Самое гуманное наказание, налоги, которых маловато, и детсадовская катастрофа

Важные события среды: уголовное законодательство ужесточается наказанием за клевету, но никак не выглядит адекватным в отношении педофилов, власти не устают искать новые способы лишить граждан их денег, а очередь в детские сады в столице региона выросла до беспрецедентного уровня.

sud.jpgСамое гуманное наказание
«Да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире», - кричал герой Георгия Вицина в фильме «Кавказская пленница». Советский Союз канул в Лету, а наше правосудие, похоже, так и не адаптировалось к новым жизненным реалиям. Причем дело, скорее, не в гуманности судей, а в мягкости нашего родного уголовного законодательства. В отдельных, конечно, случаях. Напомним, в эти дни Госдума благополучно возвращает в Уголовный Кодекс декриминализированную некогда Дмитрием Медведевым клевету.

В среду областная прокуратура сообщила о педофиле-рецидивисте, которого в очередной раз судят за насилие над малолетними детьми. По данным следствия, в августе 2011 года обвиняемый на улице Гайдара надругался над 12-летним мальчиком, а в сентябре 2011 года в Гвардейском районе пытался совершить насилие над 10-летней девочкой. К счастью, девочка не растерялась, дала насильнику отпор и убежала.

Педофила поймали. Можно предположить, что в этот раз суд назначит ему такое наказание, что ныне 53-летний извращенец выйдет из-за решетки немощным стариком. Впрочем, отбытые сроки за схожие преступления и преклонный возраст не исправили рецидивиста, значит, пока он жив, существует вероятность, что он снова и снова будет насиловать детей.

В подобных историях проглядывается несовершенство нашего уголовного законодательства и исправительной системы. Когда молодому педофилу-новичку дают 5–7 лет, примерно на 90% можно сказать, что на его счету еще будут жертвы. Когда какого-нибудь 28-летнего извращенца-рецидивиста закрывают на новые 15 лет, можно подсчитать, что примерно в 43 года он сможет еще раз напасть на ребенка. Вероятно, в третий раз его посадят уже надолго, но до этого он искалечит несколько жизней. Как говорил раньше депутат Государственной Думы РФ пятого созыва Антон Беляков, «львиную долю преступлений совершают педофилы-рецидивисты, и, по данным экспертов, в 97% случаев педофилы возвращаются к своей „деятельности“».

В частности, благодаря Белякову был принят закон о химической кастрации педофилов и ужесточении наказания за сексуальное насилие над детьми. Вот только документ пролежал больше двух лет: депутат вносил его еще в 2009 году, но правительство дало отрицательное заключение из-за дороговизны такой процедуры. В 2011 году тревогу забил Следственный комитет РФ и выступил с аналогичным предложением о химической кастрации. Но снова ничего. И лишь когда действующий в то время президент Дмитрий Медведев внес в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение ответственности за преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетних, работа в этом направлении закипела.

Но, собственно, речь не о популизме в действиях первых лиц страны, а о наказании для извращенцев. Его ужесточили до пожизненного, а также ввели принудительную химическую кастрацию. Пока, правда, информация о ее применении не озвучивалась — механизм кастрации еще не заработал, и не известно, когда заработает. А тем временем, по словам Белякова, ежедневно жертвами преступлений сексуального характера в России становятся 47 детей. Да и пожизненное будет грозить только рецидивистам, и то в случаях с отягчающими обстоятельствами.

Первые шаги к ужесточению наказания сделаны, и это радует, однако опыт показывает, что властям пора перестать надеяться на очищение и перерождение в наших исправительных учреждениях нынешних педофилов. Сексуальные извращения над детьми это не кража по пьяни и не убийство по неосторожности. Это психическая ненормальность, а, значит, таких людей нужно либо лечить, либо постоянно контролировать. Не выпускать на волю с чистой совестью после заключения, забыв о них, как о страшном сне, а постоянно иметь их в виду как людей, опасных для общества. Статистика в 97% показательна. Вероятнее всего, те 3% либо физически не способны на новые преступления, либо просто не попадают в поле зрения полиции.

В российском уголовном законодательстве еще очень много белых пятен. Чего стоит хотя бы норма, применяемая к наркоторговцам: при контрольной закупке сотрудниками полиции того же героина действия преступника квалифицируются как «приготовление к сбыту». И не важно, что человек мог «осчастливить» дозами уже ни одну сотню наркоманов, или что уже сидел несколько раз за торговлю наркотой — если дело, на котором его поймали, не было доведено до конца, значит, имело место лишь покушение.

Здесь же можно вспомнить отсутствие адекватного наказания за незаконную добычу янтаря или, к примеру, пьяных водителей, которые, сбив насмерть человека на пешеходном переходе, получают несколько лет в колонии-поселении. Общественность, активисты, депутаты, правоохранительные органы кричат о необходимости совершенствования Уголовного Кодекса, но законодательство если и реформируется, то в час по чайной ложке. Наверное, у власти просто нет времени — она занята другими, вероятно, более важными делами, нежели защита детей от педофилов и извращенцев.

Мария БОЧКО, корреспондент

dengi.jpgНалогов маловато
Выборы федерального уровня уже давно прошли и теперь, похоже, считается, что обо всех обещаниях с самых высоких трибун благодарное население позабыло. И поэтому все чаще появляются сообщения, что то одно министерство, то другое думает, что налогов в стране как-то маловато.

Вот, например, нынче Минтранс предложил взимать с грузовых автомобилей массой свыше 12 тонн плату за возмещение вреда дорогам. Размер планируемого сбора колеблется от 0,24 рубля за 1 кг массы транспортного средства в год до 3,5 рублей за 1 км пробега. Конечно, речи о том, что взамен будут отменены или хотя бы снижены транспортный налог на большегрузную технику и акцизы на топливо, не идет. Как и о торжественных похоронах идеи введения сборов за проезд по платным дорогам. То есть, фактически грузоперевозчикам хотят удвоить количество обязательных платежей. 

А Минфин, которому по статусу положено искать лишние медяки в наших карманах, решил, что неплохо бы ввести налог на потребление, в частности, обложить ряд дорогостоящих объектов недвижимости и автомобили. Но зато без изменений останется НДФЛ и не будет налога с продаж, гарантирует ведомство. Очень показательны аргументы против налога с продаж – он-де, приведет к росту цен и, что на самом деле главное, фискальный эффект от него «неочевиден». То есть, нет гарантии, что его удастся собрать. Особенно замечательно эти рассуждения о новом налоге выглядят на фоне обещания министра финансовРФ Антона Силуанова, который 21 июня сказал, что налоговая нагрузка на российских налогоплательщиков в ближайшие пять лет увеличиваться не будет, а возможные изменения будут касаться только снижения налогового бремени.

Но, конечно, это далеко не единственные предложения по «оптимизации» налогов. Первые ласточки грядущей налоговой весны полетели еще в начале февраля. Тогда, по слухам, на совещании у вице-премьера Игоря Шувалова обсуждались способы увеличения налоговой нагрузки введением дополнительного сбора с зарплат в 4% и увеличением ставки НДС на 2%. Но от прогрессивной шкалы НДФЛ, похоже, отказались надолго. А вот об увеличении НДС просто перестали говорить.

Чуть позже Минпромторг решил, что нужен специальный утилизационный сбор для компаний-импортеров и производителей иномарок как один из методов компенсации снижения пошлины на импорт машин, которое планируется в рамках вступления России в ВТО. 

В июне фракция «Единой России» в Госдуме предложила ввести пожизненный налог в размере 13% от зарплаты для тех молодых людей, которые уклоняются от призыва военной службы без уважительных причин. Эта инициатива, правда, не нашла поддержки у депутатов. 

Отметим, что некоторые налоги, например, на потребление - тот самый "налог на роскошь", - относится к категории "и хочется, и колется, и мама не велит". Первым о необходимости ввести налог на предметы роскоши заявил в 2011 году премьер-министр Владимир Путин с целью морально удовлетворить некоторые слои населения. Минэкономразвития РФ в феврале рассматривало возможность ввода налога на роскошь для дорогой недвижимости и автомобилей. Но тогда ФНС не поддержала идею ввести налог на роскошь для квартир площадью больше 1 тыс кв.м. По мнению налоговиков, достаточно будет и нового налога на недвижимость, вводимого с 2014 года. В апреле уже Минфин России предложил считать роскошью имущество, которое стоит дороже 300 млн рублей, и собирать с него налог по ставке 1% с 2014 года.   

И на областном уровне немало налоговых демиургов. Вот, например, министр развития инфраструктуры региона Александр Рольбинов не так давно предложил ввести для туристов, приезжающих в курортные города Калининградской области, дополнительный налог «за избыточность инфраструктуры». С учетом магической цифры «10 миллионов», эта инициатива выглядит очень уместно, что отметил и губернатор, предложив сначала обустроить курорты, а потом «обложить туристов дополнительными налогами».

При всем этом налоговом креативизме как-то обходится стороной вопрос собираемости уже существующих налогов, хотя тут есть над чем работать. Например, как подсчитал Банк России, в 2011 году 17% коммерческих организаций уклонились от уплаты налогов и сборов в расширенный бюджет страны. 

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

det.jpgДетсадовская катастрофа
В среду произошла, наконец, встреча организаторов пикетов, требующих возврата детских садов, с чиновниками правительства области. Встречу поручил провести своим подчиненным губернатор Николай Цуканов после того, как кто-то из блогеров поинтересовался у него через твиттер, как он относится к идее калининградских протестующих проводить акции в Польше из-за ужесточения законодательства о митингах.

Напомню, что пикеты проводились около здания городской администрации, поэтому приглашение протестующих в стан правительства области вызвало неподдельный интерес у общественности, которая пыталась понять, намерены ли областные власти переманить на свою сторону протестующих, которые выступают против городских. Впрочем, представители протестующих тоже имели свой явный интерес. Учитывая, что на встрече был потенциальный кандидат в главы от компартии Юрий Галанин, аспект этот — предвыборный. В данной ситуации надеяться на то, что кандидат в главы города от КПРФ подружится вдруг с областным правительством, наверное, было бы более, чем смешно. Тема с очередью в детские сады, очевидно, была взята представителями КПРФ для своих протестов не случайно, поскольку она является сегодня весьма болезненной для немалого числа горожан, и может дать дополнительные очки во всевозможных предвыборных кампаниях.

Но с одной стороны на встрече были протестующие из числа политиков, с другой — чиновники, отвечающие за внутреннюю политику, разговор между ними получился более политический, чем призванный решить конкретные проблемы. Складывалось впечатление, что одни люди, которые не до конца разбираются в проблеме, пытаются объяснить другим людям, которые разбираются в проблеме немного побольше, что пикеты проводить не надо, а нужно через три недели перейти к обсуждению конкретных предложений по решению проблемы.

Вице-премьер по внутренней политике Александр Торба, в частности, предложил городским властям (на встрече была начальник управления общего образования горадминистрации Татьяна Петухова) подготовить реестр детских садов, которые перестали использоваться по прямому назначению за последние годы. При этом стоит напомнить, что список уже публиковался 4 года назад в 2008 году.

Газета «Страна Калининград» даже делала серию публикаций, в которых рассказывала, что стало с зданиями бывших детских садов. Я лично, работая тогда журналистом этой газеты, облазила все полуразрушенные садики в центре Калининграда. 

Кстати, городским властям даже удалось вернуть один детский садик по ул. Красносельской, который они выменяли у «Вагонзавода» на бывшую больницу, расположенную на Тенистой Аллее. 

Однако почему-то областные власти, которые шли на встречу с пикетирующими, этой информацией даже не поинтересовались.

Но кое-что интересное на встрече все же было. В частности, начальник управления общего образования администрации Калининграда Татьяна Петухова сообщила, что в 2012 году в детские садики не смогут пойти 2,3 тыс детей, которым уже исполнилось 3 года. Если честно, с подобной цифрой я сталкиваюсь впервые. В 2011 году остались без места около 500 малышей старше 3 лет. Поэтому чтобы вот так за один год — и больше 2 тысяч, это, наверное, катастрофа, потому что 2 тысячи женщин окажутся в критической ситуации — им придется или увольняться с работы, или искать другие возможные способы устройства своих детей. Я не говорю уже о тех матерях, детям которых исполнилось 1,5 года, и которые тоже имеют полное право на детский сад, но не могут реализовать это право из-за банального отсутствия мест.

На фоне этой угрожающей цифры — 2,3 тыс человек, к сожалению, все оптимистичные заявления городских властей об открытии новых групп в садиках и новых детсадов (напомню, в этом году должен открыться новый большой садик на месте бывшей начальной школы №55) меркнут и кажутся попыткой сохранить хорошую мину при плохой игре. Впрочем, обвинять во всех грехах городские власти тоже грех. Все же последние годы они строили за свой собственный счет детские сады, а область и федеральный центр не вкладывал в них ни копейки. И сейчас, когда, наконец, стало понятно, что в рамках региональной программы строительства и реконструкции детсадов можно строить садики при 70% софинансировании федерального бюджета и 15% софинансировании областного (во всяком случае, именно о таких цифрах говорили на встрече представители министерства образования), городские власти резко активизировались, и вместо строительства 4 новых детских садиков заявили о желании возвести 12.

Но ведь строительство — дело не одного дня, и не 2012 года, а 2,3 тыс детей нужно куда-то девать уже этой осенью. Конечно, одним из реальных вариантов решения проблемы могло бы стать назначение пособия на детей, не попавших в сад. Хотя бы в размере 4,8 тыс. рублей, которые ежемесячно бюджет платит за каждого ребенка, который в садик уже ходит. Но особых подвижек в направлении пособий пока нет и не ожидается. Губернатор обещал «вернуться» к этому вопросу лишь в следующем году. 

Возможно, социальные волнения, вероятные среди родителей 2,3 тыс детей, оставшихся без детсадов, и могут негативно отразиться на имидже городского главы, которому в октябре 2012 года хочется переизбираться на новый срок. Но ведь и областные власти за социальные протесты никто по голове не погладит. А уж если выяснится, что тема с пособиями поднимается уже год, и в других регионах этот вопрос решен, а в нашем к нему «только вернутся», то вполне возможно, что гнев родительской общественности перейдет с головы городского на главу региона.

Нельзя забывать о рисках и для федеральных властей. Ведь это они всячески пытаются стимулировать рождаемость при отсутствии достаточного числа мест в детских садах, что в итоге приводит к сложной финансовой ситуации в семьях с маленькими детьми.

Но больше всего меня интересует даже не то, что будут делать областные, городские и федеральные власти с 2,3 тыс родителей в сентябре 2012 года. Меня интересует, как живут одинокие женщины, которые через 1,5 года после рождения ребенка перестают получать на него пособие, но не могут устроиться на работу из-за отсутствия места в детском саду. Ведь официально никогда не сообщалось, что кто-то из таких женщин умер. Разве что были сообщения, что матери вынуждены отдавать детей на время в детский дом, потому что их нечем кормить. Как-то же такие матери существуют вместе с детьми? Жаль, что этот вопрос интересует федеральные, областные и городские власти, кажется, далеко не так сильно, как меня.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.