Губернатор Николай Цуканов: «Кто-то должен уйти»

Губернатор Николай Цуканов.
Все новости по теме: Эпоха Николая Цуканова

В пятницу губернатор Калининградской области Николай Цуканов дал большое интервью трем региональным интернет-порталам — «Новому Калининграду.Ru», «Клопс» и kgd.ru. Губернатор пообещал ответить на все вопросы, однако в двух случаях просил выключить диктофоны, чтобы озвучить свою позицию офф-рекорд. В первой части интервью, которую «Новый Калининград.Ru» публикует в пятницу, Николай Цуканов ответил на вопросы о проблемах здравоохранения, ЧП в Гусеве и муниципальной реформе.

О сбоях в системе здравоохранения

— Николай Николаевич, вы приболели? Какой у вас грипп? (Анастасия Кондратьева, «Клопс»)

— У меня просто ребенок заболел, у него легкая форма. Потом жена. Я для профилактики просто пью таблетки.

— Врачей государственных вызывали? (Любовь Чистякова, kgd.ru)

— Я консультации все по телефону получаю. Сейчас после рабочего дня поеду на всякий случай, конечно, посмотрю. Нет, я пользуюсь только нашими врачами, региональными, и получаю ту медицину, которая у нас есть. Она не идеальна пока, к сожалению. Но не нужно забывать, во-первых, что у нас особого выбора нет. Во-вторых, у нас складывалась такая ситуация десятилетиями с лечебными учреждениями в части приобретения оборудования, подготовки специалистов. Проблема, мы же знаем, почему такая. Зарплата 15–20 лет назад была 3–4 тысячи рублей. Маловероятно, что кто-то хотел отдавать своих детей в медицинские вузы. Поэтому был провал достаточно большой, длиной, наверное, лет 15. Поэтому одни врачи старели и уходили, новые не появлялись.

Модернизация здравоохранения вдохнула новую жизнь в систему здравоохранения. Но мы понимаем прекрасно, что подготовка врача занимает в среднем от 7 до 15 лет. Мы пытаемся пригласить из других регионов врачей, но и каждый регион борется с такой же проблемой. По всей стране проблема одна — нехватка специалистов. Поэтому что есть у нас, то есть. Мы стараемся обучать, повышать квалификацию врачей. Приобретая самое современное оборудование, мы обучаем врачей работать на этом оборудовании.

Но хочу вам сказать, что мы просто привыкли говорить о плохом. Как и в любой отрасли, в здравоохранении тоже есть трудности. Но забываем иногда писать о хорошем. Тысячи спасенных жизней в кардиологическом центре, Перинатальном центре, где семьи смогли дождаться такого счастья, как появление детей. Что мы научились выхаживать детей, которые появились при преждевременных родах. Да масса других вопросов, благодаря работе и областной больницы, и детской больницы, где почти каждый день спасают сотни жизней. Но про это забыли, не говорим, считаем, что это обыденность. Но конечно, когда есть случаи вопиющие, о них нужно говорить, чтобы посмотреть, где идет сбой, слабые места, где можно еще что-то исправить. Хотя, конечно, цена очень большой бывает порой за такие случаи. Но самое главное — сделать выводы.

— По поводу сбоев, а именно ситуации в Гвардейске. Я занимаюсь темой здравоохранения больше 10 лет. И все это происходит на глазах. Понимаете, ситуация в здравоохранении стала улучшаться после того, как увеличили финансирование. Денег вложили массу — миллиарды. Но при этом кадровая нестабильность в самом министерстве — когда сначала один министр, потом другой, третий… Я говорю с главврачом, а он отвечает: что толку — мы только с одним министром договариваемся, приходит другой, опять ему о наших проблемах рассказывать. Это приводит к сбою системы… (Оксана Майтакова, «Новый Калининград.Ru»)

Неделю назад в Гвардейске умерла 3-летняя девочка, у которой были диагностированы хроническая сердечная патология, пневмония и свиной грипп. По данным минздрава, родители сами отказались от госпитализации девочки в областную больницу и забирали ее на ночь домой из Гвардейской ЦРБ. Сами родители утверждают, что им не предлагали госпитализацию на уровень области, а в больницу Гвардейска не положили, поскольку в ней не было мест.

— Я думаю, что это полная ерунда. Понимаете, есть автобусный парк. Меняется мастер, механик этого парка, директор. А что, водитель стал хуже или лучше управлять автобусом? На что он способен, какой он профессионал, так и управляет. Это раз. Во-вторых, извините, главврачей никто не менял. Они сидят там… Некоторые успели состариться. И вообще-то система здравоохранения стоит на ногах плотно за счет главврачей. Или хромает там, где слабая система управления в лечебных учреждениях. И министерство здравоохранения здесь не при чем. Министерство определяет формы, стандарты, регламенты. Но сама организация лечения находится в лечебном учреждении.

Были ли у нас финансовые проблемы в лечебных учреждениях? Если и были, то незначительные. За эти годы мы поменяли практически все оборудование. Дали возможность учиться врачам, получать дополнительное образование, приглашаем специалистов сюда. Поэтому это просто отговорки…

— Это системный сбой, Николай Николаевич, как мы полагаем (связанный с постоянной сменой министров)… Сейчас новый министр с нуля все это разруливает, отстраивает заново. («Новый Калининград.Ru»)

— Нельзя сказать, что с нуля… Первое… Соглашусь… Послушайте, был бы министр — никто бы не менял… Меня почему-то упрекают, что я меняю этих министров. Я же вижу, и вы это видите, как работает система. Пришел человек — может он управлять или не может. Даешь время какое-то… Но вот как раз в системе здравоохранения времени не так много. Мы же понимаем, что упущенное время — человеческая трагедия. Где-то смерть, где-то заболевание неизлечимое и прочие, прочие вещи. Да, я смотрел вместе с вами, с главврачами, советовался и понимал, что если человек не справляется, нужно его менять.

Но давайте посмотрим… Вы помните, как вы поднимали вопрос с лекарствами, да? Ведь это система, которая появилась до нас, когда убили все предприятия государственные, отдали на аутсорсинг частным компаниям. В итоге получили самые дорогие лекарства в регионе… В стране! И долги лечебных учреждений за эти лекарства. Потом мы просто не имели этих льготных лекарств, потому что не было денег. Миллиарды рублей тратились на содержание частных компаний, на секундочку…

Мы смогли в итоге отладить систему? Смогли с теми министрами, которые были. Это сложно, тяжело. Но мы смогли. Плюс еще смогли выиграть суды и не заплатить эти деньги. А это почти миллиард рублей!

— То есть гибель девочки в Гвардейске — это сбой на уровне одного лечебного учреждения, где не проконтролировали ситуацию? («Новый Калининград.Ru»)

— Я думаю, в чистом виде это просто разгильдяйство главврача. Я соглашусь — в любом деле (и в регламентах это четко прописано) контроль — это основа стабильной работы. В любых механизмах, в любых регламентах — контроль должен быть. Когда четко прописан регламент, когда эти случаи уже повторялись, и собирали главврачей, объясняли, как они действовать должны. По этой девочке — они должны были моментально ее отправить в областную больницу…

— Но они и собирались, просто, по всей видимости, не отследили… («Новый Калининград.Ru»)

— Что значит собирались? Мы боремся за каждого ребенка. Жестко наказываем врачей за ту смерть, которая была по вине неправильного лечения. Но, к сожалению, что произошло в Гвардейске? Все это всё знали… Как можно было отпустить ребенка ночевать, когда с сердцем проблемы были на фоне гриппа, который дает осложнение… Отпускать на ночь домой. Зачем?! В больнице можно было маме разрешить, чтобы она находилась. Если мама не согласна с этим вопросом, тогда нужно было направить в областную больницу, там другие условия… Всё равно есть порядок. Здоровье ребенка превыше всего, и в регламентах это четко прописано. К сожалению, главврачом были нарушены все мыслимые и немыслимые регламенты. И более того — потом пытались как-то все это скрыть и говорить неправду.

Министр здравоохранения приняла решение, уже уволили главврача. Именно за это. А дальше правоохранительные органы будут разбираться по каждому конкретному случаю. Конечно же, это трагедия в семье. Потерять трехлетнего ребенка, это же… В таких случаях, когда речь идет о детях, я, не дай бог, конечно, но проецирую это на себя. Это ничем не объяснить — ни желанием, ни умением, ни навыками. Это трагедия для семьи — один вопрос. И другой вопрос — разобраться, чтобы в дальнейшем не допустить подобного. Мы об этом говорим вместе с вами с утра до вечера. Будем говорить тысячу раз, две тысячи, сто тысяч, требовать, наказывать, разговаривать с главврачами.

— Еще раз подчеркну — ведь из-за некоторых разгильдяев тень падает на всех врачей. Это несправедливо. Я не согласен с тем, что вся система здравоохранения не работает. Есть некоторые люди… Кто-то не может, кто-то расслабился, а кто-то просто должен уйти. Но есть шанс, что большинство все же поймут, что люди на них надеются.

Ведь в больницу приходят не потому, что хотят порадоваться за свою жизнь или поделиться успехами, а потому, что им плохо, нужна помощь, и она должна оказываться своевременно.

— От себя хочу сказать, что Людмила Сиглаева — наверное, первый министр здравоохранения, которая представителей общественности выслушала. И уже на основе того, что ей рассказали, дала указания изменить маршрутизацию при госпитализации детей в больницу. («Новый Калининград.Ru»)

— Я всегда говорил, что министр — это политик. Многие этого не понимают. Министры не только формируют направления деятельности министерства, но и они политики с точки зрения общения с людьми. Ведь любое неправильно принятое решение отражается потом не только на здоровье человека, но и на эмоциональном фоне региона в целом. От этого во многом зависит умение общаться. Вы знаете, и я знаю прекрасно, кто у вас любимые министры, кто нелюбимые. Разговаривают или нет.

_NEV2879.jpg

О дефиците лекарств

— В вашем родном Гусеве провели совещание недавно и выяснили, что есть дефицит противовирусных средств. Чиновники обзвонили порядка ста фармацевтических компаний по всей России. Убедились в том, что даже на складах крупных поставщиков крупных компаний нет этих лекарств. Незадолго до начала эпидемии я сама разговаривала с Бабурой (главным санитарным врачом области), она сказала, что в область завезено все, что нужно, никакого дефицита нет. Но в результате мы остались даже без этих пресловутых масок. Как вы можете это прокомментировать? («Клопс»)

— Никак. Есть службы, которые должны это контролировать, федеральный Росздравнадзор, наше министерство здравоохранения безусловно должно отсматривать. Но, наверное, есть определенный набор лекарств, которые должны быть в регионе. И этот набор, наверное, был. Но мы-то привыкли к другому — имеем возможность проконсультироваться с частным врачом, есть друг-товарищ, и он советует то или иное лекарство. Я для эксперимента обзвонил своих министров и спросил, что они для профилактики пьют. Одни называют одни, другие называют другие лекарства. Пришел сейчас Фельдман (Аркадий Фельдман, директор Кафедрального собора), говорит, что все ерунда, он другие пьет. Силанову звоню (вице-премьеру Алексею Силанову), а он вообще ничего не пьет. Сколько врачей — столько мнений, каждый думает, что он прав. Поэтому я считаю, что стандартный набор лекарств, которые должны были быть, он в регионе был. Но в то же самое время «Тамифлю» в регионе было недостаточно, это я точно знаю. Но сейчас уже будет.

С одной стороны, смотрите — была возможность привиться. Этой возможностью воспользовались не все. Ведь случаи по стране гибели — люди не привиты. А это первый шаг к сохранению здоровья своих детей и близких. Дальше — нужно, наверное, не ходить на массовые мероприятия, где все кашляют и чихают. Но есть и обычные меры. Я своего ребенка научил жидкостью (антисептической) руки протирать. С двух лет. Объяснил ему в качестве игры, и он делает это.

— Фармацевты рассказали о такой проблеме, что у нас в регионе одна из самых низких разрешенных надбавок при наценках на лекарства. И поставщикам якобы невыгодно сотрудничать с нашими аптеками. («Клопс»)

— Тут две вещи. Лекарства безумно дороги. Сейчас девальвация рубля, это еще сложнее стало покупать эти лекарства. И мы, конечно, должны отслеживать их стоимость.

С одной стороны, мы понимаем, что ограничивать безудержно бизнес с точки зрения приобретения лекарств — это приведет к тому, что будут экономить на лекарствах и будет более скудная линейка. С другой стороны, не делать этого — будут безудержно расти цены. Вот здесь мы ищем паритет. Есть как есть. Наценка такая.

Знаете, мы, наверное, будем еще возвращаться к теме… Хотя сейчас, наверное, это неактуально — курс доллара и евро вырос, но все-таки со временем все должно стабилизироваться. И мы хотим, чтобы все-таки Калининградская область могла приобретать лекарства, которые сертифицированы в России, на заводах Германии, Венгрии, Польши. Это рядом. Там лекарства будут гораздо дешевле для нас.

Тогда мы прошли этот путь, но опять откатились назад, потому что лоббисты такие, что очень сложно пробить это просто так. Мы уже поднимали эту тему, и даже вице-премьер Голодец нас поддержала в этом смысле. Но потом это откатилось назад. На комиссии, которую будет проводить Медведев (предварительно в феврале) мы вновь эту тему поднимем, потому что для нас этот вопрос очень важен. Мало того, что логистика добавляет стоимости — чтобы привезти эти лекарства из Москвы, потом временные рамки. Ну и мы видим, какая стоимость этих лекарств, как она увеличилась.

Об отказе в аккредитации журналистам

— Можно, я подниму больной для нас вопрос? По статусу здесь должен быть наш главный редактор Алексей Милованов. Но его не аккредитовали в этом году. Хотя был выбор у пресс-службы — мы дали пятерых человек, но его не выбрали. Более того, он не может ходить в правительство уже с прошлого года из-за проблем с пропуском. Такая же ситуация у журналиста «Руграда» и «Дворника» Вадима Хлебникова. Что происходит? Вы не хотите их видеть, с ними общаться? («Новый Калининград.Ru»)

— Коллеги, да бога ради… Кто запрещает вам ездить с нами на любые выезды? Мне все равно, кто ездит. И Милованов, когда хотел, ездил. Совещания выездные мы анонсируем. И насколько я понимаю, когда заказывают разовый пропуск, никаких ограничений нет.

— Есть ограничения. Теперь нужно специальное заявление писать. («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, есть порядок, связанный с антитеррористической угрозой…

— А кто принимал решение не аккредитовывать главного редактора? («Новый Калининград.Ru»)

— «Новый Калининград» нам предоставил пять фамилий, вопреки положению, где от интернет-порталов можно аккредитовать двух человек. (Лариса Полякова, начальник пресс-службы правительства области)

— Но вы выбрали-то не главного редактора! («Новый Калининград.Ru»)

— Оксана, может быть, в правительстве есть тайный поклонник, который выбрал тебя…

— И тайный непоклонник Милованова? («Новый Калининград.Ru»)

— Да перестаньте, что вы…

— Хотите, я сейчас могу вас связать с Миловановым по скайпу? («Новый Калининград.Ru»)

— Послушайте, вот отключите микрофоны, я вам сейчас скажу…

<…>

О ситуации в детской инфекционной больнице

— Закрывая тему гриппа. Все же по поводу степени готовности региона к нынешней эпидемии. Нам написали мамы из детского инфекционного отделения, где совсем маленькие дети лежат. Детей госпитализируют, мамам мест не хватает. Одна мама спала сегодня на полу вместе с ребенком… («Клопс»)

— Я знаю об этом…

— Очень плохо кормят, жалуются мамы. Какая-то похлебка на картофельной воде. («Клопс»)

— Насчет еды проверим сейчас. Но смотрите. Каждый день мне дают сводку, сколько пациентов мы госпитализировали. Я дал такую установку — всех детей сразу без разговоров класть в больницу. Места заполнены все. Мы сейчас расширяем за счет инфекционного отделения, койки там забираем. Уже в двух больницах заполняем отделения, дополнительные койки разворачиваем. Возможно, там действительно нехватка мест — вот вы говорите, что мамы где-то ночуют. Наверное, дали маме такое право переночевать, она согласилась… Но не потому, что там палаты стоят свободные, а, наверное, потому что все перегружено. Сейчас пик эпидемии. Мы это знаем прекрасно. Да, неудобства. Возможно, так. Но мы стараемся помочь каждому, и очень не хотелось бы, чтобы люди погибали от гриппа. То, что вы сказали по поводу еды, этого не должно быть. Разберемся.

Питание в больницах у нас достойное. Я дважды или трижды лежал в наших больницах. И тоже ел специально, что там дают. Конечно, это не ресторанная еда. Но вполне приемлемая. И каши там, картошка, котлету дают какую-то. Мне нормально.

_NEV2895.jpg

О взрывах в Гусеве

— Николай Николаевич, а вы в курсе, что произошло сегодня утром в Гусеве? («Клопс»)

По-честному хочу вам сказать, вот вы думаете… Конечно, Гусев — это моя родина. Безусловно, я внимательно слежу, что там происходит. А больше не я, а журналисты, потому что Гусев отождествляют со мной. Но послушайте, в систему управления Гусевом я не вмешиваюсь ровно столько, сколько я работаю губернатором. Гусев — такой же муниципалитет, как и другие. Другой вопрос, что и гусевцы сами понимают, что я внимательно слежу, помогаю Гусеву, и они ко мне относятся по-своему, как к земляку. Но это не означает, что я с утра до вечера только Гусевом занимаюсь. Но тем не менее, в 7 утра позвонили из Гусева и сказали, что там горит воинская часть. Поэтому я знал об этом раньше, чем вы. Кстати, когда дом здесь в Калининграде загорелся несколько дней назад, я позвонил не только мэру, но и всем остальным. Они еще не знали об этом, а я уже знал. Поэтому то, что происходит в области в любом муниципалитете, первыми узнают службы МЧС, либо полиция. Но вторым все-таки я. Хотя бывает наоборот.

В Гусеве на территории воинской части произошло небольшое ЧП, без жертв — самое главное. Командующий Балтфлотом мне рассказал тоже об этом. Глава муниципалитета мне тоже промежуточный доклад сделал, сейчас ведется работа по замене окон. Но бывает так… Думаю, что военные разберутся с этим вопросом.

— А что с историей с первым замом главы администрации Гусева Кириллом Козловым, который был задержан по подозрению во взятке? До выборов вспыхнула, сейчас как-то затихла. («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, понимаете, любое мое сейчас слово может быть давлением на следствие. Но вот если вы выключите диктофоны, я вам скажу…

<…>О замполпредах президента

— Как складываются у вас отношения с новым заместителем полномочного представителя президента в Калининградской области? («Новый Калининград.Ru»)

В феврале 2015 года заместителем полпреда был назначен чиновник из Минэкономразвития Владимир Соловьев.

— Вы знаете, у меня всегда были ровные отношения со всем заместителями. Просто заместители иногда некоторые пытались подменять органы исполнительной власти, не выполняя свои функции. Это представитель президента. Полпред является безусловно помощником губернаторов. Тем более наш полпред — замечательный человек Владимир Иванович Булавин — внимательно смотрит за развитием ситуации в Калининграде, помогает нам. И я ему благодарен, что наконец-то пришел к нам замполпреда, который занимается своей работой — координацией действий федеральных структур. И здесь партнеры действительно. Это впервые — не вмешиваясь…

— А до этого замполпреды вмешивались? («Новый Калининград.Ru»)

— Ну, это было смешно. Да, смешно! Допустим, когда мы считаем, что порт в Пионерском нам нужен, я приезжаю на совещание в Министерство транспорта РФ, а мне говорят: вот, Калининградская область считает, что порт не нужен. Я говорю: минуточку, а кто это решил? Я считаю, что он нам нужен. Мне показывают письмо, подписанное известным персонажем. Я говорю: а с каких пор эта должность определяет, что нужно стратегии развития региона?..

— И вот таких глупостей были десятки. Когда в федеральных министерствах мне говорят — это вот так. Я спрашивал: а кто формирует это мнение? И тогда мне пришлось обратиться в нужную структуру и объяснить полпреду, что орган исполнительной власти субъекта — это правительство Калининградской области и губернатор. А все остальное — это дополнительная информация. Если кто-то хочет сформировать мнение, его можно на площадке регионального правительства обсудить, и, возможно, оно будет правильное. Но не вопреки здравому смыслу ломать стратегию, которая была принята правительством. То есть ломается система управления государственная. Что, собственно говоря, тогда и происходило.

Сейчас, слава богу, мы партнеры и видим, насколько качественно работает полпредство по всем ключевым вопросам. Вот вчера мы провели совещание по доходам в бюджет по уплате налогов субъектами бизнеса, причем на площадке полпредства. Поэтому мы договорились в понедельник по переходу в Чернышевском провести совещание там на месте. Сейчас идет нормальная работа как с федеральным инспектором, так и с замполпреда. И я благодарил не раз Владимира Ивановича Булавина за понимание и за того человека, которого сюда к нам назначили.

О главах муниципалитетов

— Вопрос по поводу системы управления муниципалитетами. Мы наблюдаем, что в муниципалитеты направляют работать главами людей из правительства. Допустим, Мухин (экс-глава агентства по имуществу) в Полесске. Торба (экс-вице-премьер) — в Гвардейске, это первый опыт такой был… («Новый Калининград.Ru»)

— И это не последние. Вы увидите еще в ближайшее время…

— Это правда, что министр (муниципального развития) Сергей Кошевой будет работать в Зеленоградске? («Новый Калининград.Ru»)

— Не только… Ну подождите пару дней, что же вы торопитесь, потом новостей не останется!

— С чем это связано? На местах у нас такой серьезный дефицит кадров? («Новый Калининград.Ru»)

— А вы это не знаете разве, что у нас на местах дефицит кадров?

— Но может, это для того, чтобы вы могли лучше контролировать ситуацию в муниципалитетах. («Новый Калининград.Ru»)

— Да бога ради! Я в муниципалитеты вообще не хочу заходить! Послушайте, мне почему легко — не нужно забывать, я пять лет честно отработал главой муниципалитета. Причем результат был. Но никогда Боос не вмешивался в систему управления муниципалитета, и это хорошая школа для меня. И точно так же я не вмешиваюсь сегодня в систему управления муниципалитетами, в то, что там внутри. И они определяют стратегии развития, программы, бюджеты. Но когда мы даем субсидии и дотации на какие-то вещи, когда мы выполняем их полномочия или помогаем выполнять через наши региональные программы, мы хотим, чтобы качественно велось бюджетирование, качественно велись работы, сроки не нарушались. И самое главное — был эффект. То есть они должны правильно расставить приоритеты и последовательность реализации своих программ. Понимаете?

Сначала нужно увеличить доходы, а потом уже на эти доходы решать вопросы — обустраивать площади и так далее. Но если дом течёт, человеку плохо, а ты рядом разобьешь большой цветник… Будет красиво, возможно. Но человек будет тебя ненавидеть, потому что у него дома холодно и нет чистой воды. Поэтому нужно правильно расставлять приоритеты. И здесь мы видим, что не всегда достаточно специалистов в муниципалитетах. Когда я еще работал в муниципалитете, мне пришлось подбирать кадры со всей страны. Понимаете, я нашел гусевцев, которые когда-то уехали из области и сегодня успешны. У меня есть шесть человек — я кого-то с Украины, кого-то из Твери, Тамбова, Москвы собрал, и они вернулись. Такая же история сейчас.

Посмотрите. Ну вот Гвардейск. Вы помните все, что там было. Гвардейск тогда и сейчас. Правильное я решение принял? Правильное. А какое удовольствие сейчас получает Торба от своей работы! Когда работа приносит удовольствие — очевидно будет результат... Ошибался ли я в кадрах? Да, ошибался…

_NEV2969.jpg

— Вот в Пионерском сейчас меняют сити-менеджера. Мы так понимаем, что Виталий Беляев уходит из-за скандалов с землей? («Новый Калининград.Ru»)

— Да. Послушайте, ну это же невозможно и немыслимо — как только человек пришел, вместо того, чтобы приводить в порядок улицы, решать вопросы… Первое что стали делать — «пилить» землю. Ну это невозможно, коллеги! Ну вы же потом мне сами скажете… Я согласен, чтобы там что-то строили. Но нужно понять, что мы там будем строить, объяснить жителям… Если человек построит себе дом и себе лично заработает — кому это надо из горожан? Если это пойдет на пользу городу — это совсем другая история. И мне бы хотелось, чтобы прежде всего решались вопросы города, а не вопросы одного какого-то там бизнесмена… Хотя бизнес тоже… Все равно земля существует для того чтобы ее обрабатывать, выращивать сельхозпродукцию. Либо чтобы на ней строить — промышленные предприятия или дома. Но это должно быть в общем стратегическом плане муниципалитета. Не хаотичное, не какое-то там разовое воровство этих средств…

— Балтийск вы сейчас оставили до сентябрьских выборов в Госдуму? («Новый Калининград.Ru»)

— Да вы знаете, нет. На самом деле не поэтому. Просто… Могли ли мы поменять в Балтийске? Да. Легко! Закон позволяет нам сегодня поменять сити-менеджера на того, кого мы считаем нужным. Но просто Коточигова, как ни странно, демонстрирует неплохие результаты. Она успела за короткий период… Просто напомню, что она там никогда не жила, приехала из Янтарного. И не нужно забывать, что она была главным бухгалтером всем известного персонажа. Но, тем не менее, я привык оценивать человека не с точки зрения его истории, а с точки зрения сегодняшних возможностей. И объективно, даже если человек мне может в какой-то степени там не нравиться, это субъективное мнение. А есть объективное мнение — это результат его работы.

Поэтому мне не нужна личная там какая-то преданность, комплименты в мою сторону от наших партнеров. Ни в коем случае. Мне нужен результат. Я не хочу тратить свое время на выяснение отношений с чиновниками каких-то муниципалитетов, и уж тем более иметь проблемы с жителями. Потому что недоработка главы муниципалитета бумерангом летит ко мне. Посмотрите — 99% вопросов, которые мне всегда задают, не связаны с работой губернатора. Они связаны с работой муниципалитетов. Глав муниципалитетов. И это и есть та самая черта, которая всегда, наверное, приводит к каким-то конфликтам между муниципальной и региональной властью. Если глава качественно работает, решаются вопросы населения, тогда таких жалоб от населения гораздо меньше. Мы здесь партнеры, мы решаем стратегические вопросы муниципалитетов. Но общение с людьми каждый день — это вахта муниципалитетов.

Поэтому мы спокойно ведем муниципальную реформу, доведем ее до логического завершения, подбираем лучших кадров. Есть ли у нас кадровый резерв? Есть, мы готовим. И будем сейчас потихонечку ставить-ставить-ставить. Моя задача, чтобы через какое-то время мы подготовили качественный кадровый резерв и скамейка была большая. Получится или не получится… Это сложно, наверное. Но думаю, что потихонечку будет получаться.

Продолжение следует…

Во второй части интервью Николая Цуканова — о ситуации со строительством игорной зоны, Театре эстрады и онкоцентре, Чемпионате мира по футболу, а также о кадровой политике губернатора и сельском хозяйстве.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.