Багратионовском районе? Есть ли перспективы их освоения в ближайшем будущем?

— На территории Багратионовского района, конечно же, есть подобные неиспользуемые земли. Их судьба неразрывно связана с современной историей муниципалитета. Она интересная, сложная, полна противоречий. Это история конкретных людей и их взаимоотношений, конфликтов, дружбы. Земли находятся в собственности этих людей или группы компаний. Их возвращение в сельхозоборот — это вопрос переговоров с ними. Есть тот же «Автотор», который является крупным землевладельцем. Он уже принял решение выделить часть земель под крупный проект, предоставить их в аренду. Речь идет о 200 гектарах для одного иностранного инвестора. Со своей стороны муниципалитет идет навстречу бизнесу, сокращая их затраты на начальном этапе. В итоге — земли войдут в оборот, и появится еще один проект. Есть другая история с Бальгой, другие территории, где есть собственники и нет рационального использования земли. За моей спиной — карта Багратионовского района, на которой как раз отмечены категории земель. На ней есть достаточно пятен, площадей, которые не используются владельцами. Задача, чтобы таких мест было меньше. Мы над этим работаем. Но есть и служба земельного контроля, региональные надзорные службы.

Дела житейские

MIL_2867.jpg

— Работа с инвесторами, запуск и сопровождение промышленных и аграрных проектов — это знакомая вам по региональному правительству история. Вопросы бытовые, дорожные, коммунальные небольшого района — совсем другой масштаб. Какие основные проблемы являются наиболее острыми для Багратионовского района?

— Когда же речь заходит о работе на поле жилищно-коммунального хозяйства — это более тяжелая, напряженная и менее организованная работа, нежели чем коммуникации с инвесторами. Тяжелая она и по истории, и по тем долгам, которые есть у комплекса ЖКХ, и по принципам управления. С ней весь предстоящий год, думаю, придется плотно поработать. На сегодняшний момент прошлый долг за поставленные ресурсы составляет около 30–35 млн рублей. Это не только долг населения, но и долги управляющих компаний, муниципальных предприятий за уголь и электричество. С этим накопленным долгом приходится считаться. Но важно и то, чтобы новый отопительный сезон муниципалитет проходил без долгов. Потому что существующие долги накопились по итогам предыдущих отопительных сезонов. Сейчас разбираюсь в причинах сложившейся ситуации. Общаюсь с руководителями МУПов, главами поселений, выясняю ситуацию, возможности.

— В России, Калининградской области стало распространенной практика, когда ресурсоснабжающие организации из-за долгов отключают даже социальные объекты, муниципальные учреждения. Имеющиеся долги у предприятий Багратионовского района не приведут к подобным последствиям?

— Таких опасных ситуаций на территории района нет. Здесь сбалансированы обязательства в отношении учреждений социальной сферы. У меня нет долгов ни по заработной плате, ни по налогам. К финансированию детских садов, школ, домов культуры, спортивных объектов претензий не имеется. Их отапливают те же самые муниципальные предприятия, которые покупают тот же уголь. Хотя, как только я пришел, Нивенское поселение стояло у угольной компании в стоп-листе на отключение в январе 2016 года. Но этот вопрос удалось закрыть.

ЖКХ как одну из болевых точек в жизни Багратионовского района вы уже назвали. С какими еще проблемами вы столкнулись за прошедшие 50 дней работы на посту главы администрации?

— Это, несомненно, кадры, управленческая команда. Не хочу никого обидеть, но команда администрации в моем понимании — это нечто другое, чем есть в муниципалитете на данный момент. Это одна из тех тяжелых историй, которую надо перестраивать. Я понимаю принцип команды в том, что каждый несет свою компетенцию и разделяет ответственность в меру этого за общий результат. Здесь это не сформировано. Например, решение в сфере ЖКХ можно было принять без финансиста. Или решение в сфере финансирования сферы образования без руководителя управления образования. Отсутствовала правовая служба. Это недопустимо.

С другой стороны, когда есть хороший бюджет, когда много денег и есть вопросы ремонта школ, домов, то их можно в пожарном порядке «заливать» деньгами. Например, приходит директор школы и сообщает о том, что течет крыша и классы заливает после дождя. В этой ситуации можно экстренно выделить средства.

Но все время в таком режиме работать не будешь. Необходимо смотреть систему целиком, бюджет. Если не обращать внимания на предыдущие ремонты, ответственность исполнителей; если не вникать, какие траты внутри школы, какие заработные платы, как они распределяются. Если во все это не вникать, а просто давать, вернее «заливать» проблему деньгами, то такой подход будет безответственным и недолгим.

Не изменять эту систему принятия решений я не могу. Вариантов нет. У министра и у главы муниципалитета абсолютно разные функции. В первом случае — необходимо говорить о стратегическом, системном управлении. Во втором — оно гораздо проще. Воздействие на ситуацию прямое, конкретное. Расстояние от главы до жителя города или поселения очень короткое. Вникать необходимо во все аспекты жизни муниципалитета. В четверг, например, была работа комиссии по газификации. Ходили по полю, принимали работы. Газификация района крайне низкая. Системные ошибки на этапе проектирования и строительства, допущенные на предыдущем этапе, закончились уголовными делами в отношении тех же подрядчиков, которые не завершили свои работы. Есть что разгребать. Необходимо использовать максимально эффективно имеющийся потенциал. Большинство специалистов, которые работают в администрации, — профессионалы своего дела. Поэтому моя задача их сконцентрировать на конкретных задачах и направлениях. Есть такая поговорка, что «умных людей много, только они незаметно расставлены по разным местам».

Недавно была встреча с одним из инвесторов. На нее пригласил своих заместителей, финансиста, земельщика, специалиста по конкурсным процедурам. После встречи инвестор оценил этот стиль работы и сказал: «Вы собираете правильную команду, когда понятно, чем занимается каждый, и каждый в своем вопросе профессионален».

Команда здесь будет. Она соберется. Средняя заработная плата в администрации района 22–27 тысяч рублей плюс некая транспортная отдаленность от Калининграда. Поэтому мотивация перевода сюда людей — не самая высокая. Но если люди соглашаются, то важнее для них — это самореализация. Для кого-то важно оставаться в моей команде. Не все позиции заняты. Но работа в этом направлении идет.

Другим краеугольным камнем развития территории, естественно, является бюджет и политика вокруг него. Все это называют «политикой». По мне, так это «спор интересантов». Как бы то ни было, сейчас бюджет на 2016 год уже сформирован, первое чтение в Совете депутатов прошел. На следующей неделе бюджет на Совет депутатов будут выносить постатейно. Предвижу, что депутаты будут отстаивать свои позиции, я свои. Пусть говорят, отстаивают. Это их право и где-то и обязанность. Если же говорить о конкретных параметрах, с учетом всех полномочий и соответствующих субсидий, субвенций и дотаций, то на сегодняшний момент бюджет составил около 1 млрд рублей. Из них порядка 500 млн рублей — это налоговые, неналоговые и иные доходы муниципалитетов. Они формируются за счет поступающих от предприятий налогов на доходы физических лиц, также это сельхозналог. Остаются на территории все земельные налоги, отчисления по упрощенной системе налогообложения, все доходы от приватизации. В целом же 60–70% бюджета района формируют работодатели.

Опять-таки, для района важно не простое количество проектов, компаний — 37 или 57 это будет, а количество созданных рабочих мест. Дальше необходимо работать с собственником по заработной плате, чтобы она выплачивалась «вбелую». Поэтому для меня, как главы администрации, важнее создание рабочих мест, чем количество компаний. По моим подсчетам — 60–65% трудоспособного населения уезжают работать на другие территории. Часть людей ориентированы на работу за рубежом, на приграничную торговлю. Это уже привычка для тех, кто начал заниматься этим в 1990-е годы. Большинство получают более высокие заработные платы в областном центре. Задача стоит в том, чтобы те инвесторы, которые уже есть, и те, которые собираются заходить в район, дали рабочие места, чтобы люди вернулись. Как только это произойдет, люди будут больше интересоваться жизнью района, а не просто возвращаться в него на какое-то время.

Выстраивание отношений

MIL_2898.jpg

— Что важнее для Багратионовского района — приток инвестиций и запуск новых промышленных или сельхозпроектов или доверие населения к существующей власти?

— Инвесторы, проекты — все это хорошо. Но акцент в своей работе я старюсь делать на другом. Сейчас я свое сознание меняю, собственную работу и направление деятельности всего коллектива в целом. Хотя тот же отдел экономического развития я создал в первую же неделю своей работы в администрации. Правительство региона всегда настаивало, чтобы в муниципалитетах были такие отделы по работе с инвесторами. В нашем случае также потребовалось только перераспределить функции, выделить сотрудников, которые занимались имуществом, жилищным фондом, финансами, экономическим планированием, в специальное направление. Это только часть обязанностей, хоть и крайне важная, которая всегда будет на повестке дня администрации.

Доверие — это совместная работа. А работа эта — имущество, ревизии, ЖКХ. Это выстраивание такой системы работы коммунального хозяйства, чтобы она не приходила каждый год с убытком, о котором я уже говорил (30–35 млн рублей).

Для того чтобы этого добиться, необходимо контролировать всё, начиная от контрактов на уголь и заканчивая взвешиванием при перегрузке. Другой момент — это воровство в котельных. С ним тоже будем разбираться. Сегодня, например, акты приема угля в некоторых муниципальных предприятиях подписывают кочегары.

Это, может быть, удобно их директорам, снимает с них часть ответственности. Это система, которую нужно просто ломать. Эта же система тянет за собой все остальные негативные последствия. Некачественный уголь при приемке, недовески, воровство на этапе перевозки угля, незакрытые площадки для его хранения. В итоге мы не даем норматив тепла жителям, они это видят и перестают платить за отопление.

С этой проблемой ко мне уже обращаются жители. За то время, что являюсь главой администрации, уже успел проехать все поселки (только в Медовом не был), провести три встречи с жителями в поселениях: в Долгоруково, Новоселово и Багратионовске, плюс прием по личным вопросам в администрации, в рамках работы общественной приемной. Поэтому уже знаю, о чем говорю. О самых злободневных проблемах поселений услышал из первых уст. Из встречи во встречу одно: «Я не буду платить, пока не будет выдаваться норматив». Если этого удастся добиться, то можно требовать с населения 100% оплаты за поставленный ресурс.

Поэтому важно все: и проверки, и контроль состояния котлов и параметров тепла на выходе, и работа с управляющими компаниями, собирающими деньги с населения за обслуживание фонда. Об этом тоже говорим с населением. Объясняем.

Ремонт крыш, затопленных подвалов. Собираем управляющие компании и требуем выполнения обязанностей. Пока это разовые примеры, но уверен, что систему по выдаче норматива по теплу и воде, по предоставлению качественных услуг жителям отладить удастся. Нужно только время.

— У Багратионовского района есть свои долгострои. Это тот же физкультурно-оздоровительный комплекс, система газоснабжения. Удалось ли запустить процессы по этим проектам?

— Не скрою, решение вопросов по строительству незавершенных объектов сейчас забирает много времени. Самый важный из них — это физкультурно-оздоровительный комплекс, который строился по программе «Приграничного сотрудничества» и должен был быть сдан еще в конце 2014 года. Его с шариками в этом году открыли. При этом объект до сих пор еще не введен в эксплуатацию. Там есть перечень замечаний, выявленных государственной инспекцией архитектурно-строительного надзора Калининградской области (ГАСН). Они до сих пор не устранены. Недоделки серьезные. По молниеотводу, по доступной среде для маломобильных граждан. Закрыть глаза на это не можем и требуем от исполнителя работ устранить замечания. Обходимся пока без судебных исков. Есть минимальный запас времени. Если в кратчайшие сроки он не устранит, то понесет репутационные и финансовые потери. Суд — это крайний вариант. Со своей стороны тоже помогаем подрядчику, чтобы ускорить сроки сдачи. Месяц назад был уверен, что объект будет сдан в эксплуатацию еще в декабре. Сейчас понимаю, что в декабре будут устранены все замечания. Для этого привлекли и бюджетные, и внебюджетные средства, чтобы сдвинуть с мертвой точки решение вроде бы ничтожных вопросов.

Пример. Подрядчик месяц не мог внести корректировки в документацию из-за того, что болел проектировщик. Выяснили, что специалист болеет, но работать-то он может. Поехали к нему с документацией. Внесли правки, он подписал документы.

Вроде сейчас процесс пошел, поэтому в декабре предъявим объект службе ГАСН. Есть договоренность со службой об оперативном рассмотрении устраненных замечаний. В итоге в декабре мы можем получить акт ввода в эксплуатацию. Но допускаю, что это может произойти и во второй половине января.

Для правительства региона подобный способ решения проблемы создания новых мест в детских дошкольных учреждениях становится нормой. В начале декабря был объявлен конкурс на капитальный ремонт с перепланировкой детского сада в Полесске. Цена контракта составила привычные 64 млн рублей.

Уже вот-вот начнется другая стройка. На днях подвели итоги конкурса на капитальный ремонт детского садика на 180 мест. Конкурсными процедурами удалось снизить цену контракта до 64 млн рублей. Изначально она составляла 83 млн рублей.

За эти средства подрядчик проведет капитальный ремонт существующих военных казарм на улице Пограничная. Это один из объектов военного городка пограничного управления ФСБ. Оно передало этот имущественный комплекс муниципалитету. Имея такой ресурс, мы получили поддержку губернатора и включились в программу финансирования. Обеспечили свое софинансирование. В итоге мы рассчитываем, что к 1 апреля 2016 года будет завершен ремонт и район получит новый садик. Такой небольшой срок объясняется тем, что основа зданий хорошая и требуется серьезное, но понятное приведение внутренних помещений под нужды детского дошкольного учреждения. За это же время будет решен вопрос благоустройства, оснащения оборудованием. После введения этого детского сада очередь в Багратионовске будет полностью ликвидирована. В том, что это произойдет, я не сомневаюсь. Поэтому мы уже заложили 2 млн рублей в бюджете 2016 года на его содержание, на выполнение «майских указов» президента по повышению заработной платы в конкретном детском садике и образовательной системе в целом.

Еще один большой проект — это газопровод в Багратионовске. В городе нет газа. В районе газифицированы только ряд поселков Нивенского и Пограничного поселений. Больше скажу, труба до города имеется, физически объем работ выполнен. Но сейчас по итогам выполнения контракта на подрядчика заведено уголовное дело. Ситуация в подвешенном состоянии. Сейчас задача ее «расшить» и в следующем году запустить газ для города. Этот будет февраль—март 2016 года. Дальше задача города в течение года сделать внутреннюю разводку. Здесь у городского поселения есть большие проблемы. Но уверен — все решаемо, будем помогать. В следующем году необходимо также начать строительство газопровода до Долгоруково и Корнево.

Что значит газ для района? Будет идти ресурс, появится газовая генерация тепла, а значит, и теплотрассы. Это приведет к тому, что начнут ликвидироваться котельные у школ, садиков, социальных учреждений. Да что там, в администрации тоже угольная котельная, и я сам регулярно подписываю акты о списании топлива. Уголь это тяжелое дорогое привозное топливо. Как только его заменим на газ, вопросы безопасности и эффективности будут решаться на другом уровне. Обеспечение газом — это системный вопрос, и он, уверен, в следующем году будет решен. Главное — понятен сам процесс. Есть определенный объем работ, дорожная карта по их выполнению.

«Как раньше» не значит правильно

MIL_2885.jpg

— Еще один вопрос, который был поднят вами в первые дни работы администрации, — это получение заработной платы ее сотрудниками «на руки», через кассу. Удалось ли его решить?

— Речь не шла о «серой зарплате», конечно же. Этот порядок лишь характеризовал сложившуюся ситуацию, привычку. «Так было в районе всегда, зачем что-то менять?». Это же относится и к бюджету района. Это не совсем бюджет развития, но выживания. Так же и с заработной платой. Привыкли. Карточки все имели, но получали «на руки». Сначала я подумал, что есть какие-то особенности возрастные, люди не умеют работать с карточками. Нет, ничего такого. Поэтому разобрались и с этим. Заработная плата за ноябрь была всем переведена на карточки. Проект «зарплатный» реализовали, карточки перевыпустили. Людям будет удобнее. В ближайшее время «Сбербанк» завершит перестройку своего офиса, сделает ее круглосуточной и добавит к уже имеющимся 2 банкоматам еще 2–3 терминала по оплате услуг.

Сотрудникам удобно, решается вопрос с наличностью, облегчается работа бухгалтера. Этот вопрос был важен в том плане, чтобы показать, что можно работать и по-другому. Это только маленький пример.

— С зарплатой получилось. Люди привыкнут. Будете ли вы заниматься перестройкой схемы управления в администрации, бюджетной сфере?

— Более важный вопрос перенастройки системы — это оптимизация бюджетных учреждений. В первую очередь это детские сады. Сейчас этот процесс на стадии согласования. Была на днях встреча с коллективом детского сада в Новоселово. Его мы будем административно объединять с подобными учреждениями в Пятидорожном и Пограничном. Первая реакция — возмущение, недовольство: «Как так». Но потом, когда начинаешь объяснять, что все останется на своих местах: дети, воспитатели, нянечки, педагоги. Поменяется только заведующая и бухгалтер. Если я, как учредитель, могу сэкономить деньги и оставить их в системе, то это нормально. Поэтому объединение будет идти и садиков, и детских спортивных школ. Затраты административные в целом надо снижать. С другой стороны, необходимо инвестировать в саму деятельность учреждений.

Возьмем тот же музей. Он находится на втором этаже Дома культуры. Его создал и развивает энтузиаст своего дела. Важно, что и показать, и рассказать есть что. В нашем районе, как ни в каком другом, богато представлена тема наполеоновских войн, деятельность российских и французских полководцев. Здесь была битва при Прейсиш-Эйлау, здесь останавливался командующий войск, здесь поле сражения, замок. На этой теме был создан музей. Но его нужно расширять и развивать.

Для меня показательным примером поступательного развития является Музей Мирового океана. Когда есть энтузиаст, есть базовый объект, он приводит его в порядок и дальше начинает расширять свою компетенцию, хозяйственную деятельность с помощью власти, вовлекая все новые и новые объекты, превращая их в инструмент развития и самодостаточный объект показа, культурной деятельности.

На базе районного музея подобное может получиться. За счет расширения филиальной сети, передачи имущества, полномочий. Тот же вопрос с памятными досками, которые имеются в городе. Они ни на чьем балансе. При этом их нужно содержать, приводить в порядок. С другой стороны — это некие туристические точки.

Замок.Баграт.jpg

Другая и большая история — это вопрос с нашим замком, его сохранившимся форбургом. В данный момент памятник находится на балансе регионального правительства. Он в достаточно хорошем состоянии. Рядом находится храм. Дорога до замка и от него до храма планируется к реконструкции. Есть прекрасный парк с озером неподалеку. Есть варианты, когда можно сделать пешеходные и иные маршруты, в которые включить в том числе, посещение поля битвы при Прейсиш-Элау. В итоге если за это дело возьмется директор краеведческого музея, то здесь появляются история, объекты для показа, и какие-то коммерческие проекты. Администрация может взять для благоустройства призамковую территорию, парк, пешеходные дорожки, и всё это привести в порядок. При этом замок должен стать коммерческим, инвестиционным проектом с туристическим наполнением. Это еще одна перспективная точка роста для района. Сложнее с замком на Бальге. Но и сейчас есть решения, имею в виду Багратионовск и тему «наполеоники», которые дадут неплохой эффект.

— Оптимизация — это одна сторона медали управленческой деятельности. Будете ли вы так же активно оптимизировать собственную администрацию?

— Сокращения в администрации, сразу скажу, не планирую. Но структуру уже поменял. Совет депутатов одобрил эту реорганизацию. Мною был созданы ряд отделов, служб. Отдел ЖКХ. Такой комплекс сложных вопросов в этой сфере требует иметь ответственное за него подразделение. Если его нет, это неверный подход. Следующий новый элемент системы — это правовое управление, кадровое управление, управление делами и уже упоминавший отдел экономического развития. Что касается созданного правового управления. До этого каждый был сам себе юрист. Это хорошо. Но, на мой взгляд, должны быть специалисты, которые на постоянной основе должны работать с судами, судебными приставами, готовить правовые экспертизы решений. Не должно быть так, что до обеда ты «земельщик», а после обеда ты юрист. Они были выделены из общей структуры и усилены. Некоторые должности убрал, некоторые ввел в штат. Это такая рутинная, но важная работа. Из последних кадровых назначений — это прием на должность заместителя Михаила Макарова, теперь уже бывшего руководителя Нивенского поселения. По опыту предыдущей совместной работы он себя зарекомендовал. Предложил ему, вернее, даже настоял. Губернатор эту кандидатуру поддержал. Хотя сам он долго сомневался, оставлять ли относительно спокойный и стабильный участок работы в Нивенском и браться за более ответственную и хлопотную работу. В итоге решение принял.

Нивенский разлом

— Если говорить о Нивенском, то долгое время это поселение и реализуемый на его территории проект не раз давали повод для критических и громких публикаций в СМИ. Акции протеста остались в прошлом, все реже и реже представители инициативной группы будоражат общественное мнение. Какова ваша позиция по этому вопросу? На чьей вы стороне?

— Я знаком с этой ситуации не понаслышке, успел познакомиться с этим проектом со всех сторон, будучи министром. Этот проект видел на начальном этапе, видел, как он был представлен общественности, населению со всеми его ошибками. За прошедшие полтора месяца успел встретиться с руководством компании, а также с теми самыми инициативными гражданами. С ними я беседовал полтора часа и изложил свою позицию. Она заключается в следующем.

Путин-помоги.jpg

Всю группу инициативных граждан можно разделить на три категории. Первые — это «политики». Они на волне возражения, «праведного гнева» реализуют свои политические цели. В следующем году три избирательные кампании: в областную, Государственную Думы и Совет депутатов городского округа. В следующем году будет образован один законодательный орган из пяти. Развернется нешуточная борьба.

Есть вторая категория интересантов — это условные «экономисты». Они прекрасно понимают, что проект привязан к земле, должен иметь защитные зоны, определенные расстояния до жилого фонда, садовых обществ, и поэтому реализуют свои коммерческие интересы.

Третья группа — это непосредственно сами обеспокоенные граждане. Они переживают из-за экологической ситуации, хотят видеть проекты, знать о санитарных нормах, зонах, о результатах оценки влияния на окружающую среду и т. п.

На встрече с инициативной группой я спрогнозировал, что к следующему сентябрю, после выборов, «политики» уйдут. У «экономистов» компания то ли выкупит участки, то ли они устанут ждать сверхвыгодного предложения. Когда обе эти группы уйдут, обычные граждане, проживающие на территории, останутся и почувствуют, что их использовали. В этом споре, в этой ситуации именно поддержкой позиции и интересов этих жителей района я и буду заниматься. И обеспечу соблюдение законов. Позиция протестных «политиков» и «экономистов» мне понятна, но безразлична. Вместе с оставшимися гражданами мы будем требовать проект, его экспертизу, проект по санитарно-защитным зонам, оценку воздействия. Полномочия у меня для этого есть, и понятен механизм контроля за ситуацией.

Сама же острая ситуация была спровоцирована информационным голодом и методами разъяснительной работы с общественностью. Стоит добавить, что на жителей Нивенского свалился огромный ком сложной технической информации. Из-за этого возникла большая путаница. Между проектом, подготовленным для технической экспертизы, и тем общим проектом, эскизом, который был обнародован, большая разница. Часть проекта только находится в разработке и впоследствии будет передана на госэкспертизу, другая часть — «стволы» — завершена и уже передана в контролирующие органы для проверки. Поэтому есть путаница в понимании.

Компании необходимо четче разъяснять свою позицию. На все вопросы, касающиеся безопасности, необходимо давать четкие подтвержденные объяснения. Открытости на начальном этапе кураторам проекта не хватило.

Сейчас они исправляются. Диалог между руководством «Стриктума» и населением Нивенского налажен конструктивный. Уже сейчас есть договоренности о проведении ряда совместных социальных проектов, и важно, что на предприятии будут трудоустроены жители, прежде всего, района. Надеемся на то, что компания сдержит свои обещания в части открытости. А результаты всех экспертиз дадут гарантии безопасности. Иначе проект не может быть реализован.

2016-й: между экономикой и политикой

— В 2016 году в регионе запланировано достаточно много строек. Однако в большей степени предприятия и компании ожидают, по известным причинам, 1 апреля следующего года. Как, на ваш взгляд, отразится проблема «апреля 2016 года» на экономике Багратионовского района?

— Эта проблема и ее последствия, безусловно, скажутся на жизни района. В данный момент, по моей информации, в Багратионовском районе 42 компании находятся в «переходном периоде». У каждого своя история. И на посту министра, и сейчас отмечу, что все знали, что их ждет, и должны были прогнозировать и готовиться. Поэтому уверенно могу сейчас сказать, что не все переживут этот переход на новые правила налогообложения и администрирования. Многие могут закрыться, потому что собственники своевременно не приняли решения, до последнего выжидали. Сейчас уже поздно. Может быть и другая причина — сугубо экономическая. Небольшие объемы производства, маленькие заказы, сжимающаяся экономика. В районе есть мебельные компании, которые работают под заказ. Они честные, стабильные, правильные. Но сырье дорогое, пошлины, и поэтому они показывают такую экономику, что выжить им будет сложно. Есть предприятия, которые в прямом смысле выживают. Например, «Витака», которая занимается производством плавленых сыров. Вторую линию производства они открыли в Гвардейске. Третью рассматривают, вновь у нас строить.

Это опять-таки вопрос инвестиций и экономики. На первом месте у меня сейчас текущие вопросы. Ремонт многоквартирных домов, встречи жителями поселений. Работа с главами поселений. До 1 января у них были полномочия по теплу, газу, водоснабжению. Сейчас они все приходят и заявляют, что хотят передать эти полномочия с 1 января в район. Себе же хотят оставить только благоустройство территорий. Когда же просишь передать финансирование, они сопротивляются и утверждают, что трогать мы его не можем. Уже звонят, жалуются, спрашивают, на каком основании интересуетесь заработной платой сотрудников администраций поселений. В целом люди разные, интересные. Когда я сюда уходил, то мой коллега сказал, что работа в администрации «тяжелая, но подъемная». По итогам прошедшего времени могу лишь подтвердить это мнение.

— Планы на 2016 год более-менее понятны. 1 января 2017 года закончится срок ваших полномочий. Что дальше?

— Воспоминаниями и подведением итогов точно заниматься не буду. Я пришел работать не на один или два года. У меня есть четкое представление о том, что делать в 2016-м и в последующие годы. Буду помогать и формировать в 2016 году совет городского округа, в который, при одобрении губернатором, я подам заявление и внесу свою кандидатуру на должность главы администрации Багратионовского городского округа на следующие 3 или 5 лет. За этот год мне необходимо показать жителям района, областной власти, губернатору, что на территории ситуация под контролем. При этом результаты работы должны быть ясны и направлены на улучшение жизни конкретных жителей района, на их интересы. Приходить сюда на один год, может быть, и имело смысл, но это точно не системный подход к задаче.

Нужно еще понимать, что жизнь муниципалитета — это сложный слоенный «пирог», в который каждый свое вкладывает. Я вроде не занимаюсь медициной, но на сходе жителей, на встречах всегда возникает вопрос, что нужна аптека, нужен хорошо работающий фельдшерско-акушерский пункт, нужны лекарства, нужны качественные специалисты. Об этом говорят и данные опроса, проведенного среди жителей муниципалитета. Например, удовлетворенность уровнем образования. В целом состоянием дел в сфере образования довольны 60% родителей школьников. Значит, тут необходимо усиливать работу над качеством. Понятно, что решены задачи инфраструктурные, занятия проводятся только в первую смену. Решены вопросы с детскими садами. Хорошая база, чтобы заниматься учителями, педагогами. По итогам проверки один руководитель был уволен, и материалы на него переданы в прокуратуру. Были выявлены факты финансовой нечистоплотности, и с ним быстро расстались. Все это отметили. Начинаем объединять садики, значит, появится конкуренция, и пост руководителя нового учреждения займет более сильный.

Здесь важна вся цепочка. Начиная со служебных квартир. Значит, надо проводить инвентаризацию служебного жилья. С другой стороны, на приемы приходят учителя и интересуются предоставлением служебных квартир. В Нивенском, говорят необходимо закрепить сильного педагога по английскому языку. Учителя пригласили с другой территории, а квартиру не дали. Те же вопросы по Долгоруково. Наведение порядка в одном деле автоматически дает эффект.

Если же говорить о конкретных, измеримых результатах деятельности до следующего выборного цикла, то они заключаются в следующем. По медицине — это обеспечение профильными специалистами, их работой сейчас неудовлетворены 59%. Эту цифру нужно снижать. По образованию — поставлена задача по ЕГЭ, по количеству отличников. По рабочим местам — это максимальное сохранение рабочих мест на действующих 42 предприятиях и создание 33 новых производств. 25 — в сельском хозяйстве, 8 — промышленное производство. Они должны начать инвестиции в 2016 году.

Еще один момент — это погашение задолженности по ЖКХ. Убытки еще могут оставаться, но должны быть прогнозируемы. Конечно же, газ в Багратионовске и начало строительства отвода в Долгоруково и Корнево. Завершение всех долгостроев. Приведение в порядок еще трех городских дорог. Начало работ по созданию исторического сквера и нового туристического маршрута. Хотелось бы найти инвестора на гостиницу «Уют». Она муниципальная, и город ее не потянет. Посмотрим на ее экономику и выставим на торги. Это все реальность. Самое важное, чтобы люди почувствовали, что та команда, которая формируется, отвечает за результат, управляет районом, контролирует ситуацию. Тогда будет доверие, а это совсем другой разговор. С любым человеком.

Фото — Алексей Милованов, Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.