«Последняя капля»: почему Павел Федоров уходит из Корпорации развития области

c91650b39e98f1c8327a0064660d425b.jpg

В четверг произошло событие, которое можно было спрогнозировать еще пару недель назад: директор Корпорации развития Калининградской области Павел Федоров принял решение покинуть этот пост. По его словам, он пытался пообщаться с врио губернатора Антоном Алихановым и донести до него свою позицию, но понимания не нашел. Для Корпорации, которая первые два года провела в муках и судорогах и, казалось бы, только начала куда-то осмысленно двигаться, уход Федорова — очевидная потеря. В ее причинах попытался разобраться корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Миллионы раздора

На мысль, что так и случится, наталкивали бурные дебаты, которые развернулись недавно в облдуме. Стало известно, что региональные власти подготовили изменения в бюджет области на этот год. Среди прочего предполагалось забрать у корпорации развития 80 млн рублей, необходимых для строительства подстанции в промышленном парке «Храброво» (привлекать крупных инвесторов в регион с помощью таких площадок — одна из задач корпорации). Мощность подстанции — 10 мегаватт (из них промплощадке в Храброво первое время должны были доставаться 1,5–2 мегаватта, остальное предназначалось аэропорту).

Министр финансов Виктор Порембский объяснил желание запустить руку в инвесткошелек тем, что проектирование подстанции еще не начиналось и «проект, судя по всему, в текущем году исполнен не будет», поэтому «вероятнее всего, мы будем их (необходимые 80 млн рублей — прим. „Нового Калининграда.Ru“) планировать на следующий год». Это намерение вызвало горячий отпор Павла Федорова (который одновременно является депутатом облдумы). По его словам, как раз на днях одно из белорусских предприятий, рассматривавшее регион в качестве варианта для строительства фармацевтического производства, подписало с корпорацией протокол о намерениях на 50 млн евро.

Предполагалось, что завод разместится именно на промплощадке в Храброво. 

— «Если мы снимем сейчас деньги с корпорации, инвесторов мы никогда не увидим, — возмутился Федоров. — Как только это произойдет, крест на храбровской площадке можно ставить».   

Говорил он очень эмоционально, и это понятно, учитывая, что на нее уже ушло немало и сил, и средств: после прихода Федорова на этот пост, случившегося менее года назад, была проведена ревизия проекта. В результате необходимость капвложений в инфраструктуру удалось снизить в 2,5 раза, до 424 млн рублей, которые предстояло потратить за 4 года, включая нынешний. Обсуждаемые 80 млн явно были не лишними.

Потом эта тема поднималась еще раз, но особо горячей поддержки коллег по Думе Федоров не нашел. Хотя председатель комитета по экономполитике Павел Никулин и признавал, что от судьбы этих денег может зависеть судьба самого промпарка в «Храброво», в который уже «вложены большие деньги», и «это может быть та ложка дегтя, которая испортит бочку меда». Но на последнем заседании думы было принято решение эти 80 млн рублей все-такиизъять.

Иванов, Петров, Сидоров

И здесь, пожалуй, стоит вспомнить интервью, которое давал Павел Федоров «Новому Калининграду.Ru» сразу после назначения на должность директора корпорации, в котором он говорил как раз о том, что энергетика — это самое больное место региона, потому что энергетики соглашаются строить инфраструктуру за деньги инвестора с условием, что инфраструктура потом перейдет в их собственность, а если предприятие, которое все-таки идет на это, не забирает всю заявленную мощность, то должно за остаток все равно платить. Еще он сообщил тогда, что собирается вести переговоры с гендиректором «Янтарьэнерго» Игорем Маковским, и, судя по обсуждению в Думе, они оказались успешными — а теперь все коту под хвост.

Но то, что случилось с деньгами для промплощадки в «Храброво» — это, хоть и «последняя капля» (по словам Павла Федорова), однако все же причина его увольнения не совсем в них. Как отметил пока еще глава корпорации в телефонном разговоре с корреспондентом «Нового Калининграда.Ru» (и о чем говорится в вышеупомянутом интервью), главное обещание, которое он получил от руководства области, заступая на этот пост, — в течение 5 лет никто вмешиваться в работу корпорации не будет. Но сейчас оказалось, что «меняются условия работы и условия контракта, условия, которые мы проговаривали с губернатором, не важно, Иванов, Петров, Сидоров, кто занимает эту должность — это должность губернатора».

72a92ad3a270fc9ec6682e5ee3686551.jpg

Как объясняет причины недопонимания с врио главы региона сам Федоров (они обсуждали проблему, но об итогах собеседник посоветовал спросить у Антона Алиханова), никто из тех, кто принимал решение вмешаться в работу корпорации, не занимался крупномасштабным бизнесом и крупномасштабным развитием производства. «Когда занимаешься развитием крупного проекта, нельзя останавливаться, нельзя отменять принятые решения. Если приняли решение: идем в этом направлении, значит, все нацелено на это, как только начинаются какие-то игры — это приводит к экономическим потерям», — заявил он.

Собственно, экономические потери и произошли: тот самый инвестор с 50 млн евро отношения с корпорацией разорвал. 

— «Инвестор ушел, сказал: спасибо, ребята, за общение, я потерял 8 месяцев и буду работать там, где мне выгодней, а не так, что вы мне показываете одну площадку, вторую; проектировщики на старте стоят, а теперь, когда вы говорите: ребята, заходите — а электроэнергии не будет. Ну, извините».

И этот подход к инвесторам, по словам депутата, — системный. В качестве еще одного примера можно привести Рыбную деревню — проект, первая очередь которого, в общем-то, является заслугой Федорова (как директора «Компании проектного финансирования»). «У кого-тозачесались руки, потому что там вся инфраструктура есть, только ставь объекты; многие хотели, чтобы я ушел оттуда; я ушел — и все стоит», — пояснил собеседник. И это при том, что, напомнил он, уже был вырыт котлован под строительство гостиницы «Суворов», предусмотренной второй очередью «деревни». Как отметил Федоров, все это — характеристика инвестиционного климата в Калининградской области, и с ним трудно не согласиться.

А в сухом остатке получается вот что: если за три года сменяется четвертый директор Корпорации развития, то для нее самой это развитие явно еще не миновало внутриутробную стадию. И все реальнее становится выкидыш. Поэтому, конечно, жалко, что новое руководство области предпочло пнуть роженицу в живот (возможно, рассчитывая, что пятый папаша окажется кудрявей и моложе — хотя самый адекватный кандидат на эту роль, говорят, предпочел заранее «слиться»). Но роженицу еще жальче, потому что с петлей экономического кризиса на шее ей сейчас совсем худо. Как бы не померла.

Фото — Google Street View.

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».