Вечерний @Калининград: бумажки&букашки и гражданский запрос


Важные события среды: суд Правдинского района установил, что доказательством появления ребенка на свет может быть не только конкретная бумажка — свидетельство о рождении; опрос «Левады» показал рост числа россиян, считающих, что государство не исполняет своих обязательств.

IMG_8170.jpg

Бумажки и букашки

В среду пресс-служба Калининградского областного суда сообщила о деле, которое в принципе дает понимание о том, как сегодня в нашем государстве относятся к людям, не имеющим установленных регламентами бумажек. И к счастью, это дело подтвердило, что факт появления ребенка на свет можно подтвердить и без свидетельства о рождении.

В Правдинске в суд обратилась местная жительница, которой местное отделение Пенсионного фонда дважды отказывало в оформлении сертификата на материнский капитал, поскольку она не смогла предъявить свидетельство о рождении первого ребенка, который прожил всего несколько дней.

Сразу оговорюсь — ситуации, когда новорожденный малыш умирает в первые дни после появления на свет, являются страшными семейными трагедиями. Но российское законодательство четко регламентирует тот факт, когда ребенка можно считать первенцем. Если ребенок появляется на свет мертвым, то государственная регистрация акта его рождения не производится. Если малыш прожил в течение недели, то он считается первенцем официально. Поэтому родители, в семьях которых произошла трагедия и они потеряли детей в первые недели их жизни, по российскому законодательству также имеют право на материнский капитал.

С жительницей Правдинского района произошла подобная трагедия. В ноябре 1994 года она родила ребенка, который умер на первой неделе жизни. Спустя почти 20 лет, в июле 2013 года, у неё родился второй ребенок, и в конце ноября 2015 года она обратилась в отдел ПФР с заявлением о выдаче сертификата на материнский капитал. Однако в отделе ей вернули документы из-за отсутствия свидетельства о рождении первого ребенка.

Женщина еще раз обратилась в Пенсионный фонд и сообщила, что не может получить свидетельство о рождении первого ребенка, поскольку в соответствии с действующим законодательством право на получение свидетельства имеют родители детей, родившихся (… и умерших на первой неделе жизни) только после 20 ноября 1997 года. Однако в ПФР ей снова отказали. В итоге местной жительнице пришлось обращаться в суд, чтобы доказать, что ребенок у неё был.

Районный суд, к счастью, пришел к выводу, что правовым основанием для выдачи сертификата на материнский капитал следует считать не наличие свидетельства о рождении ребёнка, а сам факт рождения детей, который может быть удостоверен другими документами.

При этом законодательством не ограничен какими-либо временными рамками период между рождениями детей. Определено только, что второй ребенок должен родиться не ранее 1 января 2007 года.

Суд установил, что женщина в ноябре 1994 года родила сына, который умер на первой неделе жизни, что подтверждается справкой о рождении и свидетельством о смерти, выданными отделом ЗАГС администрации Центрального района Калининграда. А в июле 2013 года истица родила дочь, что подтверждается свидетельством о рождении. В итоге судья постановил выдать истице сертификат на материнский капитал. Решение, впрочем, пока не вступило в законную силу.

Эта новость от суда напомнила историю 8-летней давности, о которой писали калининградские СМИ в 2008 году. Тогда выяснилось, что в отделении для малышей-отказников бывшей горбольницы № 3 больше полугода лежала годовалая девочка Настя. Девочка постоянно находилась в палате, гулять с ней было некому, заниматься тоже, поскольку в функции больницы и медсестер это не входило. Однако перевести малышку в Дом ребенка, где созданы все условия для малышей-отказников, не было возможности по одной причине — у девочки отсутствовало свидетельство о рождении. Оформить документ не смогли, потому что ее мать, сидевшая в тюрьме за торговлю наркотиками, не имела российского паспорта. Молодая женщина хоть и родилась в Озерском районе и прожила в Калининградской области всю жизнь, российский паспорт не оформила, поскольку еще в подростковом возрасте попала «на работу» в табор. На руках у матери было только свидетельство о рождении, что, впрочем, не помешало посадить ее в тюрьму за торговлю наркотиками.

Женщина родила дочь, будучи под следствием, и ребенка отдали неким «родственницам-цыганкам» под расписку. Спустя три месяца «родственницы» подкинули малышку в больницу, где она и провела следующие восемь месяцев. Но поскольку паспорта у матери не было, девочке не могли выписать свидетельство о рождении. Без свидетельства о рождении её не могли перевести в Дом ребенка и оформить документы, чтобы отдать под опеку. Такой замкнутый круг.

Сотрудники отдела опеки Балтийского района Калининграда просили оформить сидевшей в колонии матери российское гражданство. Но на просьбы о паспортизации осужденной ни СИЗО, ни колония не реагировали. Переписка между инстанциями затянулась почти на год, дело распухло от многочисленных бумаг, а ребенок все это время жил в больнице.

Девочку перевели в Дом ребенка после того, как к этой ситуации было привлечено серьезное внимание общественности. Тогда же региональные власти приняли решение переводить в детское учреждение детей-отказников вне зависимости от того, есть у них свидетельство о рождении или нет. Тогда, к счастью, все завершилось благополучно. И хочется верить, что в жизни у Насти, которой в марте этого года исполнилось 9 лет, сейчас все хорошо (узнать о её судьбе непросто — в РФ действует тайна усыновления).

Но не стоит забывать, что 8 лет назад история получила положительный исход только благодаря шумихе в СМИ. На этот раз отсутствие бумажки потребовало обращения в суд.

В последнее время наши органы власти не устают тратить бумагу своих муниципальных и прочих газет на публикование всевозможных регламентов работы с гражданами. Причем работа эта называется не просто как-то, а «социальные услуги», «таможенные услуги» и прочие услуги, которые оказывают населению чиновники и служащие всех мастей.

Но все чаще складывается впечатление, что зарегламентированный со всех сторон чиновник не видит за бумажками конкретного человека и его проблему, которую можно решить легко и просто, если применить не регламентированный, а человеческий подход, доступный с точки зрения обыкновенной логики. Ведь что мешало отделу ПФР Правдинского района признать факт появления ребенка не на основе свидетельства о рождении, а на основе других документов.

Бюрократизация всего и вся всё больше относит нас назад в застойные советские времена, а знаменитые карикатуры из журнала «Крокодил» с чиновниками, наряженным в черные нарукавники, становятся, увы, как никогда актуальными.

Остается один вопрос — что если ситуация, подобная той, что случилась в Правдинском районе, повторится в каком-либо другом муниципалитете Калининградской области? Если за сертификатом на материнский капитал придет женщина, потерявшая ребенка больше 20 лет назад, удастся ли ей решить это дело самостоятельно или вновь придется обращаться в суд? Редакция «Нового Калининграда.Ru» направила в региональное отделение ПФР соответствующий информационный запрос.

111.jpg

Гражданский запрос

В среду «Левада-центр» обрадовал интернет-аудиторию результатами очередного социологического опроса, результаты которого свидетельствуют, что россияне все больше думают о хлебе насущном и все меньше о спасении Отечества, пребывающего опасности.

За год число тех, кто недоволен тем, как государство выполняет принятые на себя социальные обязательства, решает вопросы безопасности, выросло с 28 до 39%. Выросла и доля тех, кто не готов ценой каких-либо личных жертв помогать государству. В марте 2016 года такую точку зрения высказал каждый шестой участник опроса. Еще 18% опрошенных заявили, что в принципе никаких претензий к государству не имеют. Почему они так ответили: то ли потому что довольны проводимой госвластями политикой, то ли полностью равнодушны к ней — из формулировок вопросов социологического исследования установить трудно.

Скорее всего, отсутствие претензии к государству связано с взаимным нежеланием граждан выполнять свои обязательства перед ним. При этом лишь 49% опрошенных заявили, что они-то свои обязанности перед государством выполняют.

Результаты этого исследования вполне согласуются с данными другого опроса, который был проведен перед «Прямой линией с президентом Владимиром Путиным». Это исследование показало, что подавляющее большинство граждан интересует рост инфляции, безработица, сокращение зарплат, экономическая политика и в меньшей степени — борьба с международным терроризмом и отстаивание национальных интересов посредством участия в международных военных конфликтах.

Опросы «Левада-Центра» и других социологических служб говорят о том, что всё больше жителей страны начали проявлять признаки гражданской ответственности. Они начали разговаривать с позиции работодателей, формулируя претензии к нанятой для обслуживания их интересов группе чиновников.

При этом, требуя у государства выполнения тех же социальных обязательств, большинство жителей страны забывает про свои обязанности перед государством. Было бы странно слышать о претензиях к государству со стороны 22 млн россиян, которые задействованы в неформальной экономике, не платят налоги и отчисления в Пенсионный фонд. Это же касается и участия в выборах, срочной службы в армии, оплаты коммунальных услуг или административных штрафов.

О наполовину «серой» калининградской экономике не сетовал разве что ленивый. Поэтому в середине апреля губернатор региона Николай Цуканов, отвечая в сотый раз о сроках строительства онкологического центра в Калининградской области, выступил с более чем оригинальным предложением: заработать на его строительство.

«Для того, чтобы построить онкоцентр, мы должны где-то деньги заработать, кто-то должен заплатить налоги, рабочие места создать и прочее. Мы об этом забываем иногда. А когда все критикуют, в том числе и журналисты, я всегда задаю вопрос — коллеги, зарплата какая у вас официальная? А если неофициальная зарплата? А платите ли вы НДФЛ в полном объеме или нет?» — обратился Цуканов к представителям СМИ.

Представить подобный спич в цивилизованной стране с устоявшимися традициями диалога между государством и гражданским обществом вряд ли возможно. Было бы дико, например, услышать от премьер-министра Швеции или Канады тезис о необходимости «заработать» на больницы, школы или полицию. В Калининградской области, в России подобные просьбы, напоминающие уроки профилактики безопасности дорожного движения в детском саду, вполне возможны.

Если власти предпочитают выступать в роли заботливого родителя, то большинство граждан благополучно уходят от ответственности, заявляя о своих претензиях по-подростковому своеобразно. Средний класс, «рассерженные горожане», зная о недостатках политической системы — коррупции, неэффективности огромного бюрократического аппарата, огосударствлении большей части сфер экономики, засилье силовых структур и запретительных мер — они уходят в созданную ими альтернативную реальность.

В этой альтернативной реальности можно не участвовать в выборах, но требовать от власти правильных законов и благоприятного инвестиционного климата. Можно не платить налоги, но требовать качественного и доступного образования, здравоохранения. Можно не заботиться о формировании институтов гражданского общества, но вопить о появлении в курортных городках более чем странных архитектурных проектов.

Этот изысканный этап игры, изобилующий примерами игнорирования и обоюдных претензий, власти и гражданское общество стран Западной Европы, США прошли несколько десятилетий назад. Когда минует его Россия, покажет, наверное, очередной опрос «Левада-Центра» или ВЦИОМ.

Текст — Оксана Майтакова, Станислав Пахотин, фото из архива «Нового Калининграда.Ru»


Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.