Замерли и отмерли, недоступная доступность и могилы примирения

Важные события пятницы: Мосгорсуд отказал в первых исках по антипиратскому закону, Роскомнадзор затребовал 100 миллионов в год на его реализацию, а мы ничего, похоже, не заметили; власти выделяют очередные миллиарды на формирование доступной среды для инвалидов, однако доступнее эта самая среда так и не стала; а состоявшаяся в Калининграде церемония в честь 10-летия Интернационального кладбища показала, что примирение между россиянами и немцами действительно произошло.

ruki_myshka.jpg Замерли и отмерли
Со вчерашнего дня мы живем в новой реальности — в силу вступил федеральный закон о защите правообладателей от интернет-пиратов. В соответствии с ним при обнаружении факта нелегального распространения своего контента в интернете любой правообладатель может обратиться в суд с просьбой заблокировать ресурс-нарушитель. За умышленное размещение пиратского контента владельцам ресурсов грозит штраф. Сумма штрафа для физических лиц составит 5 000 рублей, для должностных лиц — 50 тыс рублей и для юридических лиц — до 1 млн рублей.

Как сообщает ИА «Гарант», утром 1-го августа был запущен интернет-реестр сайтов, содержащих пиратские видеоматериалы. Ресурс позволяет идентифицировать сайты, нарушающие авторские права, а также наблюдать за процессом устранения нарушений.

Пока, похоже, никого особо новации в этой сфере не задели. Вчера некоторые сайты устроили то ли забастовку, то ли технический перерыв на несколько часов, но к вечеру все заработали в прежнем режиме. Мосгорсуд в день вступления в силу антипиратского закона отказал по трем заявлениям с требованиями закрыть доступ к сайтам, в том числе к фильмам, размещенным в соцсети «ВКонтакте».

При этом Роскомнадзор уже после вступления в силу закона понял, что потребуется 97 миллионов рублей в год на реализацию его положений. Кроме того, ведомство для эффективной работы в новых условиях потребовало увеличения штата на 92 человека. Все это Роскомнадзору нужно для того, чтобы заниматься борьбой с нелегальным размещением контента по жалобе правообладателей — рассылать уведомления хостинг-провайдерам и владельцам сайтов, сообщать операторам связи о необходимости заблокировать ресурс с пиратским содержимым.

Начальник отдела координации работы с предпринимателями Калининградской торгово-промышленная палаты Екатерина Онопко отметила, что изменения в сфере защиты авторских прав в интернете в целом сходны с процедурами, применяемыми в зарубежных странах, однако их реализация в российских условиях представляется сложной задачей. Но защита авторских прав, несомненно, важна и необходима, подчеркнула она. Нужно упрощать процедуру обеспечения защиты прав авторов и повышать правовую грамотность и ответственность граждан.

«Хорошо, что в ходе обсуждения законопроекта о защите авторских прав была сужена сфера его действия, и на выходе мы имеем регулирование одного вида объектов авторских прав — фильмов, — отметила Онопко. — Фильмы являются, пожалуй, одним из немногих объектов интеллектуальной собственности, регулирование использования в интернете которых в настоящее время возможно. При этом, взамен закрываемых незаконных торрентов, рынок предлагает вполне легальные сайты, где вопрос защиты авторских прав решен».

Гораздо острее вопрос будет стоять в случае применения принятых норм в отношении музыкальных, изобразительных и фотографических произведений, уверена Онопко. Поэтому предпринимателям необходимо аккуратно относиться к использованию аудиовизуальных произведений в своей деятельности, грамотно составлять договоры при заказе видеоматериалов, чтобы не иметь проблем при их дальнейшем использовании.

Внесенные «антипиратским» законом изменения в уже действующие в России Арбитражный Процессуальный Кодекс, Закон об информации и часть 4 Гражданского Кодекса могут трактоваться неоднозначно и пока вызывают больше вопросов, чем ответов, считает юрист, патентный поверенный Игорь Моцный. Они направлены в первую очередь на защиту интересов обладателей прав на кино- и видео- фильмы. Очевидно, данные изменения стали результатом лоббирования со стороны киноиндустрии, предположил юрист. «Недовольными остались представители других отраслей, которые остались вне действия этих изменений, — отметил Моцный. — И интернет-провайдеры, на которых должна выпасть основная нагрузка по рассмотрению жалоб правообладателей».

Так что вполне возможно, что скоро найдется достойный лоббист интересов и правообладателей других видов, и мы снова будем нервничать и затаивать дыхание.

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

klo.jpg Недоступная доступность
В пятницу пресс-служба Министерства труда и социальной защиты сообщила о том, что на создание так называемой доступной среды для инвалидов в России в 2014–2015 годах будет выделено 8,7 миллиардов рублей. Как отметил директор департамента по делам инвалидов Григорий Лекарев, в 2013 году 12 регионов уже реализуют программы по созданию доступной среды, на их поддержку из федерального бюджета выделено 340 миллионов рублей.

При этом в первом полугодии 2013 года в Калининграде не выполнялась муниципальная программа «Формирование доступной среды для инвалидов», в рамках которой планируется оборудовать пандусами городские здания. Хотя разработка этой программы началась еще в 2011 году.

Если говорить по-чиновничьи, то доступная среда подразумевает «как охват всех приоритетных сфер жизнедеятельности инвалидов, так и включение мероприятий, направленных на все формы инвалидности». А в переводе с чиновничьего на русский и вовсе непонятно, что за программа и как она охватывает все стороны жизни людей с ограниченными физическими возможностями. И что имеется в виду под мероприятиями? Концерты? Литературные вечера? Визиты к инвалидам на дом?

Предполагается, что благодаря этой программе инвалидам станет более доступно передвижение по городу. Правда, количество пандусов и специальных лифтов в госучреждениях и жилых домах не сильно увеличивается. Более того, на сайте региональной прокуратуры периодически появляются сообщения о том, что после проверки организациям или собственникам помещений выдано предписание об обеспечении доступа в здание инвалидам.

Но ведь для начала людям с ограниченными физическими возможностями нужно выйти из дома. А дома, где проживают инвалиды, даже не оборудованы пандусами! Допустим, с помощью родственников или соседей колясочникам удается спуститься на улицу. Но до нужного места еще нужно добраться. Сделать это не так просто. Социальных такси на всех желающих не хватает. А обычные такси зачастую отказываются возить инвалидов. Не так просто уехать и на автобусе: лишь 26 машин из всей сети городского транспорта оборудованы для перевозки колясочников. И ходит этот транспорт крайне редко.

Вот и получается, как это часто у нас бывает, реализация идеи не так радужна, как перспективы. Как оценивать итоги программы? Отчетами об израсходованных средствах или проведенных мероприятиях? Но есть и более простой способ определения реальной доступности среды для людей с ограниченными физическими возможностями: количество инвалидов на улицах города. На мой взгляд, за годы реализации этой замечательной программы на тротуарах не появилось больше колясок. И как бы бодро ни рапортовали чиновники с экранов телевизоров о ходе реализации и рациональном расходовании средств, эффективность нужно оценивать по результату. А в данном случае он практически нулевой.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

pm.jpg Могилы примирения
Сегодня в Калининграде поминали павших во Второй мировой войне. Поводом стало 10-летие так называемого Интернационального кладбища (так называемого — потому что его именуют по-разному) на ул. А. Невского.

Цифра 10 вовсе не означает, что кладбище появилось в 2003 году. Лет ему гораздо больше, просто привели в порядок это место совсем недавно. Интернациональное оно потому, что здесь похоронены как солдаты, так и гражданское население; как немцы, так и французы, бельгийцы, советские военнопленные — всего около 12 тыс человек. Их имена выбиты на гранитных плитах, к которым участники памятной церемонии — родственники похороненных, представители Народного союза Германии по уходу за военными могилами и регионального правительства — возложили цветы.

Среди них был и Питер Микелат — в январе 1945-го, его, 5-летнего мальчишку с братьями, сестрами и матерью эвакуировали из Кенигсберга. Отец — солдат Вермахта — остался здесь, позже он умер от ран в госпитале. В Калининград Петер приезжает в четвертый раз. Рассказывает, что нашел дом, в котором жила его семья, он сохранился. Сейчас в квартире живет пожилая женщина, одна из первых калининградских переселенцев. «Для нас было очень грустно, потому что она спросила: Вы хотите все это забрать? — вздыхает Петер. — А мы приехали просто посмотреть, мы знаем, что это такое, когда у тебя все отбирают». В начале 2000-х калининградские поисковики нашли на месте бывшего военного госпиталя медальон его отца, сейчас захоронение перенесено на ул. А. Невского.

Это кладбище — одно из восьми, обустроенных на территории области на средства Народного союза Германии (в регионе он работает в тесной связи с местными поисковиками). Союз — организация общественная и живет на взносы и пожертвования, изредка, когда не хватает средств, ей помогают немецкие власти. В 1954 году канцлер Аденауэр обратился к представителям организации с поручением искать немецкие могилы за пределами Германии и заботиться о них. Всего на попечении Союза сегодня 370 военных кладбищ в 31 государстве, в том числе могилы советских солдат на немецкой территории. Всего речь идет о 1,4 млн захоронений.

Зачем все это нужно, сегодня хорошо объяснил руководитель немецкой делегации, возглавляющий Народный союз в земле Нижняя Саксония, профессор Рольф Вернштедт.

Дело не только в том, чтобы потомки погибших за пределами Германии могли посетить их могилы. По словам профессора, такие кладбища — это место, «где люди учатся миру», понимают, что важнее мира ничего нет.

Если немцы ухаживают за могилами советских солдат, а русские с пониманием относятся к тому факту, что на соседней улице — кладбище солдат Вермахта, наверное, можно говорить о примирении. Во всяком случае, руководитель Службы перезахоронения Народного союза Германии в Калининградской области и Белоруссии Вольфганг Браст в беседе с корреспондентом «Нового Калининграда.Ru» поделился своими ощущениями, что «сознание россиян изменилось и они стали более терпимыми»; более серьезной стала организационная поддержка региональных властей, прекратились случаи вандализма на немецких мемориалах.

Перед отъездом немцы почтили память погибших советских солдат. Когда уже все расходились, к журналистам подошла женщина с мальчиком 5–6 лет и попросила телефон «кого-нибудь из поисковиков»: ребенок буквально бредит поисковой работой. Вова Карпов, как он представился, сообщил, что организовал во дворе «бригаду», мама купила лопату, и мальчишки уже нашли «немецкую вещь». Эту вещь (кирпич с надписью) ребята передали в музей «Фридландские ворота». То, что на одном кладбище находятся могилы солдат, воевавших друг с другом, мальчик воспринимает совершенно нормально. Мама говорит, что они услышали об этой церемонии и специально приехали сюда.

В общем, необыкновенная история, опровергающая тезис о том, что «миром правит бабло». И доказывающая, что примирение — состоявшийся факт. Что бы там ни вопили иные «патриоты».

Оксана ОШЕВСКАЯ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

После футбола

Корреспондент Оксана Ошевская — об ожидаемых и непредвиденных итогах ЧМ.