Вечерний @Калининград: сводный белорусский брат и ловушка для инвестора


Важные события среды: под бравурные заявления об углублении взаимодействия между Калининградом и Белоруссией товарооборот региона и республики обрушился на треть, а проблема конфискованной техники не решается уже полтора года; свежепостроенный «Янтарь-Холл» оказался настолько «притягательным», что губернатору приходится буквально на коленях зазывать туда арендаторов — правда, круг их крайне узок.

16032016_1.jpg

Сводный белорусский брат

В среду уже в тринадцатый раз в Калининградской области заседал российско-белорусский совет по долгосрочному сотрудничеству между нашим регионом и соседним и даже где-то союзным государством. Однако его итоги показали, что союзность всё больше является формальностью, табачок становится всё более врозь, а повлиять на хитрого соседа не может даже второе лицо российского государства.

Протокол, подписанный сторонами — губернатором Николаем Цукановым и вице-премьером Белоруссии Михаилом Русым, начинается вполне себе за здравие. Дежурные бюрократизмы сообщают редкому читателю, что сотрудничество активизировалось, взаимодействие углубилось, а реализация целого Плана мероприятий способствовала всему этому благолепию. Суровая реальность начинается буквально со второго пункта протокола. Несмотря на углубленное взаимодействие, несмотря на санкции и импортозамещение, несмотря на все кажущиеся очевидными факторы, товарооборот между союзными как в общечеловеческом, так и в таможенном смысле государствами в 2015 году снизился. И не на какие-то там 3-5 процентов, а сразу на треть — на 33,3 процента по сравнению с 2014 годом. Вообще, для подобных «сокращений» как-то более подходит термин «обвал». Николай Цуканов при этом почему-то вообще заявил, что товарооборот упал аж на 40 процентов.

Губернатор, впрочем, оптимизма по традиции не теряет и по итогам заседания глубокомысленно заявил, что «этот показатель зависит от неблагоприятной внешнеэкономической ситуации». И выразил глубокую надежду на то, что у области и союзного государства есть резервы аж для «ежегодного увеличения двухстороннего товарооборота на 50%». От какого показателя — уже обвалившегося на треть или предшествующего ему, более-менее позитивного с точки зрения товарооборота 2014 года, Цуканов не уточнил. Зато озвучил причину собственных надежд: такую задачу, мол, ставят президенты двух стран. Глава белорусской делегации был ненамного более конкретен. «Нам необходимо восстановить товарооборот, который достигал 300 миллионов долларов США. На этом пути есть барьеры, но все они преодолимы», — заявил Михаил Русый.

Несмотря на задачи, поставленные президентами, резкий спад товарооборота в 2015 году отмечается и на общегосударственном уровне. Данные, опубликованные на сайте Минэкономразвития РФ, описывают ситуацию за период с января по сентябрь 2015 года, однако тенденция очевидна: товарооборот между Российской Федерацией и Республикой Беларусь сократился на 27,5 процентов и составил $20,520 млрд. Сокращение более-менее паритетно: экспорт из России в Беларусь упал на 23,2 процента, импорт — на 33,6 процента.

Частично причина этого снижения кроется в хитрости обитателей соседнего государства, предпочитающих в эпоху экономических невзгод вести торговлю в крепкой валюте — в долларах.

Так, в середине прошлого года, когда негативные тенденции в товарообороте уже были налицо, на совместном заседании коллегии министерств экономики двух стран представитель Минэкономразвития РФ Олег Мизерков заявил, что физические объемы торговли между двумя странами «не претерпели столь значительного снижения». Более того, по его словам, объем товарооборота в рублях за первые 5 месяцев прошлого года даже вырос на 20,7 процента. Однако рублёвый эквивалент в вопросах международной торговли, даже если это торговля с Белоруссией, представляет нынче лишь спортивный интерес.

Таким же образом причину резкого спада в товарообороте объяснил «Новому Калининграду.Ru» и президент Калининградской торгово-промышленной палаты Алексей Зиновьев. «Моё субъективное мнение — дело лишь в том, что белорусы перевели все цены в валюту. Никаких иных причин для такого резкого спада я не вижу, более того, объемы отгрузки, насколько мне известно, не сокращались», — заявил Зиновьев.

Ещё один, предпоследний пункт протокола, также ставит под сомнение победные реляции об «активизации сотрудничества». Речь, конечно же, об эпопее с калининградской бытовой техникой, благополучно изъятой в конце 2014 года белорусскими таможенниками и, судя по всему, бесследно растворившейся на просторах союзного государства. Протокол этот щекотливый вопрос российско-белорусских отношений описывает дипломатично: «российская сторона высказала озабоченность отсутствием решения».

Вербально Николай Цуканов был почти так же сух, как и его протокольная версия. «Сегодня мы обсудим и тот инцидент с изъятием техники на 500 млн рублей. Он до сих пор остается актуальным и имеет большое влияние на калининградский бизнес, на развитие российско-белорусских деловых отношений. Уверен, что на уровне министерств найдем приемлемое решение этой непростой ситуации», — заявил Николай Цуканов.

Конечно, подобная уверенность первого лица региона выглядит внушительно. Цуканов сразу становится чем-то большим, чем глава микроскопического региона даже не на краю России, а за её пределами, региона, про который в Москве вспоминают только после очень-очень настоятельных напоминаний. Он выглядит практически фигурой международного масштаба, этаким титаном дипломатии.

Ровно до тех пор, пока не вспоминаешь, что точно такую же твёрдую уверенность Николай Цуканов источал по поводу кризиса с белорусскими таможенниками прямо с момента внезапной конфискации. Да что там Цуканов — почти ровно год назад, 24 марта 2015 года, прямо на заседании комиссии по социально-экономическому развитию Калининградской области её руководитель, а по совместительству премьер-министр России Дмитрий Медведев обещал Цуканову разобраться с конфискацией произведенной в регионе техники Белоруссией. «Мы с этим разберемся, — заверил Медведев. — Не сомневайтесь: и на политическом уровне, и на уровне исполнителей». Воз с техникой и ныне там, а российский премьер, судя по всему, тогда просто отмахнулся от назойливого губернатора.

Зато белорусский вице-премьер Михаил Русый предложил построить в регионе ледовый дворец. Его-то нам как раз и не хватало. После стороны поулыбались, пофотографировались и разъехались восвояси. Чтобы через год вновь собраться на заседание Совета по долгосрочному сотрудничеству. И снова констатировать активизацию сотрудничества, углубление взаимодействия и успехи в реализации Плана мероприятий.

16032016_2.jpg

Инвестор, приди!

В среду во время проведения экскурсии по «Янтарь-Холлу» для делегации белорусских чиновников губернатор Калининградской области Николай Цуканов рассказал, как нашел инвестора для создания кинотеатра на его площадке. По его версии, бизнес-структуру, аффилированную с депутатом горсовета Калининграда Олегом Шкилем, пришлось долго уговаривать открыть филиал кинотеатра «Киноленд» в Театре эстрады.

«Знаете, никто не соглашался открывать свой бизнес на площадке „Янтарь-Холла“. Пришлось уговаривать инвесторов и бизнесменов для создания того же кинотеатра. Один нашелся и пошел на этот шаг. Теперь у города, его гостей есть такой хороший объект», — отметил Николай Цуканов.

При этом в пятницу от пресс-службы областного правительства пришел ответ на запрос «Нового Калининграда.Ru», несколько иначе представляющую историю развития отношений инвесторов и агентства имущества Калининградской области. В соответствии с предоставленной информацией, открытого конкурса по поиску компании-арендатора проведено не было. ООО «Киноленд» заключил договор на аренду 1,1 тыс квадратных метров первого этажа театра эстрады на один месяц. При этом сумму арендной платы, которую владельцы кинотеатра перечислят в бюджет в качестве оплаты за использование регионального имущества, в правительстве уточнить отказались.

Не очень понятно, кому верить больше. С одной стороны, как-то не хочется думать, что губернатор врёт уважаемым гостям из Белоруссии. С другой стороны, не хочется и предполагать, что пресс-служба правительства врёт журналистам. Как бы то ни было, эта история демонстрирует две любопытных тенденции в вопросах привлечения инвестиций в регион. В том числе и в знаковые для области проекты.

Во-первых, существующие и давно опробованные инструменты работы с инвесторами оказались почему-то невостребованными. Тендеры, презентации на инвестиционных форумах, профильных мероприятиях, реклама в СМИ, сайт «Корпорации развития» — для чего всё это? Зачем на это тратятся бюджетные миллионы?

История с вице-премьером правительства Антоном Алихановым, который рассылает журналистам, а через них и инвесторам ссылки на сайт с информацией трёхгодичной давности, подтверждает уровень компетентности ключевых чиновников, отвечающих за работу с инвесторами. Конечно, в таких условиях приходится включать режим ручного управления и начинать лично бегать за инвесторами, дёргать их за рукав, просить подключиться к участию в важных для региона проектах.

В другой ситуации, в условиях перманентной ручной настройки, наоборот, можно рекомендовать подчиненным не бегать за каждым инвестором, а в разговоре по душам с журналистами ведущих интернет-порталов посетовать, что в региональном правительстве даже нет департамента по привлечению инвестиций. Оказывается, что сотрудники и немалые бюджеты Корпорации развития Калининградской области и Корпорации развития туризма Калининградской области на эту скромную роль не годятся.

С другой стороны, история с мантрой «инвестор, приди» говорит о великолепной стратегии развития «Янтарь-Холла». Во время недавнего совета по туризму в том же Светлогорске губернатор Николай Цуканов намеренно не стал заслушивать доклад по этому вопросу. «Давайте не будем. О стратегии, планах вы расскажете отдельно», — обратился он к директору Театра эстрады Нине Тупий. Хотя многие в зале вовсе не отказались бы послушать этот эпохальный доклад.

Результат такой противоречивой политики по работе с инвесторами и крупными региональными объектами смогли в среду увидеть участники белорусской делегации: пустые площади, заполненные временными выставками историко-художественного музея и Музея янтаря, и баннеры «скоро открытие».

Эта надпись бы вполне подошла для многочисленных технопарков и промплощадок, которые предлагает инвесторам та же Корпорация развития. Скоро открытие вменяемого сайта с актуальной информацией, промышленного парка «Храброво», к которому еще строят дорогу и подводят коммуникации и электричество. Скоро открытие реконструированного аэропорта, а там, глядишь, и глубоководный порт подтянется.

При таких подходах технопарк в Багратионовском районе еще долго останется единственной пригодной для размещения производства площадкой. А уговоры «своих» бизнесменов — любимым методом привлечения инвесторов для знаковых проектов.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, Станислав ПАХОТИН, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.