Разговоры о халве, война за памятник и опасения цензуры


Важные события вторника: Россия всё ближе к ВТО, а людям всё менее понятно, чем им это будет полезно, губернатор, отдавший половину памятников истории церкви, намерен выгнать арендаторов из оставшихся, а в интернете вовсю бастуют против грядущей цензуры.

usd.jpgРазговоры о халве
Во вторник Госдума ратифицировала протокол о присоединении России к ВТО. То, что это произойдет в любом случае, было ясно с 16 декабря 2011 года. Как и то, что обращение оппозиционных сил Госдумы в Конституционный суд ни к чему не приведет. И что мнение экспертов самой разной степени именитости будет их личным горем — тоже. Как и подсчеты с прогнозами самых разных властных структур.

У тех, кто сегодня держится за кормило госвласти, все еще достаточно сил, чтобы протолкнуть любое свое решение: хоть о митингах, хоть об иностранных агентах, хоть о вступлении в ВТО. «Единая Россия» все-таки сохраняет большинство практически на всех уровнях власти. И поэтому неудивительно, что ратификацию удалось протолкнуть только на голосах фракции партии власти.

Больше настораживает то, что до сих пор почти нет положительных примеров того, что мы получим от этого вступления. Ну если не считать послания из «идеального мира». Отрицательных-то пруд пруди, выбирай на вкус.

А вот в отношении плюсов на разные голоса говорится только о двух выгодах, причем абстрактного порядка: население выиграет от вступления в ВТО только потому, что из-за конкуренции цены на многие товары снизятся и выбор станет шире. И вообще, пора, мол, начинать жить «по-взрослому».

Но ведь хоть сто раз скажи «халва», во рту слаще не станет. Какая нам, так называемому «простому народу», будет польза от ВТО-шного товарного изобилия, если мы на него заработать не сможем? А ведь, похоже, так и будет, так как на пальцах одной руки можно пересчитать те региональные предприятия, которые чувствуют себя более-менее уверенно в свете всемирной торговли. 

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

rosgarten.jpgВойна за памятник
Губернатор Николай Цуканов на заседании правительства области во вторник вновь поднял тему стратегии янтарной отрасли, которая до сих пор не прошла одобрение регионального кабинета министров. «Мы говорим о янтаре полтора года, а конкретных шагов нет», — заявил глава региона. Попутно он в очередной раз затронув тему утраченного бренда Калининградской области как янтарного края и предложил теперь во всех документах и туристических проспектах писать не «балтийский янтарь», а «калининградский янтарь».

После этого заявления губернатора можно, наверное, воскликнуть: «Ура! Наконец-то наши власти перешли от постоянных бесконечных обещаний к реальным делам». Но пока, увы, радоваться рано, ибо заявление губернатор о том, что вокруг только разговоры — пока очередные разговоры.

Тем не менее, конкретные шаги, которые вроде как должны привести к возвращению региону янтарного бренда правительство продолжает предпринимать. В частности, губернатор Николай Цуканов в этом контексте заявил о том, что правительство должно выселить из памятника истории «Росгартенские ворота» ресторан «Солнечный камень» до конца 2012 года.

Про эту истории писано уже много раз, в том числе и нашим изданием. Предприниматель Николай Канцев больше 10 лет назад получил памятник истории в долгосрочную аренду (тогда здание находилось в федеральной собственности). В 2010 году, после того, как памятник передали из федеральной в областную собственность, с подозрительной скоростью воспользовался своим правом на «малую приватизацию», которая полагается добросовестным арендаторам. Новое правительство сделку оспорило, начало судиться. В итоге Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановил признать недействительным договор купли-продажи, посчитав оценку памятника истории недостоверной.

С оценкой много неясного — сначала здание оценили в 10,3 млн рублей (по этой стоимости предприниматель его и выкупал). Оценщики из Санкт-Петербурга, которых предложило правительство области, заявили, что «с учетом всех обременений данного объекта по состоянию на 8 сентября 2010 года без учета НДС стоимость составляет 700 тысяч рублей», а без обременений — 12,2 млн рублей. Так или иначе, приговор был вынесен, и сейчас Канцев его обжалует. В конце июня он заявил газете «Невское время», что его «штурмуют все: прокуратура, агентство по имуществу и служба по государственной охране памятников старины». «У каждого свои претензии. Не успеваю отбиться от одного суда, появляются новые иски. Мне понятно, что дана команда отобрать бизнес, который с виду кажется таким престижным, прибыльным и легким», — заявил владелец ресторана.

Губернатор же, несмотря ни на что, призывает подчиненных «продолжать работу» по выселению ресторана ради благих, по его заявлению, целей, потому что здание «предназначалось под Музей янтаря».

При этом он отказался комментировать заявление экс-главы агентства по имуществу Анны Боград, которое было опубликовано на интернет-портале "Rugrad.Eu". Боград в марте сообщила, что в распоряжении премьер-министра Владимира Путина от 30 июля 2009 г. № 1048-р, которым области передавались Росгартенские ворота, не было ни слова про то, что здание передается под Музей янтаря. По нашей информации, такая просьба — передать здание под Музей — содержалась в письме экс-губернатора Георгия Бооса в правительство страны, однако в итоговое распоряжение это целевое назначение не вошло. Раз не вошло, то вроде как закон и не писан.

Однако Николай Цуканов заявил, что «не считает целесообразным комментировать высказывания каких-либо людей, которые пытаются сейчас рассказывать, кому кто-то хотел что-то передать, не хотел передать». «Я знаю одно: в этом здании будет размещаться Музей янтаря для расширения экспозиции, которое сегодня уже необходимо», — сказал губернатор.

Более того, в своих заявлениях он пошел дальше — сообщил, что правительство области намерено и дальше выселять арендаторов из памятников истории, чтобы затем размещать на освободившихся площадях музейные экспозиции, поскольку для них нет места. Конечно, вопрос с выселением из бастионов и казарм всевозможных автосервисов и оконных мастерских, — наверное, дело хорошее. Но, может быть, правительству стоит вспомнить про другие памятники? К примеру, про те, которые передавались областью Русской православной церкви. Возможно, стоит поговорить с РПЦ на предмет организации музеев в тех зданиях, которые они получили в собственность, и которые теперь разрушаются. Один такой пример «рачительного использования» памятника привел в своем Живом Журнале юзер swinokotleta — показал, во что превратилась за 2 года у нового хозяина кирха в Красногорье.

В Калининградской области более 300 памятников федерального и регионального значения, некоторые здания являются жилыми домами. К примеру, ради экспозиционных площадей можно выселить торговый комплекс «Эпицентр» из памятников регионального значения — зданий Дома техники и выставочного зала «Кунстхалле», можно отправить подальше многочисленные офисы из бывшей гостиницы «Парк-Отель» на Сергеева, 2. В конце концов, само правительство области тоже находится не в абы каком месте, а в здании бывшего финансового управления Восточной Пруссии.

Есть и другие варианты. Можно было не выставлять сомнительными способами в очередной раз на продажу имущественный комплекс кондитерской фабрики в центре города около Верхнего озера, передав его под музей. Это здание, кстати, уже выставлено на торги посредством публичного предложения, то есть со снижением цены. Много чего можно, было бы желание.

Действительно ли желание переделать ресторан «Солнечный камень» в музей заставляет губернатора применить весь свой административный ресурс в ситуации с Росгартенскими воротами? Этот вопрос остается открытым. Война за памятник продолжается.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

ruki_klaviatura (9).jpgОпасения цензуры
Похоже, опасения интернет-общественности насчет посягательств на свободу слова в сети начали воплощаться в жизнь. Во вторник русскоязычная «Википедия» объявила забастовку в связи с принятым Госдумой в пятницу в первом чтении законопроекте «Об информации». Народная энциклопедия уверена: поправки в законы, которые предлагают депутаты, могут привести к цензуре в интернете.

На главной странице сайта сегодня было размещено сообщение под заголовком «Представьте себе мир без свободных знаний». «Википедия» оставила доступными для просмотра только страницы, посвященные цензуре, свободе слова, законопроекту № 89417–6 и другой подобной информации, как бы намекая: вот что нам грозит. В частности, российская инициатива сравнивается с проектом «Золотой щит» в Китае. «Вики-сообщество» уверено, что если законопроект будет принят в существующем виде, то в России возникнет система фильтрации содержимого интернета аналогичная китайской.

Суть поправок, одобренных депутатами, сводится к созданию в России реестра сайтов и доменов, содержимое которых «причиняет вред здоровью и развитию детей». Согласно документу, в «черные списки» попадут веб-сайты с детским порно, инструкциями по суицидам и по наркотикам. Закрыть доступ провайдеры смогут даже без решения суда, достаточно будет указки «сверху». Вне закона также могут оказаться сайты, разжигающие войну или межнациональную рознь. «Оператор связи, оказывающий услуги по предоставлению доступа к сети интернет, обязан в течение суток с момента включения сетевого адреса сайта в реестр, ограничить к нему доступ. Тот факт, что на одном IP-адресе может находиться несколько тысяч сайтов, законом не учитывается», — говорится на странице, посвященной новому документу.

Забастовка «Википедии» получила резонанс, и уже к середине дня к энциклопедии присоединился «Живой Журнал» и «Твиттер», в топ которого пользователи вывели хэштег #ruwikiblackout. Конечно, если смотреть исключительно на суть документа, то что-нибудь криминальное в нем разглядеть трудно. Разве адекватные люди будут против запрета на детское порно, или, например, на сайты с инструкциями по приготовлению наркотиков? Но, как говорится, дьявол кроется в деталях. А эти детали, как раз, позволяют надзорным органам, проще говоря, власти, закрывать неудобные для них веб-страницы. Оспорить такое решение можно, но сложно. Гораздо вероятнее для сайта погрузиться в вечный оффлайн.

Во вторник в эфире радио «Эхо Москвы» полномочный представитель российского правительства России в Конституционном, Верховном и Высшем Арбитражном суде РФ, в прошлом известный адвокат Михаил Барщевский привел такую аналогию: когда в магазине несовершеннолетнему продают водку, продавца нужно наказать. Но когда для того, чтобы детям не продавали алкоголь, в страну прекращаются поставки водки, — это абсурд. То же самое, считает Барщевский, и с запретом тех или иных сайтов. Одно дело привлечь к ответственности владельца кафе, в котором, подключившись к WiFi, можно посетить вредные страницы, другое дело, запрещать заходить на сайты взрослым людям.

Законопроект в Госдуме во втором чтении должен рассматриваться 11 июля, и велика вероятность того, что после сегодняшних протестных событий он в первоначальном виде принят не будет. К тому же ранее министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров уже выступал за доработку этого документа. С другой стороны, у нас уже есть опыт закона о митингах, против которого общественность выступала громко и хором, однако он благополучно вступил в силу.

Проект закона об информации разрабатывался и вносился также спешно, как и документ, регламентирующий протестные мероприятия. К тому же в проекте довольно много белых пятен, которые позволяют трактовать документ двояко. А это значит, что за желанием защитить детей от сетевой помойки могут скрываться другие, скорее политические интересы.

Это уже не первая попытка воздействовать на интернет в России. Вспомним хотя бы работу силовых ведомств по борьбе с экстремизмом. То экс-министр внутренних дел Рашид Нургалиев говорит о необходимости «разработать меры по ограничению деятельности отдельных интернет-ресурсов», то создается система контроля за сетевыми СМИ, то Россия в ходе саммита ОБСЕ блокирует декларацию о свободе в интернете, закрепляющую свободу выражения мнений в киберпространстве. Не удивительно, что Международная правозащитная организация Freedom House включает Россию в группу государств, которые подвергаются риску столкнуться с ограничениями свободы слова в интернете. Мы подходим к красной черте, за которой маячит тотальное ограничение неугодной свободы слова, хоть Дмитрий Медведев, будучи еще президентом, и уверял, что «не идет и не будет идти речь о цензуре в интернете».

Стоит признать, что в свете беззакония и анархии в мировой паутине, подобные законопроекты когда-нибудь должны были появиться. Но не стоит путать наведение порядка с установлением собственных правил. Пока же озвучиваемые предложения по регулированию интернет-пространства больше напоминают попытки захватить и подчинить. А все потому, что чем больше людей имеют доступ к разносторонней информации, тем меньше стабильности в рядах электората. Поэтому власти приходится доставать запасные карты и нажимать на новые рычаги. Теперь весь вопрос в том, как отреагирует этот самый электорат на очередное затягивание гаек и сможет ли отстоять закрепленную в Конституции свободу мысли и слова для каждого гражданина этой страны.

Мария БОЧКО, корреспондент 

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.