Александр Ярошук: «Сейчас есть хороший шанс начать поднимать задницу»

В интервью «Новому Калининграду.Ru» мэр Калининграда рассказал, почему ему не нравится, как выглядит город, сколько строящихся объектов торжественно откроют к выборам 2016 года, как власти хотят вытеснить с улиц коммерческих перевозчиков, когда граждане увидят рост тарифов на услуги ЖКХ и почему в условиях кризиса повременить с установкой памятника князю Владимиру ну никак нельзя.

_NEV6796.jpg

«Настроение не улучшается»

— Скажите честно, вам самому нравится, как сейчас выглядит Калининград?

— Нет. Тут есть три момента. Первое — это тротуары. Они в очень плохом состоянии. Когда я пришёл в мэрию, почти 9 лет назад, то чётко определил повестку дня. На первом месте стояли самые важные проблемы — водоподача и водоотведение. Эти проблемы были актуальны практически для всего города и были на первом месте. Затем мы занимались крышами и фасадами домов, мостами и дорогами. Но для решения каждой проблемы необходима своя ресурсная база. И ресурсная база кое-где оказалась очень слабой.

С другой стороны, что-то удавалось получить даже в большем размере, чем планировалось, к примеру — партийный проект «Единой России» по дорогам. По нему средства выделялись по числу жителей тех или иных городов, а нам удалось получить вместо 300 млн рублей дважды по миллиарду. Фактически с помощью федеральной программы удалось решить проблему обеспечения жителей детскими садами — а очередь была 27 тысяч человек. В этом году мы заканчиваем последний садик, после этого проблема будет снята.

Сейчас пришло время тротуаров. Сегодня за них перед горожанами очень стыдно, но в моих решениях была логика, я несу за неё ответственность.

Если бы я начал «мазать», делать дороги кусками, тротуары частями, люди бы говорили не «спасибо», а «что за идиоты сидят в мэрии?». Я не хотел идти таким путём.

И чётко распланировал, что и когда должно делаться.

— И когда же начнётся этот великий ремонт тротуаров?

— Тротуары мы начинаем ремонтировать со следующего года. Как бы ни было тяжело, мы нашли на это деньги в бюджете, обращались к губернатору, он пообещал: обязательно будет помогать.

Второй момент — внешний вид фасадов, которые находятся в отвратительном состоянии. Я всегда привожу в пример Санкт-Петербург, где ходишь по городу и душа радуется. Там каждый дом это произведение искусства. К сожалению, у нас так сложилось исторически, что очень мало осталось немецкой, готической архитектуры. Было время, как говорится, не до жира, строили панельные девятиэтажки, пятиэтажки, которые уже, по большому счёту, свой срок эксплуатации исчерпали. Но, тем не менее, их надо приводить в нормальное состояние. На это денег нет. Однако, принят новый Жилищный Кодекс, люди будут вкладывать свои деньги через фонд, организованный правительством области.

Третья составляющая — в двухтысячные годы было построено много домов, внешний вид которых просто удручает. Настроение не улучшается, когда на них смотришь. Строители пытались всячески снизить себестоимость, делали уродские фасады, по-другому их не назвать. Но мы же все боремся с коррупцией, и у нас функцию согласования паспортов фасадов отняли. Отсюда такой результат.

Вот три фактора, которые не позволяют сказать, что мне нравится, как сегодня выглядит Калининград.

В первом интервью после избрания на второй срок глава Калининграда Александр Ярошук рассказал главному редактору «Нового Калининграда.Ru» о том, почему не ушёл в отпуск на время предвыборной кампании, почему не считает позором возвращение в мэрию Светланы Мухомор, а также пообещал дать новому главному архитектору новые полномочия и призвал увеличивать количество знаков, запрещающих парковку на улицах города.

— Три года и две недели назад, 1 ноября 2012 года вы вступили в должность на очередной срок. Спустя три года Калининград полон проблем, как нерешённых старых, так и образовавшихся новых. Часть вы перечислили, но далеко не все. Улицы забиты пробками и грязью, бюджет похож на решето, инвестпрограмма сведена к нулю, за вторую эстакаду так и не уплачено, жилищно-коммунальная инфраструктура как дышала на ладан, так и дышит, да ещё и полмиллиарда почти нужно отдать «Теплосетям» из бюджета. Вы вообще уверены, что идёте верной дорогой?

— Да. Сомнений в этом нет никаких. Объясню, почему. Из-за чего сложился долг города, о котором вы говорите? Вот, к примеру, достройка эстакадного моста. Сегодня мы остались с этой проблемой один на один. А как всё начиналось? Помните? Я напомню. Это был 2006 год, тогда все себя чувствовали царями. Когда сделали проект, он стоил 5 млрд 400 млн рублей. Наш тогдашний руководитель области договорился с федеральным правительством на 3 млрд рублей и сказал: что хотите, то из проекта и выкидывайте. Мы выкинули часть работ, важных, серьёзных, без выполнения которых объект не сдать. Мол, там разберёмся. Оттуда всё и началось.

Начали строить мост, Георгий Боос ушёл, прошло более трёх лет, каждый год изменялись дефляционные коэффиценты. Пришлось взять 3 млрд на его достройку, с коэффициентами получается как раз та сумма, которую мы из первоначального проекта «выкинули». Был выбор, оставить мост недостроенным, как его оставили в 1976 году, заморозить стройку? Консервация стоила 1,2 млрд рублей, чтобы осталось хотя бы то, что уже построено.

Я понимал, что кредит будет висеть на городе очень серьёзным бременем, но мост был нужен. Тогда было принято известное решение, взяли кредит, под предельные параметры, по которым могли его взять. Но мы получили мост. За который, кстати, до сих пор рассчитываемся.

— Пока не очень-то рассчитываемся; по решению суда город ещё должен уплатить подрядчику 650 млн рублей.

— Да, но это окончательное решение, мы получили исполнительный лист, начинаем в этом году, заканчиваем в следующем, даже знаем, где деньги брать. 9 Апреля достраиваем, этот новый проспект заработает на 100 процентов, мост заработает на 100 процентов, наконец-то по нему можно будет пустить общественный транспорт.

В четверг полностью открылось движение по новой кольцевой развязке на площади Василевского. «Протестировавшие» кольцо автомобилисты поделились своими впечатлениями с журналистами портала «Новый Калининград.Ru».

— А точно заработает? У нас каждый раз, когда в тех краях что-нибудь открывается для движения, вот так же говорят: сейчас всё заработает. А оно не работает, кругом пробки, все злые как черти.

— Заработает. Сейчас мы выплачиваем подрядчику более 650 млн рублей. В этом году мы отдаём около 400 млн рублей, в следующем году — оставшееся. И 345 млн рублей необходимо для доделки того минимума, который нужен, чтобы мост сдать. Затем нужно будет расплачиваться по кредиту; правительство частично списало этот долг, частично реструктуризовало, передвинув срок выплаты.

Так что следующий год у нас уйдёт на достройку и сдачу этого моста, с 2017 года или даже с конца 2016 года мы будем иметь полностью сданный объект.

_NEV6767.jpg

«Мне есть что доделать»

— В следующем году нам предстоят выборы депутатов Горсовета, областной думы и Госдумы, в 2017-м — очередные выборы мэра. Чего вы ждёте от выборов-2016 и с чем собираетесь на выборы-2017? Готова ли «Единая Россия» в Калининграде на фоне падения федеральных рейтингов достойно предстать на сразу трёх выборах следующего года?

— Во-первых, я очень благодарен партии, всё-таки я 9 лет был секретарём городского отделения. И партия помогла решить очень много проблем в Калининграде, взять хотя бы те же дороги. И от 3 до 6 млрд рублей каждый год — сумма дополнительных средств, получаемых на нужды города из федерального бюджета. И когда у меня что-то не получается, я включаю партийные механизмы.

Естественно, в 2016 году я пойду на выборы с «Единой Россией», буду делать всё, чтобы партия взяла максимальное число мест в городском Совете. И буду помогать ей, чтобы она провела максимальное число депутатов в облдуму по партийным спискам.

— Вы тактично обошли выборы в Госдуму, но все ведь помнят, чем кончились выборы федерального парламента в 2011 году. Тогда в Калининграде КПРФ выиграла у «Единой России» по числу голосов, всем по шапке прилетело. Эта история в следующем году не повторится? Теперь у местного отделения коммунистов целый депутат Госдумы есть.

— Думаю, не повторится.

— Затем наступает 2017 год, когда истекает ваш нынешний срок на посту мэра. Было много версий по поводу ваших дальнейших действий, даже вы говорили разное. Всё же: собираетесь ли вы выставлять свою кандидатуру на третий срок в 2017 году? Может быть, пора отдохнуть? Порох ещё есть?

— Порох есть. Если бы я хотел закончить работу мэром в 2017 году, я не принимал бы участия в выборах 2012 года. Потому что это серьёзное напряжение сил, пройти любую избирательную кампанию, а тем более — такого уровня. Мне есть что доделать, а самое главное — понятна повестка на следующие 5 лет. Мне не надо разбираться, тратить время на понимание ситуации в городе. Такое у меня видение сегодня по 2017 году.

— А это ваше видение по 2017 году сегодня, в ноябре 2015 года, имеет поддержку губернатора Николая Цуканова?

— Этот вопрос надо задавать губернатору, я не могу за него отвечать.

Но, тем не менее, Николай Николаевич декларировал, что он не хотел бы ничего менять. Мы уже сработались, время показало, что есть результаты.

На 1 рубль, вложенный в 2014 году, было привлечено 7 рублей из бюджетов разных уровней. Ни один мэр, который был до меня, таким похвастаться не может.

— Упомянутую уже вторую эстакаду, за которую мы до сих пор не расплатились, спешно пытались открыть к прошлым выборам в Госдуму, кстати, тогда так и не успели. И до сих пор она остаётся строительной площадкой. В нынешнем году к выборам губернатором Николая Цуканова что только торжественно ни открывали — и мост на Аллее Смелых, и детсады, и много чего ещё. И кое-что, как, например, кусок «Берлинки», доделывали ещё определённое время после так называемого открытия. В следующем году, повторю, нам предстоят сразу три избирательных кампании. Сколько ещё торжественных открытий «к 70-летию Великого Октября» нам предстоит? Может быть, пора всё же избавиться от этой позорной практики советских времён и сдавать объекты по мере готовности, а не к очередным выборам?

— По большому счёту, в 2016 году, открою секрет, никаких серьёзных объектов в Калининграде мы сдавать не будем. Планово идёт реконструкция набережной Трибуца, планово идёт достройка детских садов, сейчас решается вопрос по финансированию строительства школ. Которые тоже в 2016 году сданы не будут. Вторую эстакаду к выборам, думаю, сдать не успеем, но сделаем всё, чтобы успеть.

— Как-то было бы странно её опять открывать перед выборами, один раз ведь уже открывали.

— Ну да. И всё, больше никаких долгосрочных вещей нет. Кроме одной важной вещи, которую я для себя ставил отдельным пунктом. Это запуск новой маршрутной сети и новых автобусов. Она была у нас плановой, не из-за выборов. Чтобы сдвинуть такой серьёзный вопрос с мёртвой точки, мы были вынуждены продлить на год существующую маршрутную сеть с этими ужасными автобусами, со всем комплексом проблем, с ней связанных. Это и хамство, и невыполнение графика, и безопасность, и «серые» зарплаты. Но чтобы перейти на новую схему, необходимо было подготовить массу документов, начиная с изменений в Генплан. Мы привлекли массу экспертов, отыграли конкурсы на подготовку документов.

На основе подготовленной документации мы проведём два публичных конкурса. Первый — по определению лизингодателю, естественно, у нас нет денег, чтобы купить новый транспорт в собственность. Второй конкурс — по выбору самих автобусов. Они должны в июне-июле следующего года выйти на новую маршрутную сеть. Граждане постоянно жалуются на подвижной состав, мы должны в 2016 году сдвинуть этот вопрос с мёртвой точки.

_NEV6800.jpg

«Тарифы будут повышаться»

«Мы рассчитывали, что частники отработают лучше, мы поставили в худшие условия муниципальный общественный транспорт — это была стратегическая ошибка, теперь мы пожинаем плоды. Но мы будем изменять схему, кроме того, на конкурс в 2014 году перевозчики должны будут выходить уже с обновленным подвижным составом».

Александр Ярошук в интервью «Новому Калининграду.Ru» в октябре 2012 года.

— В 2012 году вы обещали сделать это в 2014 году. Сейчас на дворе 2015 год, вы говорите о 2016 годе.

— Три года назад мы жили в несколько другой реальности, не было чётких рамок федерального законодательства, определяющих порядок действий для изменения маршрутной сети. Взять и прекратить предыдущую маршрутную сеть просто так, без подготовки документов мы не могли, на это ушли годы.

— Тогда же вы обещали заставить частных перевозчиков выходить на новую маршрутную сеть. Механизм, с помощью которого вы это могли бы сделать, сейчас существует? Есть серьёзное опасение, что в 2017 году мы вновь увидим на дорогах те же самые убитые чадящие автобусы, пускай и ездящие по новой схеме. И в каждом втором водитель, как и сейчас, будет курить, а в остальных — говорить по мобильному телефону.

— Я даю слово, что в 2016 году вы увидите новые автобусы.

И, возможно, открою тайну: больше частных перевозчиков на маршрутах, где будут курсировать автобусы большого и среднего класса, не будет. Это будет муниципальное предприятие, которое чётко будет выполнять все требования безопасности, нормирование рабочего дня, «белые» зарплаты, техобслуживание, медосмотр, всё необходимое. Иначе мы не справимся.

— За счёт чего всё это будет оплачиваться? Планируется ли рост тарифов?

— Да, тарифы будут повышаться. Мы сохраним льготников, но иначе я не вижу возможности решить проблему. Мы спрашивали в других городах, практически все ушли от лотов для коммерческих перевозчиков. Мы «коммерсантов» оставим, но лишь на маршрутах с автобусами малой вместимости.

— То есть маршрутки останутся? Вы же обещали полностью от них избавиться!

— Нет, везде мы их убрать не сможем. Сейчас их около 300 единиц, будет — не больше 120 и около 100 автобусов среднего класса. По одной из версий схемы, которую составляли специалисты, для работы маршруток выделялось всего 4 маршрута, сейчас мы думаем, что их будет чуть больше. Просто есть некоторые улицы, где автобусы большого и среднего класса не проедут.

Некоторые перевозчики оказались ответственными, своевременно заменили подвижной состав, пусть работают и дальше. Мы проводили исследования, калининградцы их любят. Но маршруток будет не больше 120.

— Несмотря на ввод в строй новых и реконструкцию существующих транспортных артерий города, очевидно, что Калининград попросту не справляется с существующей транспортной нагрузкой. Речь, конечно, о частном автотранспорте. Вряд ли Калининград без перестройки всех улиц и проспектов способен справиться с ситуацией, когда чуть ли не в каждой семье есть по две машины. Всё же, есть ли хотя бы теоретические планы по сокращению транспортного потока хотя бы в направлении центра?

— Первый шаг — создание выделенных полос для общественного транспорта. Второй — когда общественный транспорт будет новый, комфортабельный, будет ходить по графику и в разы быстрее, люди призадумаются: ехать ли им два часа на своей машине или полчаса — на автобусе. Потому что полосы для общественного транспорта будут создаваться за счёт существующих, полосы для частного транспорта станут уже. Общественный транспорт получит приоритет. Конечно, там, где это возможно. Но однозначно — Ленинский, Советский проспекты, Черняховского.

Сейчас на маршрутах работает больше тысячи автобусов. Есть ведь ещё межмуниципальные, которые также останавливаются в городе. Получается полная вакханалия. В новой маршрутной сети сокращается огромное количество автобусов, почти 400.

— То есть вы надеетесь на добрую волю жителей, которые оставят машины дома и поедут на работу на автобусе?

— В том числе. Второй шаг — ограничение въезда в центр города. В этом сходятся все эксперты, так поступает весь мир. Понятно, что это решение непопулярное, за год это точно не сделать.

— Наверное, перед выборами 2016 года вы это делать не будете?

— Однозначно нет, и в 2017 году тоже не будем. Но мы не будем делать новые места для парковки за счёт проезжей части, приоритет будет отдан общественному транспорту.

К сожалению, вся дорожная сеть устроена так, что поток транспорта идёт через центр, но тут ничего не сделать. Все урбанисты, которые приезжали участвовать в конкурсе «Сердце города», сходятся в том, что это проблема — весь транспорт через центр. Но этот принцип был заложен ещё в советское время. Они дали предложения, но их стоимость запредельная.

— А какова судьба Восточной эстакады, призванной, по идее, эту проблему хотя бы частично решить?

— Восточная эстакада будет. Первая очередь свяжет Московский район и Остров. Дальше она должна перейти на Дзержинского и Емельянова, с путепроводом через железную дорогу. Но на это денег нет, так что пока придётся ограничиться той частью, которая необходима для нужд ЧМ-2018.

— Вы утверждали, что в 2016 году начнётся, наконец, строительство дороги, которая объединит Сельму и Чкаловск. Тамошние жители очень переживают по этому поводу, потому что добраться до Чкаловска по вечерам это целое путешествие, люди просто вешаются.

— Согласен, вешаются. Проекты есть, денег пока нет. Мы везде обращаемся, губернатор ищет федеральные деньги, проект в приоритете. Проект прошёл экспертизу.

В общей сложности у нас сделано проектов на 120 млн рублей. Это и выезд с Московского района на Южный обход, много иных магистралей. Мы везде подались со своими заявками. Ждём.

_NEV6834.jpg

«Когда кризис, повышать налоги нельзя»

«В сложившейся сложной экономической ситуации бюджет Калининграда практически лишен средств на развитие. Поэтому его можно в полной мере назвать бюджетом выживания. Денег на развитие нас лишили долги прежних лет. Это как минимум один миллиард рублей. Они складываются из необходимости погашения гарантий по кредиту муниципального предприятия „Калининградтеплосеть“ в сумме 423 млн рублей. Это и погашение части займа в пользу „Европейского банка реконструкции и развития“ — еще 400 млн рублей. В них входит и оплата работ по строительству второго эстакадного моста».

Председатель горсовета Калининграда Андрей Кропоткин.

— На посвящённых бюджету города общественных слушаниях, глава горсовета Андрей Кропоткин заявил: он считает, что в следующем году Калининград ожидает «бюджет выживания». То, что городу теперь фактически хватит денег, только чтобы не сорвать долговые обязательства, это в первую очередь следствие неэффективной финансовой политики или общего негативного экономического тренда?

— Конечно, у нас сократились доходы. Вся история связана именно с этим. И, конечно, нас тянет ко дну «Калининградтеплосеть». Каждый год мы должны изыскивать 400-450 млн рублей, только чтобы начать отопительный сезон.

— Два с половиной года назад вы рассказывали мне в интервью о планах по приватизации "Теплосетей", привлечении инвесторов, в частности — «Интер РАО ЕЭС», которые вкладывали бы деньги в приведение теплоснабжающей инфраструктуры в порядок. Сейчас город продолжает вкладывать деньги собственного дырявого бюджета. Что пошло не так?

— «Интер РАО» всё, приказало долго жить. Мы подписали предварительное соглашение, но потом все эти идеи прекратили существование.

— Но какие-то перспективы, кроме вбухивания каждый год по полмиллиарда рублей из несчастного бюджета для начала отопительного сезона, есть?

— Перспектива одна. Во-первых, сделать тариф на теплоснабжение экономически обоснованным. Без этого ничего не получится. И эти деньги вкладывать в развитие «Теплосетей», в создание новых источников, более экономичных, с большим КПД. Некоторые мы смогли заменить, как, к примеру, РТС «Северная», заменили многие теплотрассы, закрыли множество угольных котельных. Когда я пришёл, у нас было 247 котельных, сейчас осталась 81. Стоимость производства одной гигакалории на угольной котельной намного больше, чем на газовой ТЭЦ.

Мы очень многое сделали, но ещё больше нужно сделать. Если бы был экономически обоснованный тариф, мы направляли бы средства на развитие. Сейчас это не так.

— Но экономически обоснованный тариф означает серьёзное повышение тарифа для населения.

— Конечно. На самом деле, все эти годы у нас тариф на тепло ниже, чем где бы то ни было по области.

Светлый, Гусев, Черняховск — люди там платят в разы больше, чем в Калининграде. А чудес не бывает, не может нормально работать коммунальное предприятие, если тариф не обоснован экономически.

— То есть 423 млн рублей на обеспечение гарантий по кредиту для муниципального предприятия «Калининградтеплосеть» пойдут лишь на начало очередного отопительного сезона?

— Да, конечно. На закупку газа для собственных источников генерации, закупку электричества, на закупку уже произведённого другими предприятиями тепла. Мы закупаем его на «ТЭЦ-1», сами мы производим не всё необходимое городу тепло.

— В горсовете Калининграда признают, что не знают, где взять 450 млн руб. на эксплуатацию очистных. Где их планируете взять вы? Зачем мы изо все сил достраиваем очистные, которые не на что содержать?

— Ну а что вы хотите от горсовета?

Людям придётся платить больше за водоотведение. У нас тариф на водоотведение — 5 рублей. Таких цен вообще нигде в России не существует! Потому что у нас и очистных-то не было до сих пор. Почти всё сливается прямо в море, часть остаётся в городе.

Аварийные коллекторы дают спуски в ручьи, страдает экология. Где вводятся очистные, люди начинают платить за водоотведение, других вариантов нет.

— Если всё же очистные в посёлке им. Космодемьянского достроят в нынешнем году, когда будет повышен тариф на водоотведение?

— Со следующего года, причём он будет увеличен прилично. Не знаю, почему депутаты сформулировали это таким образом, не знаю, кто так отвечал на этот вопрос. Но чудес не бывает. Из бюджета никто платить за работу очистных не будет. Все жители малых городов области платят за водоотведение по 18-20 рублей.

Следующий год калининградских предпринимателей ожидает не только смена правил хозяйствования в связи с «проблемой-2016», но и повышение отдельных федеральных и региональных налогов. По оценкам некоторых экономистов и предпринимателей региона, это может привести к реальному ослаблению деловой активности, «уходу в тень» части малых предприятий, а то и вовсе к их закрытию. Насколько велик риск реализации подобного сценария? Какие налоги в вырастут 2016 году? Во всем этом разбирался «Новый Калининград.Ru».

— Сейчас значительно возрастает налоговое бремя на бизнес благодаря как федеральным, так и региональным инициативам. Федералы повышают ставку ЕНВД, региональные власти — ставки налога на имущество как физических, так и юридических лиц. Как вы оцениваете эти решения, перепадёт ли городу что-нибудь от дополнительных доходов и как такие меры отразятся на и без того печально живущей экономике?

— Моё личное мнение: когда кризис, повышать налоги нельзя. Мы этим решением пытаемся выровнять бюджеты всех уровней, в коротком периоде какой-то выигрыш возможен, но в длинном мы можем попросту лишиться этих доходов.

— Повышение ставки налога на имущество юрлиц в первую очередь ударит по строительной сфере?

— Оно ударит по всем сферам. По торговле, которая вообще не платила, по всем. Покупательская способность падает. Я бы не повышал ставки сейчас.

— Это решение подаётся как уже принятое, оно обсуждалось с вами?

— Такого рода решения с мэрами не обсуждаются. Мы, в соответствии с федеральным законодательством, на такие вопросы не влияем. Кроме того, со следующего года сокращается ещё на 1 процент доля НДФЛ, который остаётся муниципалитетам.

— И у вас нет никаких возможностей повлиять на такие решения?

— Нет. Я уже много раз говорил, что сейчас изменения в 131-ФЗ и 136-ФЗ очень сильно ослабляют возможности муниципалитетов. Но таково федеральное законодательство, и мы будем работать в этих рамках.

_NEV6753.jpg

«Мы должны иметь этот памятник»

В начале октября на площади Победы внезапно снесли церковную лавку, торговавшую духовной литературой и иконами. Калининградская епархия РПЦ утверждала, что торговлю просто решено перенести в новое здание, которое вот-вот будет достроено поблизости. Однако на самом деле оказалось, что небольшой участок на площади потребовался для других целей.

— В этих сложных условиях, может быть, стоит хотя бы повременить с установкой памятника князю Владимиру? Бюджет выделяет 5 млн рублей на благоустройство территории у храма, которая и так выглядела неплохо, стояла лавка, продавали свечки. Да и меценат, который якобы платит за сам памятник более 16,5 млн рублей, может быть, сделает на эти деньги что-нибудь более полезное для ежедневной жизни горожан?

— Но мы же говорили с самого начала о том, нравится или не нравится, как выглядит город. Благоустройство нравится всем. За 5 млн рублей мы превращаем кусок площади в красивое место. И я считаю очень важным иметь памятник князю Владимиру. Который повлиял на всю судьбу страны, развитие государства пошло по совсем иному пути. Мы самый западный город России, мы должны иметь этот памятник. В каком виде он будет — не мои полномочия, есть совет по культуре, есть архитекторы, есть скульпторы.

— Мы пока что видели эскиз, на котором стоял какой-то мужик в плаще, похожий то ли на Ленина, то ли на Дзержинского.

— Это просто чьё-то видение, процесс ещё не прошёл прописанную в федеральном законе процедуру.

— У нас прошла уже целая куча разнообразных архитектурных и градостроительных конкурсов, масса специалистов придумывали, что делать с пустующим центром города, с Домом Советов, с Литовским валом и прочими интересными местами. Если, как говорят депутаты и как говорите вы, в бюджете нет денег даже на самое необходимое, то зачем все эти изыскания? Ведь разработки гарантированно отправятся «в стол».

— Но мы всегда это делаем, даже когда денег нет вообще. Если бы мы это не делали, не было бы вообще ничего — сквера на Гаражной, в частности, части дорог, реконструкции «Теплосетей». Ведь как это работает: проходит время, затем оказывается, что где-то на какой-то программе удалось сэкономить, и появляется возможность получить эти деньги. И тут кто первый прибежал, тот их и получил. Таким образом нам удалось получить миллиарды рублей, имея чёткие проекты, прошедшие экспертизу. Когда я тратил деньги на проекты, я не знал, получу ли я финансирование или нет. Но на многое получил.

К примеру — Макс-Ашманн парк, кто знал, что нам удастся попасть в эту программу Евросоюза? Но мы получили почти 2 млн евро, спасли парк, почистили его, организовали водоотведение. Иначе он пропал бы. Дальше — второй этап, но уже есть неплохой результат. Или озеро Поплавок, кто мог придумать, что нам дадут такие деньги? Ситуация-то была непростая, 2009 год, кризис… Но мы сделали тогда проект, потратили деньги, и в конце 2012 года нам сказали: есть деньги по такой-то статье, у вас есть проект? А мы отвечаем: конечно, давно лежит! Дают деньги. Трибуца — то же самое. Это федеральные деньги при областном софинансировании.

Я не живу сегодняшним днём. Я понимаю, как устроена система принятия решений, поэтому строю планы на будущее.

— А мы навсегда застряли в такой системе? Обречены сидеть и ждать, когда сверху упадёт мешочек с золотыми монетами?

— Это вопрос не совсем ко мне. Я живу в этой системе и стараюсь в ней хорошо плавать.

— Но она же абсурдна.

— Но был вот трёхгодичный бюджет, очень хорошая вещь. Но пришлось от него отказаться, на всех уровнях. Это плохо, но в кризис, наверное, так и надо жить. Нельзя строить планы на 3 года, когда разница в курсах валют убивает все планы.

Но и в кризисе я не вижу особых проблем. Если бы его не было, если бы не было этих санкций, их надо было бы придумать. Потому что это для нас очень хороший шанс начать задницу подымать и идти что-то делать. Как властям, так и бизнесу. Главное — использовать момент правильно.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Слив гнева

Оксана Майтакова о том, как забалтывают проблемы медицины.