Два года без успеха: что не получается у Алиханова на губернаторском посту

Антон Алиханов. Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»
Все новости по теме: Эпоха Антона Алиханова

6 октября исполняется два года с тех пор, как 30-летний чиновник Антон Алиханов был назначен главой Калининградской области. Самый молодой глава региона подавал большие надежды, особенно на контрасте со сравнительно косноязычным предшественником Николаем Цукановым, нажившим за 6 лет губернаторства немало недоброжелателей.

Как выяснилось впоследствии, решение президента не было эксклюзивным — Алиханов оказался первым в длинной череде чиновников из пула первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко, которых начнут назначать в неродные им регионы и станут называть коллективным термином «молодые технократы». «Новый Калининград» вспоминает основные инициативы Антона Алиханова на посту главы региона и показывает, чем они закончились.

Алиханов на некоторое время фактически стал живым брендом проекта Кириенко. Часто появлялся в федеральном эфире, давал многочисленные интервью федеральным изданиям, де-факто являясь человеком мало чего успевшим сделать к тому моменту на доверенном ему высоком посту.

Оценивать работу губернаторов всегда сложно. Но не из-за многоаспектности их работы, а потому что обстоятельства в России меняются крайне стремительно. У губернатора Владимира Егорова в начале 2000-х было намного больше финансовых возможностей, чем у Леонида Горбенко. У Бооса больше, чем у Егорова. А при Николае Цуканове Российская Федерация заработала беспрецедентные деньги на продаже энергоносителей, поэтому сравнивать в штуках количество объектов социальной инфраструктуры, построенных при нем на федеральные трансферты, с его предшественниками и последователями, совершенно бессмысленно.

Таким образом, говоря об итогах двухлетней губернаторской работы Антона Алиханова, логично сосредоточиться на инициативах, которые он или его окружение провозглашали как авторские.

Магнит для инвестиций

Алиханов позиционировался как человек, который станет приятным интерфейсом для вхождения инвестиций в регион, том числе и зарубежных — было даже записано англоязычное обращение чиновника к инвесторам. В качестве потенциальных проектов заявлялись заводы Arc International, Kronospan и другие бренды. Говорилось о приближении запуска строительства завода BMW в Калининграде.

На деле проекты Arc International и Kronospan не пошли. Строящийся в Черняховске на областные деньги индустриальный парк лишился не только якорного инвестора. Сегодня там нет даже предполагаемых крупных интересантов. В итоге работы в парке было решено притормозить.

Со вторым индустриальным парком, расположенным в более оживленной западной части области неподалеку от аэропорта «Храброво», ситуация сложилась не намного лучше. Согласно отчетности Корпорации развития Калининградской области, летом там было подписано два договора аренды земельного участка. Один — с калининградской компанией, производящей трубы из нержавейки. Название второй компании не раскрывается.

Отдельно стоит отметить эпизод с проектом завода BMW. Изначально предполагалось, что он расположится на базе «Автотора» под Калининградом, но Алиханов вступил в многолетнюю борьбу с «Автотором» на стороне своего бывшего работодателя — Минпромторга. Теперь строить завод планируется на государственной промплощадке в Храброво, но BMW дает понять, что размышлять будет еще долго.

кластер.jpg

Слабые показатели инвестиционной интенсивности «тонули» во «взрывной» статистике. «Бумажные» инвестиции росли из-за инфраструктурных проектов для обеспечения энергобезопасности региона в связи с выходом Прибалтики из единой энергосистемы с Россией. Иначе говоря, строились 4 электростанции и терминал по приемке сжиженного газа под Зеленоградском. Две из электростанций не будут работать, а из-за запуска остальных будет наполовину снижен объем электроэнергии, производимой ТЭЦ-2, так как область и до строительства производила больше электроэнергии, чем потребляла.

Неплохую инвестиционную активность при Алиханове показывало сельское хозяйство. Но, во-первых, оно защищено от конкуренции контрсанкциями и обеспечено дешевым кредитным финансированием под 5% годовых (о таких ставках другие отрасли могут только мечтать), поэтому активно привлекало инвестиции и до Алиханова. Во-вторых, инвестируют в основном в свою вертикальную интеграцию уже состоявшиеся калининградские сельскохозяйственные холдинги, а не новые игроки.

Говорить о масштабных инвестициях в IT из-за предоставления им легкого доступа к льготам по соцотчислениям пока рано. Единственное, что мы об этом сейчас знаем: крупнейший заявленный в этой отрасли проект не привлек ни одного иногороднего сотрудника (пока он открыл маленький офис), и калининградский промышленный гигант «Содружество» получил возможность хорошо сэкономить на соцотчислениях по своему IT-персоналу.

Под конец двухлетнего срока губернаторства Алиханова без четкого объяснения причин покинул свой пост глава Корпорации развития Калининградской области Владимир Зарудный. Ему не удалось реализовать ни одного из предложенных им в момент начала исполнения полномочий логистических проектов.

При Алиханове были приняты поправки к закону об ОЭЗ, дающие льготы по соцотчислениям на «новые рабочие места». Но здесь нужно отметить, что концептуально данная норма начала прорабатываться для всех предприятий области еще при Цуканове. В «эпоху» Алиханова был принят закон, значительно ограничивающий применение данных льгот: как по времени, так и по составу организаций.

Сейчас сложно сказать, есть ли какие-либо крупные проекты, которые помогли привлечь поправки к закону. Последними выразили желание воспользоваться сельхозкомпании, давно планировавшие свое расширение, или, например, физкультурно-оздоровительный комплекс «Автотора», который предприятие продает как свой подарок калининградцам. С другой стороны, Алиханову так и не удалось окончательно урегулировать правовую неопределенность в использовании льгот (что именно можно считать «новыми рабочими местами»). Это вызывает заметные опасения у бизнеса.

Алиханов показал очень скромные результаты по работе с инвесторами, явно не соответствующие ожиданиям на этапе его назначения. Тем не менее стоит отметить, что Россия еще никогда не находилась в такой международной изоляции, как в период губернаторства Алиханова. В целом положение дел в стране в части экономики нельзя было назвать благоприятным для коммерческих инвестиций: покупательная способность населения систематически падала.

Реформатор контроля

В числе основных инициатив, которые губернатор реализовывал на протяжении последних двух лет, была реформа регионального контроля. Она подразумевала консолидацию в одном министерстве большинства контрольных полномочий. Началась реформа со странного решения — руководить министерством назначили Елену Серую, которая и так много лет являлась главным контролером правительства. При ней был допущен провал строительства самого дорогого в истории области газопровода (газопровод был полностью оплачен, но не достроен) и исчезновение в банке «Огни Москвы» трети миллиарда рублей (их «Новый Калининград» позднее, видимо, нашел).

Суперминистерство начало работать в типичной аппаратной логике: если появляется ведомство для решения проблем, оно обеспечивает себе эти проблемы. В итоге число проверок в 2018 году выросло в два раза (внеплановых — более чем в два раза). Министерство создавалось под предлогом и во имя защиты интересов бизнеса, на деле же даже суды начали классифицировать действия суперминистерства как «неоправданно карательные».

серая.jpg

Министр регионального контроля Елена Серая

Иногда разоблачения Елены Серой выглядели довольно экстравагантно. В мае она заявила, что власти Калининграда с 2015 года скрывали долги по аренде на 290 млн руб. Как оказалось, в министерстве неправильно интерпретировали отчетность, которую ему подавали власти Калининграда — они давали данные только по долгам, не подкрепленным решениями судов об их взыскании. Если бы контролеры запросили всю отчетность, то «скрытых» долгов, вероятно, бы и не возникло.

Хозяин стройки

Пожалуй, самой громкой инициативой регионального правительства при Алиханове стало изъятие градостроительных полномочий у муниципалитетов, то есть, по сути, одной из главных функций городов. Реформа «продавалась» населению как рецепт избавления от бездумной точеной застройки (например, апарт-отелей на склоне в Светлогорске). Нельзя сказать, что, кроме «стакана» в Светлогорске (его строительство было остановлено еще при Николае Цуканове), муниципальные власти сильно злоупотребляли своими градостроительными полномочиями до реформы. А если злоупотребляли, то всегда оставался простор для действий прокуратуры, суда и общественности.

стакан.jpg

Презентация «стакана»

В итоге после передачи полномочий у калининградского бизнеса возникли серьезные сложности с получением разрешений на строительство. Сама же система выдачи разрешений была организована у Алиханова довольно непрозрачно: причины массовых отказов были не ясны. Кроме того, перестали публиковаться собственно сами разрешения в виде документов — вместо них появилась сводная таблица, в которой встречаются ошибки.

Окончание двухлетнего срока у власти ознаменовалось двумя неоднозначными решениями: губернатор инициировал перевод большого земельного массива в Зеленоградске на первой линии под среднеэтажную жилую застройку и агентство по градостроению разрешило застройку коттеджами 20 га на побережье под Светлогорском.

Возможным следствием данной реформы стало падение к интереса к муниципальному самоуправлению как таковому. Отвечать за происходящее в городе и не иметь власти — не самая привлекательная конструкция.

Приватизатор

Еще одной идеей, авторство которой можно приписать Антону Алиханову, была масштабная приватизация. В бюджет на 2017 год заложили 1,8 млрд руб. доходов от приватизации. По факту регион выручил копейки. Как выяснилось, основной актив, который планировался к продаже — «Региональная энергетическая компания», — является крайне закредитованной структурой, продать которую можно только за символические деньги. В конце концов, вместо того чтобы заработать на данном активе, было решено вложить в него 277 млн руб.

Два потенциально дорогих актива — земля под Светлогорском в поселке Зори и территория острова Октябрьского — даже не предлагались к продаже, хотя об их реализации власти упоминали. В Светлогорске власти пока безуспешно ищут некого якорного инвестора, который вложит в территорию 209 млрд руб. Что касается Острова, то только во второй половине сентября команда Алиханова определилась, кто будет разрабатывать мастер-план территории. Документ будет готов не раньше января 2019 года. Почему эту работу нельзя было начать раньше — неясно. А пока земля, в которую инвестировали миллиарды де-факто областных денег, представляет из себя пустырь, на котором за редким исключением разовых событий ничего не происходит.

рыбная.jpg

Строительство ресторана в «Рыбной деревне — 2» на бывшей земле Корпорации без разрешения на строительство.

С другой стороны, произошли две громкие приватизационные истории, которыми Антон Алиханов едва ли может гордиться. Из Корпорации развития области на основании непубличной процедуры за небольшие деньги были отчуждены земля в «Рыбной деревне — 2» и массив на выезде из города около магазина «Леруа Мерлен». Как выяснилось, выгодоприобретателем первой сделки стал бизнес-партнервице-премьера областного правительства Гарри Гольдмана, курирующего градостроение (на участке сразу начали строить без разрешения на строительство ресторан, но потом его пришлось снести). Землю по второй сделке получила компания отца помощника Антона Алиханова. После того как вскрылась родственная связь, губернатор рассказал о якобы имевших место попытках спекулировать данной землей после отчуждения.

Эффективный менеджер

Рутина региональной госуправленческой жизни такова, что муниципалитеты крайне бедны и при первой финансовой необходимости обращаются в областное правительство за деньгами. Губернатору Антону Алиханову показалось, что он может научить муниципалитеты зарабатывать самостоятельно. Резервом для сбора дополнительных доходов была масштабная задолженность по транспортному налогу. Гипотеза была такова, что муниципалитеты знают, кто не платит транспортный налог, и могут помочь его собрать — в обмен им спишут долги перед областью. В итоге основные муниципалитеты не вовлекались в эту игру и инструмент остался практически невостребованным. В августе и сентябре 2018 года поступления транспортного налога впервые за долгое время показали рост. Но, как оказалось, налоговая просто раньше разослала уведомления о необходимости оплатить налог, и люди начали оплачивать его раньше, чем в прошлом году.

Не увенчались успехом попытки Антона Алиханова привлечь частные инвестиции в ЖКХ. Концессионное соглашение о строительстве котельных в Балтийске было фактически провалено по естественной причине — магистральный газопровод к Балтийску так и не достроили. Строить газовые котельные без газа — бессмысленно.

Возникли проблемы и у единственного крупного концессионера в сфере ЖКХ, который вошел в этот бизнес еще при Николае Цуканове. Ему пришлось останавливать котельную, отапливающую Советск, из-за того, что местные власти просто не платили за поставляемое тепло.

На эпоху губернаторства Антона Алиханова пришелся, возможно, самый крупный штраф, которым Москва когда-либо наказывала область — 455 млн руб. Область нарушила взятые на себя обязательства по софинансированию строительства школы (софинансирование составило 0,7% вместо 64%). Штраф оплачивается до сих пор.

Это был не единственный крупный штраф, наложенный на область Москвой при Алиханове. Также 104 млн руб. власти выплатили за неисполнение условий по привлечению инвестиций в строительство гостиниц в обмен на госфинансировние строительства променада в Светлогорске. Впрочем, в качестве гостиницы власти включили в программу скандальный апарт-отель на склоне в Светлогорске, более известный как стакан, против строительства которого выступила общественность. «Стакан» проводили в рамках программы, когда губернатором являлся Николай Цуканов. Поэтому если Антон Алиханов и сыграл какую-то роль в получении этого штрафа, то явно не главную.

Наконец, Антону Алиханову так и не удалось ввести в эксплуатацию Дом Советов, о котором он немало говорил. Даже окна, которые были вставлены вместо разбитых перед Чемпионатом мира по футболу, оказались не настоящими, а нарисованными на баннерах. Лишний раз напоминать об этом поражении молодому губернатору нет нужды. У него в кабинете стоит макет Дома Советов, который, вероятно, не дает ему забыть о невысокой результативности работы в данном направлении.

Алиханов не нашел возможности оперативно встретиться с корреспондентом «Нового Калининграда» и прокомментировать итоги его двухлетней работы на посту главы региона для данного материала.

фифа.jpg

Благоприятный фон

Помимо сравнительно негативной экономической конъюнктуры губернаторство Алиханова сопровождалось довольно неплохим общим фоном. В Калининграде состоялся Чемпионат мира по футболу, сопряженный с большим объемом работ по благоустройству в городе и непродолжительным ростом выручки отрасли гостеприимства.

Кроме того, федеральные власти запустили программу «Безопасные и качественные дороги». Она предполагала, что центрам почти четырех десятков агломераций с населением свыше 500 тыс. человек федералы дают половину средств на ремонт основных дорог. Благодаря ей удалось отремонтировать несколько центральных улиц Калининграда.

Отчасти к общему фону можно отнести и решение Федерации дать денег на строительство онкоцентра. Изначально в команде Алиханова было неоднозначное отношение к данному проекту. Озвучивалось мнение, что объект может быть малоэффективен в провинции. Однако мощный запрос населения на окноцентр был услышан в Кремле.

Впрочем, главным элементом положительного фона является тот факт, что Калининградская область остается одним из немногих регионов России, где растет численность населения. Правда, растет она не за счет высокой рождаемости, как в регионах Кавказа, а благодаря нарастающей миграции из других российских регионов.

Текст — Вадим Хлебников, фото — Виталий Невар, Алексей Милованов, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader