Вечерний @Калининград: репост после гангрены и придонный образ жизни


Важные события среды: следствие подтверждает факты жестокого обращения с 9-летним приёмным ребёнком и показывает работу органов опеки с крайне неприглядной стороны; губернатор вновь оказался на самом дне рейтинга эффективности глав регионов, но влияние этого показателя на политическую судьбу становится всё более призрачным.

_NEV9273.jpg

Репост после гангрены

В среду подтвердились мрачные первоначальные сведения касательно фигуранта главного скандала недели — девятилетнего мальчика Жени. Не самые мрачные, факты избиения опекуном, к счастью, подтверждения не нашли. Тем не менее, по данным следствия, ребёнок, доставленный в Детскую областную больницу на прошлой неделе с травмами из Правдинского района, и в самом деле стал жертвой жестокого обращения со стороны приёмной матери.

В среду стали известны новые подробности истории 9-летнего приемного мальчика из Кемеровской области Жени К., который на прошлой неделе был госпитализирован в Детскую областную больницу. Следователи провели проверку и нашли серьезные нарушения.

Доследственная проверка выявила вопиющие факты. В доме, где жила усыновившая мальчика из Кемеровской области пенсионерка, не было воды, еды и тепла; мальчик голодал. Приемная мать, как заявили в Следственном комитете, игнорировала необходимость менять одежду ребёнка, а когда тот болел, не обращалась к врачам. Госпитализировать его удалось лишь по инициативе школы, которую мальчик также посещал крайне нерегулярно — лишь несколько недель за полугодие. Итогом такой жизни в приёмной семье стали отморожение четвёртой степени семи пальцев на ногах и гангрена двух пальцев левой стопы — таким был диагноз врачей Детской областной больницы. Об ампутации речь, к счастью, не идёт. Что масштаб ада в этой ситуации никак не уменьшает.

По итогам проверки в отношении опекунши двух детей, 9-летнего Жени и 13-летней девочки, также родом из Кемеровской области, возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего лицом, на которого возложены эти обязанности, соединённое с жестоким обращением с ребёнком). 58-летней пенсионерке, если её вина будет доказана, грозит тюремное заключение на срок до трёх лет.

Районным чиновникам, обязанным контролировать жизнь взятых в приёмные семьи детей, также грозит уголовное наказание. В Следственном комитете уже заявили: эта ситуация стала возможной лишь по причине халатного отношения чиновников к собственным обязанностям по контролю за жизнью малолетних детей с опекунами. И возбудили уголовное дело по факту халатности должностных лиц администрации Правдинского района по части 1 статьи 293 УК РФ.

Важно отметить: договор об опеке с пенсионеркой из посёлка Мозырь был заключён лишь в октябре прошлого года.

То есть контроль за ситуацией с приёмными детьми, по крайней мере в Правдинском районе, отсутствует практически с первых месяцев их переезда в новые семьи. Дети ходят неизвестно где, без тёплой одежды, голодными, не посещают школу — и это, в конечном итоге, может заинтересовать лишь школу, да и то на этапе, когда речь уже может идти об ампутации обмороженных конечностей.

История 9-летнего Жени стала столь громкой фактически случайно: в больничной палате мать одного из детей сняла на мобильный телефон мальчика с перебинтованными ногами и лицом и выложила в сеть. Дополнив это сообщением о том, что ребёнка избили опекуны; оно, к счастью, не подтвердилось. Реакция общественности была спонтанной и масштабной: сотни репостов в сети, десятки публикаций в СМИ, озабоченные комментарии всевозможных омбудсменов и гневные заявления губернатора.

Единична ли эта ситуация? Сколько детей уже пострадали и сколько ещё пострадают, но об этом никто не узнает, потому что рядом не окажется сострадающих граждан с мобильными телефонами? В самом ли деле только лишь «максимальный репост» может компенсировать отсутствие скоординированной работы чиновников по контролю за жизнью приёмных детей? Власти региона не раз призывали позакрывать все детские дома, передав их воспитанников в приёмные семьи. О подобном эксперименте заявлял ещё в 2006 году Георгий Боос. А в 2013 году Николай Цуканов передал полномочия по работе с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, региональному министерству социальной политики.

В программу «Дети-сироты на 2012–2016» чиновники вносили какие-то «дополнительные мероприятия», якобы повышающие квалификации специалистов органов опеки. Пример мальчика с гангреной из деревни Мозырь показывает, что отправиться дети из детских домов могут буквально чёрт знает куда.

_MG_7662.jpg

Придонный образ жизни

В среду Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) выставил губернаторам российских регионов итоговые оценки эффективности их работы в минувшем году. Рейтинг эффективности губернаторов ФоРГО публикует уже два года, и отношение к этому продукту политической аналитики сейчас смешанное.

Личность главы фонда, экс-главы управления внутренней политики президентской администрации Константина Костина, давала повод называть фонд «прокремлёвским». А рейтинг эффективности рассматривать в качестве некоей публичной доски, для кого-то — почёта, а для кого-то и позора.

«В рейтингах сложно разобраться, мы не понимаем, как они составляются. Я пытался разобраться, что там выступает главным и негативным показателем. Это очень сложно! Тем не менее, рейтинг есть, и мы будем прислушиваться».

Губернатор Калининградской области Николай Цуканов.

Некоторые губернаторы, показывавшие неудовлетворительные результаты, лишились в итоге своих должностей. Впрочем, если в первый год публикации рейтингов попадание было довольно точным, то затем корреляция между позицией в рейтинге и шансом уйти в отставку для глав регионов стала более размытой. Должностей лишались и губернаторы, которые в рейтинге ФоРГО имели вполне неплохие оценки. Пример тому — фигурант одного из самых громких политических скандалов прошлого года, экс-губернатор Республики Коми Вячеслав Гайзер. Чиновник, обвинённый в сентябре 2015 года в организации преступного сообщества (состоящего из изрядной части тамошнего правительства), находился у экспертов фонда на вполне хорошем счету и занимал лидирующие позиции в рейтинге.

Кстати, именно после задержания Гайзера механизм оценки губернаторской эффективности по версии ФоРГО пополнился новым критерием: «фактором аффилированности». Этот фактор должен оценивать характер отношений глав регионов с бизнесом и их «включенность в коммерческие процессы». Тогда Константин Костин оперативно заявил, что считает, что задержание Гайзера и его соратников лишним подтверждением курса Кремля на борьбу с коррупцией.

Для калининградского губернатора Николая Цуканова в итоговом рейтинге эффективности ФоРГО мало что изменилось по сравнению с прошлыми результатами. Он продолжает находиться в самой нижней группе, меняется лишь её название. Если раньше, когда обитание в ней казалось ярким свидетельством скорого выхода в отставку, её различные политологи называли «группой смертников». Теперь название куда мягче: «аутсайдеры».

Цуканов находится в итоговом рейтинге то ли на 5-й, то ли на 4-й позиции «с хвоста», смотря как считать. На этом же месте, с аналогичной интегральной оценкой эффективности, 45 баллов из 100, расположились ещё трое глав регионов: Карелии (Александр Худилайнен), Северной Осетии (Тамерлан Агузаров) и Иркутской области (Сергей Левченко). Ниже — лишь губернаторы Астраханской, Тверской и Ярославской областей, а также Пермского края. По итогам 2014 года Цуканов получил на 4 балла больше.

Именно «фактор аффилированности», по словам главы местного филиала ФоРГО и экс-вице-премьера регионального правительства Елены Воловой, стал одной из основных причин низкой оценки Николая Цуканова. Также на неё повлияла микровойна с Общероссийским народным фронтом. Видимая её фаза, правда, пришлась на конец 2014 года, но обиды калининградский губернатор, что бы он ни говорил, не забывает никогда. ОНФ ему отвечает «взаимностью», стоит вспомнить хотя бы гневное выступление на последнем региональном «Форуме действий» ОНФ депутата облдумы и главы местного отделения «Опоры России» Сергея Фирсикова.

Буквально чудом вырванная Николаем Цукановым у конкурентов (сарказм) победа на губернаторских выборах в сентябре 2015 года экспертов фонда не очаровала и на оценку по итогам года никак не повлияла. Что вполне ожидаемо: единственным соперником Цуканова на выборах был он сам. А наибольшую выгоду от избирательной гонки, щедро приправленной административным ресурсом, извлекли члены штаба властного кандидата, возглавляемого политтехнологом Алексеем Высоцким.

Любопытно, что Высоцкий, судя по публикации в газете «Известия», до сих пор сохраняет статус эксперта Фонда развития гражданского общества. Вопрос о том, какого дьявола фонд с этим экспертом вместе ставит калининградскому губернатору раз от раза всё более низкие оценки, поднимается в коридорах регионального правительства уже давно. И вряд ли перестанет подниматься в очередном полном выборов году.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru».

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.