Вечерний @Калининград: импортозамещение смыслов и янтарные нити


Важные события понедельника: одни чиновники пытаются развеивать мифы об импортозамещении, пока другие чиновники вместе с реальностью доказывают правоту этих мифов; ход расследования уголовных дел о хищении десятков тонн янтаря, принадлежащего фирмам Виктора Богдана, заставляют звучать по-новому прежние заявления весьма высокопоставленных лиц.

_NVV0395.JPG

Импортозамещение смыслов

Замещение импорта нынче в России находится где-то на грани замещения здравого смысла. Несмотря на отдельные здравые умозаключения, звучащие в публичном пространстве, общий ура-импортозаместительный тренд остаётся несгибаемым.

В понедельник два не последних человека в стране попытались приоткрыть глаза общественности на то, что на самом деле происходит в рамках этого остромодного процесса под названием «импортозамещение». Если один из них, Антон Данилов-Данильян, деятель более общественный (он является сопредседателем «Деловой России» и возглавляет экспертный совет Фонда развития промышленности), то второй — вполне себе чиновник, замминистра промышленности и торговли РФ Глеб Никитин. Несмотря на различный бэкграунд, авторы статьи, опубликованной в газете «Коммерсант», сходятся в довольно печальных взглядах на процесс импортозамещения.

Статья разбита на 10 тезисных «кусков», названных мифами. И первый же звучит довольно внезапно для людей, проникнувшихся модной ультрапатриотической импортозаместительной идеологией. По словам авторов, лишь треть российского импорта можно заместить «сколько-нибудь экономически эффективно», ещё треть может быть замещена при наличии отсутствующих пока факторов: кадровых, инфраструктурных, финансовых и, наконец, рыночных. «Еще треть российского импорта заместить невозможно в принципе», — констатируют авторы.

Прочие мифы развеиваются не столь острыми тезисами. Так, утверждают Данилов-Данильян и Никитин, вовсе не всегда импортозамещение происходит в условиях протекционизма, совсем не гарантированно при замене импорта собственным производством нужно избавляться от всех и каждого иностранца и зарубежной инвестиции. Да и далеко не только бюджетные средства могут заставить маховик импортозамещения вращаться размеренно и приносить желаемый эффект.

Впрочем, умиротворяющая риторика авторов статьи несколько меркнет, если накладывать её на события последних месяцев. Так, в начале февраля другой замминистра — экономического развития РФ Евгений Елин, заявил о том, что импортозамещение в сфере госзакупок привело к росту их стоимости на 40 процентов. То есть если в потребительском сегменте переход на отечественную продукцию ложится бременем на плечи простых граждан, то в государственной плоскости очевидно: заместители импорта пытаются оплатить свои инвестиции именно за счёт государства.

В своей статье Данилов-Данильян и Никитин сообщают читателю: тождественность между импортозамещением и поддержкой технологий вчерашнего дня — это миф. К сожалению, в конце декабря прошлого года глава Счётной палаты РФ Татьяна Голикова заявила именно об этом.

По её словам, сейчас импортозамещение в России отстает почти во всех сферах из-за применения устаревших технологий и плохого состояния производственных фондов, которые медленно обновляются. А мероприятия по импортозамещению, предусмотренные антикризисным планом правительства, «пока не дали ощутимых результатов». А прошлой осенью председатель Общества онкологов-химиотерапевтов России Сергей Тюляндин попросту назвал импортозамещение в сфере медпрепаратов, применяемых при лечении онкологических заболеваний, «развитием полиграфии, печатающей этикетки».

Да и мысль о том, что импортозамещение обязательно должно быть полным, окончательным и бесповоротным, которую транслируют авторы сегодняшней статьи в «Коммерсанте», немного меркнет на фоне заявлений более высокопоставленного лица. Не далее чем в начале декабря прошлого года президент РФ Владимир Путин призвал к 2020 году «полностью обеспечить российский рынок продуктами отечественного производства и выйти на мировой рынок по экспорту». В своё послании Федеральному Собранию Путин заявил, что продукция, приходящая на экспорт, должна быть международного уровня, и сообщил: «Будем поддерживать именно конкурентные производства». К сожалению, нижестоящие обитатели чиновничьей пирамиды воспринимают подобные идеи чересчур буквально, и, абстрактно говоря, бросаются выращивать бананы за Полярным кругом. Хотя после зимней Олимпиады в субтропиках это никого, наверное, не удивляет.

В конце концов, даже среда, в которой доля импорта не так уж и сильна (не в последнюю очередь потому что посчитать её довольно сложно) — IT-индустрия немного постанывает от широкого размаха чиновничьего протекционизма. Речь, конечно, о славной идее ввести для производящих программное обеспечение и оказывающих ещё рад высокотехнологичных услуг компаний обязанность платить НДС, чего они пока не делают. Идея уравнять в правах с российскими компаниями явно вражеские Google и Apple, по оценке самих представителей индустрии, приведёт к резкому росту цен на их продукты и услуги.

Да и на местном уровне победа импортозамещения не выглядит такой уж безоблачной. В конце прошлого года вице-премьер регионального правительства Антон Алиханов сообщал о бюрократических барьерах, в которые упирается реализация различных вполне себе импортозамещающих проектов, в частности — господдержка «Балткрана» со стороны государственного «Росэксимбанка». Да и сам термин «импортозамещение» Алиханов называл «навязшим в зубах», что вовсе не мешает его коллегам по кабинету министров трезвонить на всех углах о безоговорочной и окончательной победе над импортом. Звучит этот перезвон гусевских бубенцов на фоне радикального сокращения промпроизводства в регионе и снижения до нуля числа вводимых производственных площадей как-то фальшиво.

Развеивание мифов об импортозамещении — дело, наверное, неплохое и важное. Но лишь в случаях, когда эти мифы на самом деле являются таковыми. В противном случае эффект от успокаивающих реляций чиновников и окологосударственных общественников сродни тому, какой приключается, когда власть утверждает, что сахар не подорожает. На следующий же день его попросту сметут с полок; просто так никто ничего опровергать не будет, знает умный российский человек.

_NEV7602.jpg

Янтарные нити

Довольно любопытно наблюдать, как усилиями следователей Следственного комитета РФ по Калининградской области обрастает новыми интригующими подробностями дело о хищении так называемого «янтаря Богдана». В понедельник стало известно о первом обвиняемом «в погонах», 24-летнем лейтенанте, ранее служившем в управлении по борьбе с экономическими преступлениями и, что немаловажно, коррупцией. А также о том, куда ведут более толстые нити этого клубка.

В громком деле о похищении почти 5 тонн янтаря крупных фракций, изъятого у структуры предпринимателя Виктора Богдана сотрудниками УМВД Калининградской области в декабре 2013 года, появились новые обвиняемые. Один из них, по версии следствия, является заказчиком преступления и находится в розыске. Второй — лейтенант ДПС и бывший опер УБЭП, который, как полагают следователи, не удержался и украл 36 крупных кусков янтаря.

По данным Следственного комитета, 24-летний молодой человек непосредственно участвовал в конфискации принадлежащего фирме предпринимателя Виктора Богдана 227 мешков янтаря крупных фракций. Из которых, как стало известно впоследствии, пропало (а точнее, было заменено на отходы янтарного производства) содержимое 223 мешков, общим весом под 5 тонн.

Лейтенант, как считают в СК, взял совсем немного — всего полцентнера крупного янтаря, и сделал он это в момент, когда конфискат ещё находился в распоряжении УМВД, а не на складах «Янтарного ювелирпрома», на территории Калининградского янтарного комбината. Откуда, как полагает следствие, и был похищен основной объем янтаря. Сейчас молодой человек находится под домашним арестом, его ожидает суд, итогом которого может стать до 10 лет тюремного срока и 1 млн рублей штрафа.

Такое же наказание грозит неназванному москвичу, персоне куда более интересной. Ему обвинение было предъявлено заочно ещё в январе нынешнего года, и сейчас он объявлен в розыск. Директор пресловутого «Янтарного ювелирпрома», также задержанный и обвинённый в причастности к хищению, назвал следователям этого «москвича» в качестве организатора преступления.

В СК довольно явно намекают на то, что задержание лейтенанта (которого, как сообщили в УМВД, уже, конечно, с треском выгнали со службы) — не последний эпизод расследования «янтарных» уголовных дел с участием представителей правоохранительных органов. Всего речь идёт о почти 70 тоннах янтаря, конфискованного у ряда фирм, в том числе и не принадлежавших непосредственно Виктору Богдану. И пострадавшие собственники называют абсолютно космические цифры ущерба — миллиарды рублей. Конечно, сумма ущерба — предмет пристального изучения и экспертизы. Но очевидно, что янтарь, изъятый полицией, хранившийся в распоряжении полиции и затем перемещённый полицией на склад некоей фирмы, пропал при участии не одного лишь 24-летнего лейтенанта.

Вторая составляющая этой истории ещё более интересна, потому как имеет явный политический привкус. Уголовное дело в отношении Богдана по подозрению в покушении на незаконное возмещение 350 млн рублей НДС в 2013 году было возбуждено также усилиями полиции. Адвокаты Богдана не раз утверждали, что именно похищение янтаря было основной целью уголовного преследования. Что в целом не лишено смысла. Ведь к инкриминируемому Богдану покушению на якобы незаконное возмещение уплаченных налогов янтарь как таковой отношения не имеет; это признают даже в Следственном комитете.

Однако в это преследование с небывалым энтузиазмом включались весьма высокопоставленные лица. Так, в октябре 2013 года министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев заявлял о том, что «дело Богдана» находится на его личном контроле. Спустя два с половиной года это заявление звучит по-новому свежо, учитывая «москвича»-организатора хищения, объявленного в розыск.

Да и губернатор Николай Цуканов не раз выражал горячую поддержку уголовного преследования Богдана, настаивая на его скорейшей экстрадиции с территории Польши, где предприниматель находится и по сей день. «Я неоднократно обращался в прокуратуру и органы МВД с просьбой принять исключительные действия по экстрадиции этого человека в Калининградскую область и привлечения его к уголовной ответственности. Буду продолжать это делать ежедневно», — говорил почти год назад, в январе 2015 года Цуканов. Да и конфискованный полицией в 2013 году янтарь губернатор с большим удовлетворением осматривал лично.

Методичность, с которой следователи СК распутывают дело о хищении десятков тонн янтаря у фирм человека, не признанного российским судом виновным, позволяет надеяться, что на свет будут извлечены если не все ниточки, то хотя бы наиболее толстые. Для любителей поспешных заявлений в высоких кабинетах это может иметь весьма неприятный результат.

Текст — Алексей МИЛОВАНОВ, фото из архива редакции.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.