Губернатор Николай Цуканов: «У некоторых людей есть звездная болезнь»

Губернатор Николай Цуканов
Все новости по теме: Эпоха Николая Цуканова

В пятницу губернатор Калининградской области Николай Цуканов дал большое интервью трем региональным интернет-порталам — «Новому Калининграду.Ru», «Клопс» и kgd.ru. Во второй части интервью, которую «Новый Калининград.Ru» публикует в понедельник, Николай Цуканов ответил на вопросы об игорной зоне, Театре эстрады и своей кадровой политике.

Об игорной зоне в Куликово

— Я слышала мнение потенциальных инвесторов, что нет земли на развитие рекреационных точек. Понятно, что в Зеленоградске нет земли у моря. Сейчас мы видим, что в Куликово строят игорную зону с рекреационным потенциалом. Но говорят, что не очень хотят там видеть местных потенциальных инвесторов, точнее, предлагают им не самые выгодные условия. Зайти туда сложно. (Любовь Чистякова, kgd.ru)

— Ну да. Отсутствие информации рождает массу слухов. Значит, этот проект состоит из двух частей. Мы тоже искали место, где можно все-таки построить какую-то туристическую инфраструктуру, новую совершенно. Ведь Светлогорск развивать некуда — он зажат, береговой черты там уже нет. Зеленоградск — такая же история там с этими поселками… Он зажат, хаотично застроен. Пионерский тоже… Поэтому три года мы искали, каким образом можно выкупить земельные участки. К сожалению, мы увидели, что вся земля принадлежит частным собственникам. Куликово — не исключение. Но там мы все-таки договорились. Часть земли была выкуплена Корпорацией развития туризма, часть земли — Корпорации развития. Часть приобрели по конкурсной процедуре компании, которые тоже хотят что-то строить — гостиницы и т. п. В общей сложности там у нас появилось под контролем правительства и партнеров в рамках частно-государственного партнерства около 600 га земли. Сейчас идет разработка документации — это схема планировки территории, концептуальные решения, что там будет. Нужен променад или не нужен, пляжи, гостиницы, СПА-центры и прочее. Отдельно — игорная зона. На этой территории мы выделили 100 га под игорную зону, и сейчас один инвестор строит там казино и гостиницу.

Может ли туда кто-то зайти? Проблем вообще никаких… Любое обращение в министерство экономики… Не знаю, кто там говорит о каких-то заходах или выходах — это полная ерунда. Если есть хоть какой-то инвестор, который готов на этой территории построить аквапарк, СПА-центр, реабилитационный центр — любое, что можно назвать туристической инфраструктурой… Ресторан, дом с первыми этажами под какие-то вещи… Пожалуйста, мы дадим эту землю. Единственное требование — мы хотим, чтобы это было в том стиле, который мы разрабатываем сейчас. Вы не видели проект? Если есть хоть один человек, который готов зайти туда и построить, мы ему дадим свои предложения…

— То есть этой землей все-таки распоряжается правительство области, а не управляющая компания? (kgd.ru)

— Управляющая компания управляет только игорной зоной. Но еще раз подчеркну — заходить нужно не в эту компанию, заходить нужно в министерство экономики. Кузнецова Анастасия Леонидовна. Все вопросы… Вот удивительно — бегают где-то там, кто-то пытается советовать, приводить, заводить. Не надо ничего! Идите по прямому пути. Вот есть министерство экономики, идите туда. Вам все расскажут, все покажут. Мы сами заинтересованы. Более того, я сам веду переговоры с каждым нашим крупным застройщиком. Мужики, я понимаю, что денег сегодня нет. Вот мы сейчас разлинеем улицу одну на этой территории, постройте дом вот в таком виде. А что в этом доме должно быть? На первом этаже — общественное место, вторые, пожалуйста, — под гостиницу или даже жилье можно. Потому что жилье не должно быть на первой линии. Там вторая, третья и далее. Говорят — да, готовы. У меня уже на одну улицу есть наши калининградцы, которые готовы построить. И там со временем мы построим школу, детский сад. Это будет нормальный курортный город.

Понимаете, курортного города в том виде, какой он должен быть, в регионе нет. Светлогорск красивый город, да. Но посмотрите — там одна жилая застройка и заборы. Таких понаставили, что не видишь ничего. Гуляешь в городе, только крыши видишь. А что там в городе, какая красота… Я бы хотел, чтобы у нас появился курорт, красивый городок. Мы едем в Гданьск, Палангу или Сопот. Гуляем… Такой городок может появиться и у нас. Думаю, уже в этом сезоне начнем там строить. Дорога там уже построена. Сети туда подвели. Это очень удобное будет место для застройщиков. Там все сети будут на территории.

К сожалению, мы же знаем, кто как в Зеленоградске управляет. Там продан по 3–4 раза каждый клочок земли. В нарушение действующего законодательства они там возле ветряков раздали землю уже.

— Я туда приехал… Был год назад и вот полгода назад. Приезжаю — и уже прямо на берегу стоят несколько домов у моря. Причем на срезе — человек из окна может плевать на море там. И на людей, которые там загорают. Как это получилось? Что это? Каким образом? Выясняется, что какое-то общество они там садовое создали, продали по 6 соток… Это вообще бардак, конечно!

— Ваш шеф Олег Павлович Шкиль хочет там что-то построить? (Оксана Майтакова, «Новый Калининград.Ru»)

— Нет, у меня нет такой информации. (Любовь Чистякова, kgd.ru)

Супруга Олега Шкиля является совладельцем НТРК «Каскад», в которую входит портала kgd.ru

— Олег Палыч, кстати… В том числе и Олег Палыч обращался один раз ко мне. Спросил, можно ли там зайти и построить казино. Нужно! Заходите, стройте, пожалуйста. Но только вместе с казино нужна гостиница. То есть ларек поставить с игровыми автоматами — это никому не нужно. Нам нужна туристко-рекреационная зона с игровым сегментом. Я так это называю. В чистом виде игорная зона никому не нужна.

— А когда уже откроется первый объект? На полгода они сдвигали. Там будут еще какие-то подвижки? («Новый Калининград.Ru»)

— Съездите посмотрите!

— Там режимный объект, просто так никого не пускают. Разрешение через Казань надо получать. («Новый Калининград.Ru»)

— Да? Ну понятно, что кризис сильно ударил по всем, кредиты сейчас очень дорогие. Но, тем не менее, ребята строят, хотя и с задержкой.

111.jpg

О Театре эстрады и онкологическом центре

— Вопрос по поводу приоритетов. Любимый всеми Театр эстрады и противопоставление ему — онкологический центр. Почему я вопрос так формулирую — потому что наши читатели продолжают задавать вопросы — вы выделяете миллиарды на Театр эстрады, но ситуация с онкологией пока не решена. Почему вы так расставляете приоритеты? («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, во-первых, Театр эстрады — объект, который строился по ФЦП, и он был внесен в государственную программу, когда мы ее разрабатывали. Поэтому можно ли было лимиты эти перебросить на онкологический центр? Нет. То есть это невозможно так ставить вопрос — либо Театр эстрады, либо онкологический центр. Вопрос некорректный о том, можно ли было перебросить. Потому что Театр эстрады идет в программе развития региона, экономического развития. То есть он рассматривается в этой программе как элемент привлечения дополнительных инвестиций. Это раз.

А во-вторых, развитие туристической привлекательности региона. Чтобы содержать онкологический центр, нужны деньги. Большие деньги. Я уже не говорю, что его построить для начала надо. Так вот, Театр эстрады, по моему глубокому убеждению — это точка роста туристического потенциала региона. Посмотрите, даже в первый год сколько людей приехало, сколько мероприятий проводится и будет проводиться. Будет постоянно наращивать-наращивать-наращивать. И я надеюсь, что со временем, во-первых, Театр эстрады если не на 100 процентов будет себя окупать, но близко… Такую задачу мы ставим. Но сколько туристов, если правильно будет организована работа, будут приезжать на события, которые будут проходить в этом Театре и вообще в Светлогорске, рядом в курортных городах. До Нового года приехало по разным цифрам где-то 35 тысяч человек к нам в регион…

— А что такого было в Театре эстрады на Новый год, что они приехали? («Новый Калининград.Ru»)

— Задайте вопрос Театру эстрады.

— Кстати, а вы знаете, что они за счет бюджета везут Градского и шоу «Голос». Два миллиона рублей на это тратится, если верить сайту госзакупок. («Новый Калининград.Ru»)

— Я сейчас объясню. Я тоже прочитал и разбирался, что там. До конца еще мне не дали информацию. Но вот в чем смысл — есть организаторы, какие-то компании, которые организовывают концерт. Они приходят и арендуют-либо спорткомплекс «Юность», либо, там, «Янтарный», вот сейчас — Театр эстрады. И за аренду зала, допустим, платят 200–300 тысяч рублей. Ну, какую-то сумму. В то же самое время тот же самый «Янтарный», допустим, если бы он сам организовывал концерт, продавая билеты (а там где-то на 4 тысячи человек они продают билеты), он мог бы заработать 2 миллиона рублей. И если это так — Театр эстрады сам оплачивает Градскому, а продавая билеты, он заработает больше — потратил, условно говоря, миллион, а заработает три, — ну слава богу. Если это не так, то мы накажем руководителя, потому что это ненормально — все действия должны быть направлены на то, чтобы получить дополнительную какую-то прибыль.

Сама задача организовать концерт, который как бы неокупаемый, тоже можно с точки зрения этой. Но тогда мы должны понимать — приедут ли на Градского люди из России? Они и в Москве смогут на Градского сходить, правильно? При всей моей любви к Градскому обязательно тоже схожу на этот концерт. Да, но мы должны понимать — фестиваль большой организовать, который привлечет большое количество туристов, — это одна история. Мы ведь сразу видим — когда проходит фестиваль, на это время, как правило, все отели арендованы. Будет ли такая история с Градским? Точно нет. Но я думаю, что это тот самый случай, когда они решили сами организовать концерт, чтобы получить дополнительную прибыль.

— Кроме КВН у нас будут еще какие-то фестивали, чтобы люди приезжали из России? («Новый Калининград.Ru»)

— Да, мы ведем такие переговоры сейчас, и я сам лично разговаривал с руководством «Камеди-клаб», чтобы фестиваль уже сюда перетащили. Еще раз не так давно я разговаривал с Игорем Крутым и Иосифом Пригожиным, у них тоже есть идея. Думаю, мы на следующей неделе, когда я приеду в Москву, еще раз встретимся обсудим. То есть идеи есть… С Бондарчуком вот, когда была презентация фильма, другими людьми. Но мы работаем и с государственными органами власти. Ведь мы подготовили презентационный фильм, рассылали его во все федеральные структуры, министерства. Показали возможности наших залов, чтобы они проводили форумы какие-то, свои совещания у нас в регионе. И уже, кстати, перечень мероприятий есть, есть уже определенный график. То есть откликнулись министерства коллегии глобальные проводить. И все, кто сюда приезжает, мы всем этот презентационный фильм даем, есть возможность заявку сделать по определенным датам.

Задача — сделать так, чтобы Театр эстрады работал круглый год и желательно каждый день. Чтобы все эти залы не просто приносили деньги… А ведь что такое 300 человек коллегии какой-нибудь. Это значит, что они остановятся в гостиницах, будут кушать в ресторанах. В этом и есть главная задача — чтобы работали и гостиницы, и то, что работает рядом.

— Чтобы закрыть тему с онкоцентром. Вы встречались в свое время и с Медведевым, и с Путиным, и они каждый раз поддерживали — давайте строить. Что в итоге случилось? С проектом проблемы или с земельным участком? («Новый Калининград.Ru»)

— Нет, с земельным участком нет никаких проблем, он выделен, он есть. С проектом были проблемы разного характера — там вопрос обсуждался и дискутировался долго по поводу оборудования — какое оборудование, какие технологии…

— Нет, вы сейчас уже говорите про нынешний проект… А ведь был же 2013 год, 2012 год, когда вы поднимали эту тему на встречах. («Новый Калининград.Ru»)

С инициативой строительства нового онкодиспансера экс-министр здравоохранения Выговский выступил в феврале 2011 года. В 2011 году губернатор просил ускорить строительство онкоцентра Владимира Путина, в 2012 году — Дмитрия Медведева.


— Нет, в 2012 году мы эту тему не поднимали вообще про онкоцентр. Она появилась, по-моему, в конце 2013 года. Ну, по датам я уже не помню, где-то так… Но понимаете, мы стали искать специалистов, которые знают что-то про онкологию. Выяснилось, что про строительство новых онкоцентров не знает никто. У нас новых онкоцентров за последние годы… Если и реконструировались, то единицы. Поэтому мы ездили в Израиль, Силанова я отправлял с главным онкологом региона… Искали технологию. Потом объявили конкурс, были спорные компании. Одна проектировала компания… Потом были споры, мы отказались — она спроектировала комплекс, который мы посчитали чрезмерно большим — там слишком тюнингов много было, залов на 2 тысячи мест, конференц-залов и все остальное. Мы сокращали, убирали. Сейчас из-за девальвации рубля, так как оборудование было импортным, а оно не производится в России — все равно придется покупать. Тоже шла замена этого оборудования…

Думаю, что выйдет… Мы в любом случае начнем строить — никто не должен сомневаться. Вопрос в другом — начнем мы строить, хватит ли у нас денег на него. Мы будем искать возможности построить его при любом раскладе самостоятельно, либо при поддержке федерального бюджета. Сегодня да, действительно, все говорят, что нужно — это самое главное. Но мы же понимаем, в каком состоянии сейчас наша экономика… Непростые времена. Но то, что при малейшей возможности помощь региону будет оказана. Все прекрасно понимают, что Калининградской области онкологический центр нужен. И это очень большая работа проведена. Понимаете, вот когда кто-то говорит… Уже сейчас никто вообще не обсуждает, надо строить его или не надо, все с нами согласны, все поддержали нас. И я уверен, что мы со временем получим деньги. Но, коллеги, хочется все и сразу. Дорога в обход города Калининграда нужна как воздух, и сейчас нам на вторую очередь нужно 8 млрд рублей где-то искать. Нам нужно дорогу до Балтийска достроить — Приморское кольцо. Нужно построить от Гвардейска до Черняховска обход города Черняховска и Талпак. И многие-многие объекты, которые важны. И здесь мы ищем золотую середину и определяем вынужденную последовательность.

Как только ситуация будет меняться в экономике региональной, федеральной, я думаю, что мы сможем найти правильные слова и аргументы и получить поддержку федерального центра. Но нам жаловаться сегодня — грех. Послушайте. Вот сейчас поедем в какой-нибудь регион, я готов буду вас с собой взять, чтобы вы посмотрели, ведутся ли там такие же глобальные строительные работы. Даже там, где ведется подготовка к Чемпионату мира по футболу, такого количества объектов нет.

— Николай Николаевич, на медицинском форуме в декабре начмед областной больницы Игорь Вайсбейн сказал, что даже если мы построим онкоцентр-дворец, ситуация не изменится, потому что нужно налаживать первичную онкологическую помощь на местах. Решение вернуть онкодиспансер пока на Иванникова — оно же должно изменить как-то ситуацию уже сейчас. То есть не дожидаясь строительства нового здания. («Новый Калининград.Ru»)

— Мы это сделали в прошлом году еще. Да, вернули этот центр. Для чего? Чтобы могли деньги из федерального бюджета получать. Когда мы закрыли онкодиспансер, мы перестали получать из федерального бюджета деньги на эту медицинскую услугу, и больные онкологией даже лекарства не могли получать. Мы должны были их в стационар положить, там проводить какой-то курс лечения в областной больнице и тогда только выдавать лекарства. Сейчас ситуация изменилась, да. Но первичной помощью мы занимаемся. Есть институт главных специалистов, главный онколог. Конечно, прав Вайсбейн. Но мы параллельно будем готовить и специалистов, и всю систему в целом отлаживать, и эта работа сейчас ведется.

Кстати, не так давно у меня был разговор с Игорем Вайсбейном и главврачом областной больницы Константином Поляковым. Достаточно жесткий. В присутствии министра здравоохранения. Я сказал: коллеги, хватит быть зрителями, вы не в театре… Пусть там министры копошатся… На одной из коллегий один наглый главврач заявил: вы тут, министры, меняйтесь, я вас столько за 20 лет уже увидел, типа имел я вас всех, вы там меняйтесь, а я сижу тут долго и вечно… По-моему, он уже не сидит на этой должности. Но дело не в этом совершенно. Главврачи — это специалисты, они имеют специальный опыт. И нужно чуть-чуть оторвать свою спину от кресла. Если вы хотите слышать приятные слова в свой адрес, оставить какой-то след… Или отрегулировать систему так, как она по-вашему должна работать, тогда нужно помогать. И Вайсбейн, и Поляков это услышали от меня. В достаточно корректной форме я попросил их это сделать. Вайсбейн — очень хороший специалист, я очень хорошо к нему отношусь, его все ценят…

— Его кандидатуру предлагали на пост министра здравоохранения…(«Новый Калининград.Ru»)

— Да, но он отказался… Так никто не хочет! У главврача в два раза больше зарплата, чем у министра здравоохранения.

_NEV2917.jpg

О Детской областной больнице

— У нас областная больница, на самом деле, еще и лучше всех живет, потому что они успели в свое время попасть в Федеральную целевую программу и получают в рамках нее миллиард. А Детская областная больница у нас, к сожалению, выглядит на этом фоне… («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, вот понимаете, всё же от человека зависит. Я задаю вопрос — вот БСМП, почему вы не приобрели оборудование? А потому что главврач в это время, по всей видимости, ремонтировал свою частную клинику, ему недосуг было сделать заявку на приобретение оборудования. Понимаете? И вот кто в этом виноват? Министр здравоохранения? Конечно, частично, да. Но с другой стороны, есть сумма, есть лимит финансирования, есть заявка — все оформляешь, приобретаешь оборудование. Поэтому, конечно, человеческий фактор важен, и главврачи играют здесь первую скрипку.

— Но вы как-то повернетесь лицом к Детской областной больнице? 10 миллионов, которые ей выделили в 2015 году, по сравнению с миллиардами на реконструкцию областной — это печально. («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, мы же тоже отремонтировали отделение в Детской областной, и там не 10 миллионов было, а больше гораздо.

— В рамках модернизации был ремонт, да. Но им расширение нужно. И операционная у них в приспособленном помещении — бывшем немецком сарае, к сожалению. («Новый Калининград.Ru»)

— Все зависит от главного врача. Поймите, я выделил полгода назад деньги на ремонт томографа… Полгода! Это что? Нет, сейчас он уже заработал, но…

— Насколько нам известно, там сейчас меняется главврач. Но проблема кадровая — кто возглавит, потому что очень тяжелое направление. («Новый Калининград.Ru»)

— Вот да. Я и министру сказал…

— Слушайте, ну наш-то предыдущий главврач уехал в Крым. Может, и нам выписать уже какого-нибудь? (Анастасия Кондратьева, «Клопс»)

— Предыдущий уехал в Крым, а его оттуда выгнали. Потому что он там так же работал «хорошо», как и здесь. Поймите, я тоже вынужден говорить министрам и всем — прежде чем кого-то увольнять, мы должны посмотреть, кто будет работать. Потому что объективно — главврачи за эти годы выжгли каленым железом вокруг себя всё. Инстинкт самосохранения никто не отменял… Они мне говорят: это не так, Николай Николаевич. Я говорю — хорошо, покажите, кто после вас придет на должность. Вы же должны замену себе готовить — когда-то ж уйдете на пенсию. Кто? Покажите! Дайте список!… Ну вот сейчас министерство собирает этот список, посмотрим.

И я дал поручение министерству здравоохранения, независимо от главврачей, провести подготовку кадрового резерва, самим провести тестирование, определить возможных номинантов и претендентов, обучать их самостоятельно. И сделать вот такую кадровую скамейку. Думаю, на это уйдет года три-четыре.

О польских дозволах

— Тема грузоперевозок с Польшей опять всплыла… Сложности. («Клопс»)

В связи с тем, что российский Минтранс и министерство инфраструктуры и строительства Польши не пришли к соглашению в отношении разрешений для транспортных компаний на 2016 год, с 1 февраля движение грузовиков между двумя странами будет заблокировано, до 15 февраля вернуться в Россию могут водители, въехавшие в Польшу до 31 января нынешнего года, сообщает РБК в понедельник.

— Эта проблема, к сожалению, находится в политической плоскости в большей степени. Каждая сторона, конечно, вправе решать свои экономические интересы. Польша за это время накопила большой опыт в части перевозок, они провели переоснащение своего транспорта, много европейских компаний открыли свои представительства в Польше. Они хотели бы этот пирог перевозок как-то переделить. Каждый год Российская Федерация договаривается с ними о так называемых дозволах. Сейчас тяжелая переговорная площадка, переговоры с поляками в Калининграде проводились, приезжал сюда председатель комитета Госдумы Москвичёв. Мы с ним говорили об этом, о переговорах. Они, к сожалению, пока ни о чем не договорились.

Я жду, когда меня свяжут с министром транспорта, мы уже подготовили все письма с просьбой вопрос решить, потому что с 1 февраля может произойти системный сбой. Министерство транспорта РФ написало письмо польской стороне, чтобы пока сейчас пролонгировать действие этих дозволов до 15 февраля, чтобы найти компромисс какой-то с поляками. Я думаю, что все-таки здравый смысл восторжествует. Сегодня (в пятницу) министр Елена Дятлова собирала всех перевозчиков, разговаривала на эту тему. Но я думаю, что мы все же договоримся… Если нет — завтра я отправлю телеграмму в Правительство с просьбой этот вопрос ускорить.

О ситуации в сельском хозяйстве

— Николай Николаевич, вопрос о сельском хозяйстве. В последнее время мы вкладываем много денег в развитие этой отрасли — миллиарды и в сельское хозяйство, и в рыболовство. Но жители фактически не очень сильно это ощущают на своем кошельке — цены на то же яйцо растут… Нам постоянно говорят, что увеличилось производство яиц, производство мяса, плодоовощной продукции. Но цены, к сожалению, не уменьшаются. (kgd.ru)

— А вы сами ходите, смотрите?

— Да, хожу регулярно и даже сравниваю. Картошка, морковка — да, дешевле. Но вот яйцо два года назад стоило 44 рубля. (kgd.ru)

— Давайте так. На некоторые продукты, которых мы пока еще не наладили производство здесь в регионе, действительно цены дороже. Потому что понятно — логистика, пока довезут из других российских регионов, это дороже. Из-за девальвации рубля импортная продукция тоже подорожала по понятным причинам. Но то, что сегодня продукты, которые мы даже два года назад покупали по более дорогим ценам, появляются в регионе, это правда — это действие нашей программы. Картофель, смотрите… Помните, мы 4 года назад кричали, что картошка по 50–60 рублей была. Сегодня за 15 рублей можно купить отборную. Морковка, капуста — это овощная группа.

По мясу. Говядина стоила 470 рублей, когда мы ходили 2–3 года назад. Но не надо забывать, что корову чтобы вырастить, сколько лет нужно? Почти три года. Чтобы она выросла, родила кого-то… И сегодня говядину можно купить по более приемлемой цене… Я же на ярмарку хожу специально, смотрю, какие цены. Перепелка — это местные наши производители выращивают. Индейка появилась. Мясо свинины — разное, есть домашняя, фермерская, индустриального производства — правдинское или гусевская «Прибалтийская мясная компания». Разная цена совершенно — от 150 и дальше. Но помните, два года назад свинина была по 250–270? И молоко, и кефир…

— С молоком вы обратили внимание, что они «химичат» — упаковку уменьшили? («Новый Калининград.Ru»)

— Да, я как раз на все обращаю внимание.

— Значит, цены все же растут. (kgd.ru)

— Ну, они не могут не расти. Потому что та же упаковка — ее мы приобретаем у наших соседей, поэтому из-за разницы курсовой может. Но, конечно же, к сожалению, не всегда совсем честно поступают и торговые сети. Они под какой-то шумок, под какую-то проблему могут цены поднимать. Для этого ярмарки есть. Некоторые муниципалитеты правильно все организовали… Ярмарки пользуются спросом во всех муниципалитетах. Я в основном сам покупаю либо в Калининграде, либо в Гусеве. И цены там вполне приемлемые. Но, допустим, в Калининграде на Сельме берут с каждого человека за день по 400 рублей. Ну, это дискредитация самой идеи вообще-то на самом деле. Но они пошли по другому пути — чтобы муниципалитет не обслуживал её, отторговали, поэтому за это и берут деньги. Но сколько нужно продать картошки в день, чтобы 400 рублей заработать? Об этом с мэром еще поговорим.

Но то, что сегодня есть региональная продукция, ходим по ярмарке — 70% — это продукция, которая производится у нас в регионе.

— И давайте вспомним, что у нас было раньше. И что было бы сейчас, если бы этой продукции не было? Вы говорите, что люди не ощутили. А если бы этого не было? По какой цене вы бы польское ели? Которого и нет сейчас, и немецкого нет. Но по какой цене бы оно было? Поэтому ситуация меняется. К сожалению, это спираль — три года не было зимы, сейчас зима есть. Так и в экономике. Где-то она растет, потом провал, нефть, и это напрямую отражается на всем, в том числе на наших продуктах. И если бы не было нашей программы, поверьте — все было бы по-другому. Та продукция, которая есть, она есть. А тогда бы ее не было.

Но будет ли ситуация еще меняться? Будет. Чем больше будет появляться конкурентов, тем больше шансов, что цена будет снижаться. Просто смотрите — как будет снижаться цена на яйцо, если производитель у нас один? Мы регулируем этих производителей, когда они нагло начинают себя вести, за счет притока из Белоруссии.

— Так выдавили белорусских производителей яйца. (kgd.ru)

— Ну, это так, игра — туда-сюда. Мы вынуждены этим заниматься, потому что в противном случае монополисты задирают цены. У нас одна фабрика, которая делает мясо птицы, а их должно быть несколько. Так же — в молоке, мясе. Еще будут появляться дополнительные… Мы поставили себе задачу — мы её выполняем.

Аквакультура, рыба. Послушайте, когда мы салаку продавали по 25 рублей за килограмм в сезон. Мы даже квоту не выбирали в сезон. Сейчас мы квоту выбираем, видим это и в консервах, и в рыбе. У нас скудное, конечно, Балтийское море. Но, тем не менее, это тоже шаги, которые дают качественный новый результат. К сожалению, то, что гробилось десятилетиями, восстановить за пять лет невозможно.

— Сколько, по вашим оценкам, потребуется? (kgd.ru)

— Коллеги, давайте так. Просто не поленитесь — и посмотрите, что было пять лет назад, что сейчас. Посмотрите цену ту, потом наложите на нее инфляцию для чистоты эксперимента, чтобы было понятно, как повлияло все это.

— Я недавно нашла старый чек из магазина, в январе 2013 года картошка стоила 6.80. А сейчас — 18 рублей. (kgd.ru)

— Да нет, не может быть.

— У нас есть «Мираторг» с черными мохнатыми коровами, который получает субсидии, льготы и всяческие преференции. И он продает один стейк за 700 рублей. («Новый Калининград.Ru»)

— Вот тоже ошибочное такое мнение многих обывателей… Я вам объясню — в корове так называемого мраморного мяса — 40 кг. Максимум! Корова весит 600, а то и 800 кг. Все остальное — это обычное мясо, которое продается по разным совершенно ценам. «Мираторг» сюда завозит просто это мясо, и сейчас на деликатесы вообще такие цены. В «Метро» мраморное мясо вообще стоит 800 рублей за килограмм… А в «Европе» — 1800 рублей. Это о чем говорит? Это к «Мираторгу» никакого отношения не имеет. Это имеет отношение к сетям. Назвали магазин «Деликатесы», раз туда человек пришел — он должен понимать: ты лох и заплати дороже, вот и все. Да, конечно, там картинка немного другая. А сам туда тоже иногда захожу, когда все магазины уже закрыты. Просто когда по дороге с работы едешь, что-то там покупаешь — овощи какие-то или фрукты ребенку. Поэтому я знаю, сколько там чего стоит. Но там, конечно, запредельно все дорого. Килограмм пельменей каких-то за 450 рублей. Но ведь есть другие магазины — заходите, там и цены другие.

— Как вы смотрите на то, что такой магазин расположен у правительства? («Новый Калининград.Ru»)

— Нет, я не в этот захожу… Вы какой имеете в виду?

— Здесь, около здания правительства есть магазин деликатесов. («Новый Калининград.Ru»)

— Да нормально. Слушайте, там рядом и какой-то бар открыли… Это арендаторы. Я тоже, кстати, думал — что там так много людей стоит, вроде авиакасса раньше была. Остановился, смотрю — так отдыхают, молодежь… Дал поручение, чтобы посмотрели, что там происходит. Выяснилось, что владелец сдал в аренду под кафе. Точно так же он и под магазин сдает. Со мной не согласовывают.

— Просто получается, что у людей, которые мимо проходят, складывается впечатление: «Деликатесы» рядом с чиновниками, значит чиновники у нас хорошо живут и кушают деликатесы. («Новый Калининград.Ru»)

— Чиновники туда не ходят вообще. А я в этот магазин «Деликатесы» сам лично заходил… Ну, раз в год захожу, да, действительно.

— На цены посмотреть? («Новый Калининград.Ru»)

— Нет, хлеб купить какой-нибудь. Просто я черный хлеб ем. И домой еду, жена звонит, надо купить… Ближайший магазин здесь… Я в основном, когда с женой в кино ходим на последний сеанс, заходим в эти магазины, они долго работают, мы заходим купить какие-то фрукты, кефир, молоко. Поэтому я знаю в «Европе» этот магазин. А так я хожу на ярмарки, люди меня там видят. Когда есть время опять-таки.

222.jpg

О Чемпионате мира

— С Чемпионатом мира вопрос закрыт? Он пройдет у нас? Уже нет никаких тем, что в Краснодар его перенесут, если что? («Новый Калининград.Ru»)

— Если вам нужна какая-то сенсация, пишите об этом. Но вообще-то я никогда не сомневался, что он будет у нас. Я же вам всегда это говорил.

— Вы не «под диктофон» говорили про Краснодар. («Новый Калининград.Ru»)

— Нет, я как бы говорил, что у нас есть оппоненты. Но самый главный человек страны, один раз мне было достаточно с ним поговорить, и он сказал — нужно не подводить, стройте… Была ли какая-то в некотором роде искусственная затяжка процесса? По моему мнению, да. Слава богу, все закончилось.

— Сейчас в контракте не предусмотрено его расторжение, если что? («Новый Калининград.Ru»)

— Видите, я уже говорил об этом — нужно было изначально на регионы это не перекладывать, просто централизованно, как по Олимпиаде, назначить компанию, которая бы и спроектировала, и построила одновременно. Не было бы таких проблем.

— Контракт на строительство стадиона заключал «Спорт-Инжиниринг»? Правительство же не имеет к этому отношения? («Новый Калининград.Ru»)

— Нет. Нас сделали стороной, которая проектную документацию согласовывает. Хотя в этом тоже особой необходимости не было, по моему мнению. Но, тем не менее, что сделано, то сделано. «Спорт-Инжиниринг» здесь заказчик…

— А регион в каком плане выступает? Помогаете просто? («Новый Калининград.Ru»)

— Наша задача была — землю подготовить…

— Но вы ведь эти задачи уже выполнили. («Новый Калининград.Ru»)

— Все, на этом этапе да. Просто контролировать теперь. Но когда закончится строительство, этот стадион будет принадлежать Министерству спорта РФ. Потом дальше они будут его, по всей видимости, передавать в регион.

— Но правительство Калининградской области несет ответственность за возможную задержку строительства? (kgd.ru)

— Конечно. Все, что происходит на территории региона. Неважно, что мы строим — за все отвечает губернатор. Такая в общем политика.

— Если контракт заключен на федеральном уровне, между ними, вы к нему отношения не имеете. («Новый Калининград.Ru»)

— Послушайте, коллеги. Губернатор и правительство Калининградской области больше всего несут ответственность за то, чтобы стадион и вся инфраструктуры были построены в срок. Поэтому, конечно же, я отвечаю за все.

О паленой водке

— Возвращаясь к околопродуктовой теме. Водку в Калининграде можно купить за 80 рублей в крупном сетевом магазине. Недавно у нас был материал — мы накупили этой водки целую кучу, и у нас чеки все есть, и мы готовы их куда-то отправить. Это паленая водка, без акцизных марок. Люди в комментариях пишут о коррупции, которая приняла немыслимые масштабы. («Клопс»)

— Я еще полгода назад дал своим помощникам поручение проехать по магазинам. Они приобрели эту водку, с чеками, все сдали в правоохранительные органы. Уже возбуждено уголовное дело, насколько я понимаю. И уже изъято перед Новым годом… Не буду цифру точную называть, но десятки тысяч литров паленой водки. Эта работа ведется.

Я вам объясню, с какой точки зрения это заинтересовало меня. Помимо того, что травят людей, а ко мне были десятки обращений, когда я приезжал в поселки. Причем эта работа мною ведется уже 7–8 месяцев. Не всем продавали, подменяли чеки под минеральную воду. Там не написано «водка» — дают бутылку водки, но в чеке написано, что это минеральная вода и т. д. Мы все это собрали, было мое обращение. Ну, там кто-то не нашел, где это продают.

Я еще раз провел эту работу и передал документы уже в другую федеральную организацию. Они рассматривали эту проблему с другой точки зрения, потому что мне пришлось ее сформулировать с другой точки зрения. Кто аккумулирует колоссальные деньги в регионе под выборы в Госдуму, допустим? Кто аккумулирует деньги, когда в мире происходит борьба с террором и прочее, прочее. И тогда все посмотрели на эту ситуацию с другой стороны. Я не могу вам все сказать, но эта работа точно ведется, изъято большое количество спиртного. Не знаю, кто производитель. Но я думаю, что результат мы увидим и услышим… Ну, к сожалению, даже в этом… Кто-то не хочет вести эту работу, возможно. Но поверьте мне — я эту ситуацию доведу до логического конца. Хотя вы должны понимать, что это сотни миллионов рублей неучтенных средств и, конечно, здоровье калининградцев… Правда, не знаю, нужно ли мне это было сейчас говорить… Работа оперативных служб ведется…

— На заседании областной Думы поднимался этот вопрос. («Новый Калининград.Ru»)

— Да, говорили о проблеме, но не говорили, как с этой проблемой бороться. Я знаю все, и поверьте мне — сам лично прошел по этой цепочке, чтобы убедить правоохранительные органы заняться этим системно.

О кадровой политике

— Вопрос по поводу кадровой политики. В вашем прежнем правительстве мы видели людей, которые появлялись, что-то делали, а потом исчезали. Вице-премьеры Карнаухов, Скорый, экс-министр экономики Амстель появился ниоткуда и ушел в никуда. И сейчас мы видим повторение ситуации. Если ваш новый вице-премьер по реальному сектору Антон Алиханов более-менее адекватный, то что касается нового министра промышленности Рустема Гизатуллина… Мало скандала с его непонятными наградами, так еще сейчас выясняется, что он ездит с ознакомительными поездками по промышленным предприятиям. Ознакомительными! За два месяца до 1 апреля 2016 года. Это нормально для министра промышленности? («Новый Калининград.Ru»)

Новый глава минпрома награжден орденом академии, уличённой в «липовых» наградах

Во-первых, у каждого человека есть возможность определенная и определенный лимит времени. И я такой лимит времени даю всем, кого приглашаю на работу. У кого-то получается, у кого-то не получается. Здесь мы, конечно, не будем держаться за человека, у которого что-то не получается на этой работе. К сожалению, в регионе министра промышленности найти не удалось. Я советовался и с политическими партиями. Вы знаете, что Федоров появился в Корпорации развития области… Это говорит о чем — что я предельно открыт для всех предложений. Вот тут сидел Гинзбург, другие коллеги, я им сказал — давайте приходите, работайте. Хотите — в правительство, хотите — в муниципалитет. Одно дело болтать, другое дело — работать. Работа в правительстве… Послушайте. Это только на бытовом уровне мы обсуждаем зарплаты, машины. Вообще-то здесь другая совершенно ответственность и риски. Хотя и то, и другое тоже существуют. Но самое главное — должна быть мотивация у чиновников. А мотивация уникальная — есть возможность изменить в своем направлении качество работы, оставить след… Как любой мужик или любой человек мечтает, чтобы результат был очевидно хорошим, и все его оценили. Вот в правительстве есть такая возможность. Многие люди просто сидят на кухне и обсуждают — все плохо или хорошо. А ты, помимо обсуждений, можешь взять и сделать. Вот эта мотивация самой главной должна быть у чиновника, по моему мнению. Потому что в противном случае я вообще не понимаю, зачем идти работать в правительство. Вот если бы у меня не было такой мотивации, получать от вас «комплименты», или от кого угодно — я не понимаю смысла, зачем. И я требую от всех своих министров. Иногда я ошибаюсь, конечно, в людях. Ну да, свойственно человеку ошибаться. Но тем не менее, шанс я даю каждому.

Посмотрим, как этот министр будет работать. Вы ведь там считаете, скольких министров я уволил… Слушайте, ну хорошо… Как формировалось правительство, вы помните. Я уже говорил об этом — когда Георгий Валентинович (Боос, экс-губернатор — прим. «Нового Калининграда.Ru») заставил всех написать заявления об увольнении. Я хотел, чтобы они остались работать. Причем со всеми мы предварительно с Георгием обсуждали, и они готовы были остаться. Почти все. Некоторых я просто не хотел, чтобы они были. Но так получилось. Потом мне пришлось принимать на работу тех, кто хоть как-то был рядом… А потом просто по принципу: получилось или нет… Ну зачем мне держать людей, которые…

— Ну, Николай Николаевич, сейчас-то вы уже пять лет отработали. А до 1 апреля осталось всего ничего. («Новый Калининград.Ru»)

— Подождите минуточку. Правительства костяк сформировался. На мой взгляд, достаточно эффективные люди, многому научились. Давайте посмотрим… Министерство образования, к примеру. Светлана Трусенева — как ей было сложно сначала. И насколько сейчас она качественно работает, по моему мнению. И не только по моему мнению. Да и многие-многие… Кузнецова. Сколько там обсуждали — подруга жены, глупости говорили и прочие вещи… Посмотрите — её дважды уже приглашали в федеральное министерство работать. Дважды! И я вижу, насколько человек вырос и насколько она сегодня профессиональна. Да и не только они… Министерство промышленности… К сожалению, мы в регионе не нашли. Ведь мы объявляли конкурс несколько раз. На Корпорацию развития и в другие учреждения объявляли конкурс. Люди не хотят идти. Потому что там ответственность.

Мы пригласили этого человека (Рустема Гизатуллина)… Откуда он появился? Ведь он участвовал в конкурсе на Корпорацию развития. Я не помню даже, по какой причине он не прошел. Но мне напомнили сотрудники. И поймите — если я приглашаю вице-премьера, я даю им право подбирать кадры, чтобы решать задачи. Я ставлю вице-премьеру задачи, и он подбирает команду под эти задачи…

— Давайте посмотрим! Понятно, что человек делает первые шаги. У некоторых людей есть звездная болезнь — они до нас снизошли, приехали из Москвы осчастливить нашу маленькую провинцию. Но кто-то поймет быстро, что здесь не провинция, а центр формирования многих идей, мыслей и стратегий. И здесь настолько демократичные СМИ, и люди демократичные живут, которые берут опыт не только из общения с большой Россией, но и европейский опыт. И тот, кто это понимает, тот быстро адаптируется и пытается быть полезным. Кто не понимает — тот быстро уезжает. Я не вижу здесь проблем никаких.

Коллеги, как то, что я менял и передвигал людей, отразилось на развитии региона? Мы что, допустили глобальные стратегические ошибки, провалы? Да нет. Это только отразилось на мне — мне пришлось работать больше за тех людей, которые не дотягивали. И я так считаю, что если человек подобрал себе товарища на работу, некомпетентного человека, это означат, что он сам себя перегружает, ему придется работать за этого товарища. Поэтому еще раз скажу — мне не нужна личная преданность, мне нужен профессиональный человек, который будет работать, выполняя те задачи, которые мы коллегиально обсуждаем и которые направлены на улучшение качества жизни калининградцев.

— Сейчас полностью тема «проблемы-2016» на министерство экономики легла… («Новый Калининград.Ru»)

— Министерство промышленности не будет заниматься субсидиями.

— Зачем оно тогда нужно? («Новый Калининград.Ru»)

— Я объясню. Министерство промышленности вместе с Корпорацией развития области должно будет заниматься привлечением инвесторов — подбором инвесторов, которые ориентированы на экспорт. Это тяжелая работа, многие говорят, что невыполнимая. Но я считаю, что это выполнимая работа и нужно акцентировать внимание именно на этом — выбрать 3–4 отрасли и целенаправленно работать там в ручном точном режиме. А субсидии, «проблема-2016» — это министерство экономики. И там я не беспокоюсь, они в постоянном диалоге. И мы стараемся сделать так, чтобы все было предельно прозрачно. Если кто-то пытается обсуждать, что там закрыто, непрозрачно, и коррупциногенная составляющая — это полный бред. Полный бред. Не знаю, в чем нас можно упрекнуть… Открытости такой, какая она есть сегодня, она вряд ли когда-то была. Мы всегда создаем общественные советы из депутатов, оппозиционных, любых.

— Представители бизнеса просят «обкатать» систему получения субсидий в тестовом режиме перед 1 апреля… («Новый Калининград.Ru»)

— Если вы меня спросите, все ли урегулировано сейчас, я отвечу, что не все. Мне пришлось писать обращение, телеграмму на имя премьер-министра с просьбой еще раз провести совещание со всеми заинтересованными службами — Министерством экономики, таможенной службой, Министерством финансов, чтобы мы как раз провели этот анализ — как проходят эти деньги, какие регламентирующие документы будут основополагающими. Там нет договоренности до сих пор между таможней и Минфином в нашем понимании региональном. Ну, наше понимание сформировано бизнесом нашим, понимаете, да? Думаю, в ближайшее время совещание будет. Времени мало, но я думаю, что мы все уложимся. Потому что все прекрасно понимают, что такое для региона не отлаженный механизм компенсаций.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.