Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте

Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте Столовые против новой (п)русской кухни: что открылось на Ленинском проспекте

«Рестораны Нового Калининграда» прошлись по Ленинскому проспекту и рассказывают, как современные городские столовые вытеснили заведения, специализирующиеся не на солянке, пюре с подливой и пирожках с повидлом, а на новой русской или старой прусской кухне. Впрочем, ради справедливости два замечания. Первое — одно из новых заведений все же проходит по рангу итальянской закусочной (особенно когда дело не доходит до бизнес-ланча). Второе — иногда слово «столовая» привлекает больше гостей, чем слово «буфет» (даже если средний чек такой же).

Опрометчивый вывод, который хочется сделать, пройдя по Ленинскому (допустим, начиная от ТЦ «Европа» и заканчивая ТЦ «Плаза»), так это сказать, что проспект подешевел. Буквально в один промежуток времени места заведений, которые еще совсем недавно было принято называть ресторанами, заняли городские столовые. В принципе, курс на так называемое «подешевение» был взят давно. Первой еще несколько лет назад открылась «Поварешка». Этим летом аккуратно перед ЧМ-2018 заработала закусочная «Вертел» и составила неплохую конкуренцию кафе «Синбад», «Шашлычок» и всем подобным, кроме заведения Pita Bull — его, как известно, не пожалели «силовики». Но последние три новых места появились примерно в один промежуток времени. Хронологию проследить сложно, но примерно с разницей в пару недель закрылись рестораны «Плюшкин» и «Блютгерихт», расположенные друг от друга в пяти минутах ходьбы.


Превращение первое: пицца вместо утки в малиновом соусе

1008.jpg

Напомним, что «Плюшкин» позиционировал себя как ресторан новой русской кухни. Начинание было интересным и амбициозным: отремонтированные и перестроенные залы «Тысячи и одной ночи», интерьер, чем-то напоминающий залы современной усадьбы, и меню, целиком и полностью построенное вокруг новой русской кухни. Собственно, вот цитаты из того меню: ростбиф, утка в пряном малиновом соусе, десерт с пьяной сладкой грушей и солёным сыром. Средний чек выше пятисот рублей (по-хорошему — 700), за гастрономическую концепцию и управление кухней (правда, недолго) отвечал известный шеф Алексей Байербах. Заведение проработало меньше полугода, после закрылось и простояло в опустошенном виде до этого сентября — сейчас там крошечная итальянская пиццерия Arriva. Пространство на Ленинском теперь оптимизировано до нельзя: второй этаж закрыт, в бывшем баре точка раздачи — там, к примеру, выдают и бизнес-ланчи. Точка притяжения в главном зале (максимальная посадка человек двенадцать, но в тесноте, да не в обиде) — это прилавок, на который выкладывают только что приготовленную пиццу. Фраза «с пылу-жару» — не преувеличение, а реальность. Аккуратные горячие ломтики пиццы, выложенные на деревянные доски, покрытые пергаментной бумагой — и они нарасхват. Средний чек — двести рублей, причем это и пицца, и напиток (чай, кофе, по желанию и настроению — пенное). 

Пиццу здесь готовят по рецептуре итальянской al taglio. Её часто продают в Италии в небольших кафе порционно и нередко навынос. Дословно al taglio переводится как «разрез»: такую пиццу запекают на прямоугольных противнях в дровяной печи и продают на вес прямоугольными или квадратными кусочками. Главное, не пропустить тот самый момент «с пылу-жару» — остывает моментально, конечно, по желанию подогревают в специальной печи, но приятнее, когда вот только-только с огня. Здесь есть еще и ланчи: один из видов включает суп, кусок пиццы и напиток. Ну, если с пиццей всё хорошо, то суп характеризует прилагательное «столовский»: мне достался грибной, жидкий, с ярким вкусом грибной приправы. Впрочем, за супом с, допустим, боровиками нужно было идти все же в «Плюшкин». Гостей у Arriva достаточно: здесь обедают работники офисов, сюда заходят перекусить родители с детьми, сюда забегают после уроков школьники, а по вечерам за пиццей со скидкой заходят пожилые пары — жители ближайших домов.

Превращение второе: пюре с мясом «по-французски» вместо клопсов и скумбрии

1006.jpg

На месте буфета восточно-прусской кухни «Блютгерихт» заработала «Калининградская столовая». Напомним, что буфет восточно-прусской кухни «Блютгерихт» открылся на Ленинском проспекте на месте стейк-хауса «Наутилус». Новое заведение того же владельца было посвящено переосмысленной прусской кухне. Здесь готовили не только клопсы и фляки, но и закуски из сыров и мясных изделий от местных фермеров. В центре зала была стеклянная витрина с закусками и бутербродами из специалитетов. Стейки никуда не делись, их можно было заказать в соседнем зале, но вот самый первый превратился в место для встреч, скажем, «без повода». Забежал, заказал порцию клопсов, маленькую кастрюльку с фляками или печеную скумбрию, поел, расплатился и пошел дальше. Что касается цен, то средний чек (если мы заказываем восточно-прусские блюда) и был где-то рублей триста — триста пятьдесят: сытный настоящий гороховый суп с копченостями или борщ за 70 рублей, скумбрия с гарниром — 240, а клопсы — 270. Комплексный обед, состоящий из тех же специалитетов, стоил 270.

Единственное, что не соотносилось с концепцией «без повода», так это интерьер ресторана, как будто бы в визуальном плане застрявший в начале «нулевых»: обивка стульев, лозы искусственного винограда, гардеробная комната и так далее. Заведение закрылось в конце марта, в августе на месте «Блютгерихта» заработала «Калининградская столовая». От прежнего интерьера камня на камне не осталось. В гардеробе «засела» будка с разливным и крафтовым бутылочным пивом (лучшее украшение этой будки —  бородатый бармен и огромные настольные советские часы, которые громко отбивают окончание каждых шестидесяти минут). В зале исчезли все перегородки, пространство наполнилось светом и разными элементами — тут и деревянные лавки и столы, и ящики с растениями, и композиции из реек, и даже отдельные «закутки» с мягким светом лампочек «Эдиссона». Но главный элемент здесь — длинная раздаточная: все как полагается, выпечка, салаты, вазочки с желе, пирожное картошка, пюре, гречка, овощи, супы и подливы, пельмени, молочные коктейли и так далее. Супы стоят в районе семидесяти рублей, пельмени от 99. 

Самое дорогое блюдо — минтай под сыром (109 рублей) и тефтельки (105 рублей). Пенное примерно как везде (то есть от семидесяти за 0, 5 и от 180 за бутылку «крафта»), зато какао по 32 рубля. Если ни в чем себе не отказывать, то получается, что на триста-триста пятьдесят можно устроить такой столовский добротный пир в приятных, современных и демократичных декорациях. Еда добротная, музыка не громкая, за соседними столиками кого только нет: и бабушки с внуками, и грустные мужчины, соображающие что-то на троих, и, прости господи, хипстеры. В общем, все-все-все. Понятно, что тефтельки — это совсем не те клопсы, которые подавали в прежнем заведении в горячих крошечных кастрюльках, жидковатая солянка не составит конкуренцию тем флякам, хотя по цене выходит плюс-минус то же самое. И это тот редкий случай, когда жалеешь о том, что больше тут нет скумбрии и прочих блютгерихтовских радостей, и думаешь, что прежним владельцам следовало бы менять не только кулинарную концепцию, но и интерьер.


Превращение третье: и снова пюре с котлетами и романтика советского периода против духа сюрреализма и кальянов

1011.jpg

На противоположной стороне Ленинского проспекта тоже открылась столовая. Называется она «Советское кафе» и работает на месте концептуального клуба и бара, который раньше назывался «Сальвадор Дали». В общем, было такое неодназначное место, вход в которое охраняли металлические слоны на тонких ножках, внутри было темно, работали плазменные панели, вовсю дымили кальяны, на стенах висели портреты и репродукции Дали, на мягких диванах кипела вечерняя жизнь, а за барной стойкой происходили чудеса миксологии. В общем, больше ничего этого нет, а есть крепкая нормальная столовка, в которую можно прийти со своим (об этом так и написано на дверях, на них, впрочем, также написано, что еще, бывает, кормят в долг). Классические запахи пюре, борща, котлет и драников. Сверкающая раздаточная, румяные женщины за ней, длинные столы, серые и белые стены, на стенах черно-белые фотографии советского Калининграда. 

Средний чек, опять же если не мелочиться, — триста-триста пятьдесят рублей. По вечерам здесь уже собираются свои компании, но и вообще место тяготеет к тому, чтобы справлять здесь незамысловатые, но достойные юбилеи или проводить поминальные обеды. В общем, все следует классике жанра. Ну а для веселого духа улицы не хватает, чтобы в соседнем подвале снова заработала рюмочная «Пробка», хотя мы и знаем, что в одну воду дважды не входят, но кажется, что в этот раз могло бы все сложиться.

Текст — Александра Артамонова, фото — Денис Туголуков





Комментарии

prealoader
prealoader