Жёсткое пресечение: 4 года яростной битвы Николая Цуканова с коррупцией

Николай Цуканов. Фото из архива «Нового Калининграда.Ru».
Все новости по теме: Коррупция

В понедельник стало известно об увольнении из рядов сотрудников правительства Калининградской области главного ответственного за борьбу с коррупцией, главу соответствующего отдела Сергея Криворотова. Отставке предшествовала претензия со стороны прокуратуры, обвинившей Криворотова в нарушении антикоррупционного законодательства. «Новый Калининград.Ru» попробовал окинуть взором долгую кампанию Николая Цуканова по борьбе с мздоимством, апофеозом которой стало увольнение скомпрометировавшего себя главного антикоррупционера.

Битва с коррупцией, судя по заявлениям калининградского губернатора, была для него делом не только чести, но и насущной необходимости. Ведь, как сетовал Николай Цуканов вскоре после собственного назначения, органы власти коррупционны. Впрочем, говорил он, предела совершенству в деле избавления их от вируса коррупции не существует. Но губернатор брал на себя повышенные обязательства по борьбе с ним, причём буквально на каждом углу. Так, в мае 2011 года, на встрече с блогерами он заявил, что ждёт сигналов от тех, кто сталкивается с коррупцией, лично, и сам же готов «помогать устраивать таких людей в „хорошее место“». Кроме того, среди антикоррупционных обещаний Цуканова можно отметить обет «выжигать калёным железом» все попытки использования административного ресурса.

Все в правительстве об этом знают. И когда мне задают вопрос: почему такая хаотичная ротация происходит в правительстве, я попрошу в какой-то степени это соизмерять с моим нежеланием работать с людьми, которые имеют искушение.

Николай Цуканов, 19 мая 2011 года 

tsu.jpg
Бороться было с кем и с чем, но вот с практическими победами над коррупцией дело обстояло не очень. И не только на региональном, но и на федеральном уровне — даже тогдашний президент Дмитрий Медведев признавался, что «успехов в этом направлении немного». Региональные правоохранители довольно бодро рапортовали об увеличении числа выявленных фактов взяточничества в 2010 году аж на 40 процентов, количество привлечённых коррупционеров при этом увеличилось аж в полтора раза. В стране, при этом, дела обстояли не лучше: коррупционный оборот, по данным Всемирного банка, оценивался в 50% внутреннего валового продукта России, а в сфере оказания государственных и муниципальных услуг до 90% оборота приходилось на взятки.

«Бизнес является основным источником коррупции, но и в первую очередь страдающим от нее же, — заверил Варламов. — А мы с вами, как простые граждане, как члены гражданского общества страдаем от этого. Потому что в результате все коррупционные составляющие, которые бизнес вынужден закладывать, ложатся на наш с вами карман».

К этому моменту губернатор вместе со своими подчинёнными уже произвели ряд чрезвычайно решительных шагов в этом наступлении на коррупцию. Многие уже, к сожалению, стёрлись из памяти даже самых внимательных граждан. Так, к примеру, очень немногие жители региона смогут вспомнить сегодня имя некоего Алексея Варламова, возглавлявшего межрегиональную общественную организацию «Комитет по борьбе с коррупцией». Между тем, в декабре 2010 года, всего через три месяца после назначения Цуканова губернатором, Варламов прибыл в регион по приглашению тогдашнего вице-премьера по внутренней политике Романа Скорого, чтобы провести некий «форум по противодействию коррупции». Форум должен был состояться в феврале 2011 года и, по словам Варламова, должен был собрать «всех, кто захочет выступить», включая даже представителей Европарламента. А затем стать ежегодной площадкой для «обсуждения проблем, которые существуют в регионе». К сожалению, никакого форума проведено не было, Алексей Варламов бесследно исчез с калининградского горизонта так же оперативно, как появился, а через полтора года вслед за ним покинул местный политический ландшафт и сам Роман Скорый. Коррупция, однако, осталась.

Первой «жертвой» антикоррупционной карательной машины в январе 2011 года стал начальник департамента развития транспортного комплекса и дорожной деятельности Владимир Гренц. Правда, по отношению к нему репрессивный аппарат оказался крайне мягок: Гренцу, которого заподозрили в лоббировании интересов компании, принадлежащей его жене, попросту «попросили» написать заявление по собственному желанию. Николай Цуканов использовал тогда весьма грозную риторику. «Это не конфликт интересов, это использование служебного положения. Поэтому он уволен, — заявил губернатор. — Я вас всех предупреждал — не путайте бизнес и работу правительства. Кто хочет написать заявление — идите, пишите. Кто не напишет заявление — будете уволены, и не просто так уволены. Я постараюсь сделать так, чтобы были возбуждены уголовные дела». Старания Цуканова, если и имели место, то прошли даром: Гренц вышел из воды сухим и сегодня благополучно возглавляет не только очередное автотранспортное предприятие, но и некоммерческую организацию «Калининградский региональный транспорт». Путает ли он эти две ипостаси, доподлинно неизвестно.

22-23 марта сотрудниками УБЭП УВД по Калининградской области во взаимодействии с областным правительством двое чиновников были задержаны при получении взятки в размере 200 тысяч рублей. Это была первая часть из общей суммы в 500 тысяч рублей, которую задержанные намеревались получить через двух посредников за согласование документов на включение земельного участка в Федеральную целевую программу газификации области.

Фигурантами следующего коррупционного скандала в правительстве стали начальник департамента ТЭК недропользования и водных ресурсов Олег Бочаров и его сотрудник Павел Гридасов. Они были задержаны в марте 2011 года при получении взятки в размере 200 тыс рублей. Это была первая часть из общей суммы в полмиллиона, которую задержанные намеревались получить за согласование документов на газификацию участка за федеральные средства для последующей продажи под строительство. Любопытно, что такое согласование вовсе не входило в круг их полномочий. Николай Цуканов тогда назвал эту ситуацию «еще одним шагом, который демонстрирует, что мы готовы очищаться от взяточников» и даже пообещал «предлагать отдельную камеру» для подобных сотрудников. Только вот в камеры ни Бочаров, ни Гридасов не попали; их обвинили в мошенничестве и приговорили к штрафам, в сумме не превышавшим объем взятки, которую они пытались получить. Более того, следствие, длившееся почти два с половиной года, не помешало Бочарову не только не сесть в камеру, но даже… вернуться во власть. Вначале он находился под стражей, затем был освобождён по состоянию здоровья, а после трудоустроился в администрацию Гурьевского района и счастливо консультировал тамошних чиновников всё по тем же вопросам газификации. В которых он, несомненно, отлично разбирается.

Работа по искоренению коррупции в правительстве области и за его пределами, между тем, продолжала кипеть. К августу 2011 года к решению этой проблемы была привлечена широкая общественность: антикоррупционная тематика была вынесена на обсуждение общественно-политического совета при губернаторе, а вместе с ней — и целая программа антикоррупционных действий. К сожалению, программу общественность раскритиковала, а представители прокуратуры и вовсе назвали «словами ради слов». Но губернатора это вовсе не расстроило: он заявил, что рассчитывает на помощь неких «новых технологий», которые «оградят человека от чиновника», тем самым снизив коррупционную составляющую. Параллельно с этим Цуканов решительно обратился к СМИ, посчитав необходимым информировать с их помощью население об успехах в борьбе со взятками и теми, кто их берёт и даёт.

Все прекрасно понимают, что функции борьбы с коррупцией лежат на силовых структурах, а задача правительства области — исключить мыслимые и немыслимые поводы и возможности для чиновников воспользоваться своим административным ресурсом, — сказал Николай Цуканов. — Нужно оградить человека от чиновника, сделать так, чтобы они меньше могли общаться.

Николай Цуканов, 10 августа 2011 года        

tsu1.jpg
Стоит отметить, что к этому моменту работу со СМИ в правительстве и, в том числе, распределение средств на это «информирование» уже курировала в должности советника губернатора совладелица одного из самых могущественных региональных медиа-конгломератов, холдинга «Западная пресса» Марина Васильева. В интервью «Новому Калининграду.Ru» Васильева заявляла о том, что выполнила все требования законодательства, передав имевшиеся под её контролем активы в доверительное управление. Бюджетные десятки миллионов рублей на публикации о деятельности правительства в СМИ, включая и входящие в холдинг издания, тогда выделялись без конкурсов, через так называемые ГАУ — государственные автономные учреждения. Марина Васильева объясняла такую практику довольно изящно: подобный способ распределения бюджета «на СМИ» якобы был сформирован «предыдущей командой». Васильева покинула госслужбу весной 2012 года, однако потенциальный конфликт интересов стал причиной для заявления в прокуратуру, поданного многим позже антикоррупционным центром «Трансперенси Интернешнл — Россия». Ответ на заявление, по словам представителей центра, прокуратура должна дать в конце нынешнего октября.
      

Ну, мне казалось, что отношения со СМИ можно выстроить, всё-таки, в ином ключе, в менее, так скажем, затратном, чем это происходит на сегодняшний день. Но пока у меня это не получается.

Марина Васильева, 31 октября 2011 года        

mar.jpg
Целевая программа «О противодействии коррупции», несмотря на многочисленную критику, продолжала бодро реализовываться и в 2012 году. Её стоимость на три года оценивалась в 16,7 млн рублей, а цели и задачи описывались крайне воодушевляюще. «Формировать антикоррупционное сознание», «информировать граждан о правовых основах предоставления услуг», «противодействовать коррупции при размещении заказов для государственных нужд», «организовывать антикоррупционный мониторинг деятельности органов исполнительной власти области»… Все эти благие начинания предполагалось совершать при помощи нехитрого инструментария: размещаемых на улицах баннеров, формирующих это самое сознание, а также прокатом на местном телевидении роликов, «последовательно и неукоснительно создающих положительный образ государственных служащих и государства в целом». Абсурдность этой затеи в какой-то момент понял и сам губернатор, принявший отважное решение: отказаться от такого эффективного антикоррупционного инструмента, как рекламные ролики, в пользу… телепрограммы. С помощью которой Цуканов планировал узнать, что же люди считают коррупцией. Ведь, по его мнению, «есть разные трактовки этого понятия».

В ответе прокуратуры сообщалось, что земельные участки, на которых построена резиденция, в 2009 году две гражданки безвозмездно передали супруге губернатора Светлане Цукановой (на тот момент Бабич) по ее обращению. Затем земли были переведены из категории сельхозназначения в земли «для организации крестьянского хозяйства», а в 2011 году Светлана Цуканова продала участки некоему гражданину Давлетову.

Последовавшие за этим разнообразные события показали, что различные трактовки коррупции присутствуют и в сознании чиновников, включая даже самого губернатора. Так, весной 2012 года опубликованные в газете «Калининградская правда» результаты прокурорской проверки стали началом так называемого «Ивашкинского скандала», разгоревшегося вокруг резиденции семейства Николая Цуканова под Гусевом. По версии прокуратуры, в и без того небольшом бюджете Гусевского района были предусмотрены 24,8 млн рублей на ремонт дороги, проходящей через губернаторское «имение». Выстроенное, в свою очередь, на земельных участках, полученных в 2009 году тогда ещё будущей супругой губернатора Светланой безвозмездно. Впрочем, от затеи чинить дорогу в Ивашкино гусевские депутаты отказались, а Цуканов заявил «Новому Калининграду.Ru», что не видит конфликта интересов в данной истории. Но дом, от греха подальше, переоформил на своего племянника Артура Давлетова.

Точно так же не обнаружил конфликта интересов Цуканов чуть позднее и в факте трудоустройства в правительство области собственных родственников: невестки Елены Кретовой на должность сотрудника отдела протокола и мужа сестры Евгения Луценко — на пост главы контрольно-оперативного управления. Здесь прокуратура встала на сторону губернатора: по мнению надзорного ведомства, в близком родстве с Цукановым эти госслужащие не состояли. Кроме того, как говорилось в ответе прокуратуры на журналистский запрос, Кретова и Луценко не находились в прямом подчинении у главы региона, будучи отделёнными от него «промежуточным звеном». Другой скандал с куда более прямым родственником грозил перерасти в нечто большее: на заре губернаторской карьеры Цуканова журналисты портала «Rugrad.Eu» обнаружили в правительственном телефонном справочнике, в числе его помощников… собственного сына первого лица Юрия. Эта оплошность была оперативно ликвидирована, а Юрий Цуканов немедленно опроверг свой «карьерный взлёт». Он, конечно, взлетел чуть позднее, но несколько в ином направлении: занял пост коммерческого директора спорткомплекса «Янтарный», старательно поглощающего из бюджета десятки миллионов рублей ежегодно на содержание. И довольно активно защищал отца от критики журналистов, не стесняясь называть их в своём «Фейсбуке» «грёбаными СМИ, которые всегда писали за бабки».

какие же вы мелочные! вы хотя бы такие темы в личке обсуждали! пари ставите. 100–200 р. но вам ни когда не понять что означает быть губернатором, каково работать по 18–20 часов в сутки! каково не видеть семью неделями, и нести ответственность за почти миллион людей!

Юрий Цуканов, сын губернатора        

tsu_you.jpg
Антикоррупционная кампания как в России, так и в отдельно взятом регионе, тем временем, шла полным ходом, а результаты её были видны невооружённым глазом. Как заявляли представители общественной приёмной с забавным названием «Чистые руки», за 4 года с момента объявления Дмитрием Медведевым бескомпромиссной войны коррупции средний размер взятки в России вырос с 9 тыс до 300 тыс рублей. А страна, в свою очередь, достигла некоего «коррупционного дна», после которого наступает «стадия разложения институтов власти, экономического и политического распада». События в Калининградской области доказывали несомненную верность этого тезиса. Лишь за один месяц 2012 года за взятки и прочие коррупционные шалости были задержаны главы регионального управления Россельхознадзора Анатолий Казиев и прокурор Нестеровского района Валерий Волох, попал под следствие за злоупотребление положением глава Тургеневского сельского поселения Полесского района Антон Мыц и даже эксперт отдела Роспотребнадзора по Багратионовскому и Правдинскому районам был признан виновным в покушении на мошенничество — так же при помощи взятки всего-то в 10 тыс рублей.

«Проверкой установлено, что Морозов принимал при решении различных вопросов действия в пользу учрежденного им хозяйствующего субъекта», — отметили в прокуратуре.

Не отставало от этого бодрого тренда и правительство области. В ноябре 2012 года жертвой очередного коррупционного скандала оказался чиновник весьма высокого ранга: вице-премьер Евгений Морозов. Прокуратура давно предъявляла претензии к его работе, ещё за год до этого заподозрив экс-владельца строительной компании «Мегаполис» в конфликте интересов в связи с крупными проектами в сфере недвижимости, которые Морозов курировал в правительстве. Тогда прокуратура внесла губернатору представление об устранении нарушений антикоррупционного законодательства, в мае 2012 года претензии были озвучены вновь. По мнению прокуроров, «Морозов принимал при решении различных вопросов действия в пользу учрежденного им хозяйствующего субъекта», а также — не проинформировал своего работодателя о возможном конфликте интересов. Николай Цуканов ни в какую не желал расставаться со своим вице-премьером, в итоге прокуратура обратилась в суд. В ноябре 2012 года суд подтвердил подозрения прокуратуры; в январе следующего года оно вступило в законную силу. Морозов упорно настаивал на том, что закон не нарушал и намеревался оспаривать вердикт суда до последнего, вплоть до Верховного суда. «Зачем комментировать, надо работать», — заявил он в феврале 2013 года «Новому Калининграду.Ru». И, спустя неделю, по собственной инициативе ушёл в отставку. Как и стоило ожидать, губернатор прокомментировать такой неприятный исход затруднился. Зачем комментировать, ведь надо работать.

Не успели отгреметь отголоски этой истории, как инициативу перехватил другой член кабинета министров Николая Цуканова. Глава агентства по спорту, фактически — министр спорта Олег Косенков оказался под следствием в связи с коррупционной активностью своего подчинённого Вячеслава Авдонина. Следствие, возбудившее в начале марта 2013 года уголовное дело в отношении Косенкова, полагало, что он, зная о задержании Авдонина в декабре 2012 года при получении взятки, уволил его задним числом с занимаемой должности. Весьма иллюстративен размер этой взятки; он составлял всего лишь 3 тыс рублей. Такую сумму, по версии следствия, Авдонин вымогал у тренера Детско-юношеской школы по хоккею за «общее покровительство и возможность получать достойную зарплату». Следствие, обвинившее Косенкова в служебном подлоге, требовало отстранить министра спорта от работы, предполагая, что он может оказать давление на подчинённых и противодействовать расследованию. Но суд отстранять министра не стал, впрочем, и сам Косенков на длительное время исчез из публичного пространства — до лета нынешнего года, когда уголовное дело в отношении него было закрыто. Чего нельзя сказать об Авдонине: подчинённый министра спорта хоть и избежал реального срока (ему грозило до 12 лет лишения свободы), но был приговорён к штрафу в размере 2 млн рублей. Туманные истории вокруг министра на этом не закончились: в июне 2014 года неизвестные на улице нанесли ему три ножевых ранения, а через несколько дней сожгли на парковке его автомобиль (не фигурировавший в декларации о доходах), а вместе с ним — и ещё пару машин случайных граждан. Комментируя эти инциденты, Николай Цуканов весьма глубокомысленно заявил, что это — «не случайность». Но уверенно подчеркнул, что за время работы к Косенкову никаких претензий не было. Естественно, что никаких подозреваемых ни в нападении, ни в поджоге задержано с тех пор не было. 

Сначала была уверенность, что это нелепость, хулиганство, уличный криминал. Сегодня уже понятно, что это не случайность. Дело не в том, что напали на чиновника, министра. Дело в том, что в нашем благополучном, тихом Калининграде, в самом центре происходят такие вопиющие события, а их виновники и исполнители до сих пор на свободе.

Николай Цуканов, 24 июня 2014 года        

tsu2.jpg

По предварительным данным, подозреваемый, используя свои служебные полномочия председателя аукционной комиссии, на этапе рассмотрения заявок других строительных организаций на участие в аукционе принял меры к их отклонению. В результате фактическим победителем аукциона стала строительная организация, чьи интересы лоббировал подозреваемый.

Следующий громкий скандал, получивший имя собственное — «айвазяновский» — грянул в правительстве почти сразу же за «косенковским». В апреле 2013 года второй человек в конкурсном агентстве области, заместитель его главы Валентин Айвазян был задержан по подозрению в покушении на получение взятки в особо крупном размере. По первоначальной версии следствия, Айвазян требовал 4,4 млн рублей за устранение конкурентов от одной из строительных компаний во время аукциона на право построить в Балтийске детский сад за 223 млн рублей. Николай Цуканов, по уже крепко сложившейся традиции, заявил об этом задержании как о результате собственной бескомпромиссной борьбы с нечистыми на руку чиновниками. «Я уже не раз говорил о том, что боролся и буду бороться с чиновниками, которые используют свое служебное положение в целях личной выгоды и наживы», — гордо сообщил губернатор и пообещал и впредь «жёстко пресекать» коррупционные проявления.

Однако, спустя полтора года после задержания, в деле Айвазяна не видно не то что завершающей точки, но и какой-либо определённости. В ходе расследования версия следователей изменилась — чиновник якобы получил деньги за лоббирование интересов фирмы, желавшей совсем иной контракт, на строительство вовсе не детского сада, а очистных сооружений. Расторгнуть контракт на строительство злополучного садика властям до конца так и не удалось, несмотря на горячие обещания сделать это, звучавшие из уст как Николая Цуканова, так и его подчинённых. А непосредственный начальник Айвазяна, руководитель конкурсного агентства Елена Дятлова спокойно перешла работать в другое крыло правительства, возглавив… министерство развития инфраструктуры. Сам же Айвазян заявляет, что обвинение ему непонятно и добивается права выйти из-под стражи под залог всего в 1 млн рублей, но пока что не очень успешно.

Пожалуй, самая яркая коррупционная история с участием самого губернатора и его родственников случилась летом 2013 года. Речь о попытках основанной лично Николаем Цукановым компании «НПЦ АМАТЭЛ» участвовать в тендерах на обустройство фельдшерско-акушерских пунктов в районах Калининградской области. За бюджетный, конечно же, счёт; стоимость 6 модульных ФАПов составляла 13,2 млн рублей. При этом компания, перешедшая к брату губернатора Андрею Цуканову, оказалась единственным участником тендера, заявка второго претендента на заключение госконтракта была отклонена по формальным признакам. Губернатор не обнаружил признаков конфликта интересов даже в этой ситуации: он заявил, что конкурсные процедуры были проведены в рамках закона, а затем вообще сказал, что родственников у него много, более 300 человек, конкурсов — ещё больше, и запретить одним участвовать в других он не в состоянии. «Закон для всех одинаков», — отметил глава региона, но, всё же, добавил, что «приложит усилия», чтобы фирма «АМАТЭЛ» не принимала участие в конкурсах в будущем.

Здесь крайне сложно оценивать, насколько были нарушения. Объективно, честно сказать, из 3 тысяч конкурсов, которые проходят в регионе, я могу не знать. Я не знал конкретно, участвует эта компания или не участвует. Вы же знаете, я могу жить в регионе и не общаться со своими родственниками. А их у меня очень много. Мои родители приехали восстанавливать область, папа и мама и все остальные. Может быть, их там 300 человек. Чем они занимаются? Им всем запретить заниматься бизнесом?

Николай Цуканов, 31 июля 2013 года        

tsu3.jpg
Как и в прочих случаях, эти благие усилия Николая Цуканова не привели к практическим результатам: «АМАТЭЛ» не только не отказалась от своих притязаний, но даже пыталась спустя несколько месяцев добиться права на монтаж ФАПов через прокуратуру. Тем более, что в госзакупках она участвовала весьма успешно аж с 2011 года. Вся эта история вызвала весьма нервную реакцию прокуратуры. Проверка, проведённая после обращения сотрудников местной приёмной «Трансперенси Интернешнл — Россия», выявила нарушение требований антикоррупционного законодательства. По мнению прокуратуры, Цуканов обязан был уведомить о планах своего брата непосредственного работодателя — администрацию Президента РФ. Но сделал это лишь после того, как торги были завершены в пользу «АМАТЭЛа». О конфликте интересов догадывались даже руководители районных больниц, выступавших формальными заказчиками работ, не заключавшие договоры с родственной Цуканову фирмой. Не догадывался об этом конфликте только лишь сам глава региона, он был уверен, что фирма его брата «имеет равные права на участие в публичных конкурсах». В итоге о какой-либо ответственности Цуканова за случившееся не известно, но одним из результатов совместных усилий прокуратуры и общественников-антикоррупционеров стало изменение федерального законодательства. Депутаты Госдумы приняли поправки в федеральный закон «О контрактной системе», запретив родственникам чиновников участвовать в государственных закупках.

Решение о назначении нового руководителя было принято собранием членов правления автономной некоммерческой организации «Исполнительная дирекция по подготовке к Чемпионату мира по футболу в Калининградской области-2018».

Самая свежая история, связанная со взятками в коридорах регионального правительства, случилась в этом мае. Только вот аромат у неё был как раз не очень свежим. Правительственный ревизор, ведущий консультант в министерстве строительства был задержан по подозрению в получении взятки в размере 110 тысяч за то, что закрыл глаза на нарушения на одной из строек в Гурьевском городском округе. Взяли его с поличным в офисе фирмы-застройщика, да не просто в офисе, а в туалете, где он пытался то ли спрятать, а то ли попросту смыть деньги в унитазе. В отношении сантехнического коррупционера возбудили уголовное дело, но на этом всё не кончилось. Впервые в новейшей истории губернатор Николай Цуканов покарал начальника замешанного в мздоимстве чиновника — в начале июня министр строительства Сергей Майоров был освобождён от занимаемой должности. Что показательно, с формулировкой «за ненадлежащее исполнение своих обязанностей по организации деятельности министерства строительства по исполнению антикоррупционного законодательства». И чем же мог заняться уволенный за взяточничество среди его подчинённых экс-министр? Естественно, самым важным в перспективе ближайших четырёх лет делом! В конце августа стало известно о том, что Майоров возглавил исполнительную дирекцию по подготовке к проведению Чемпионата мира по футболу 2018 года.

Финалом этой эпической четырёхлетней кампании по искоренению коррупции во всех её проявлениях стала отставка Сергея Криворотова, фактически возглавлявшего битву с гидрой мздоимства. Он возглавлял отдел профилактики коррупционных и иных правонарушений в правительстве, созданный в апреле 2013 года как раз после задержания Валентина Айвазяна. Тогда Николай Цуканов, подписав соответствующий указ, разразился очередной пламенной тирадой о снижении коррупционных рисков. «Если у нас появляются такие ситуации, как с Айвазяном, значит предприняты не все меры, созданы не все условия по искоренению коррупции. Надеюсь, что вновь созданный отдел будет, в том числе, выполнять задачи по снижению коррупционных рисков при выполнении государственными служащими своих должностных обязанностей. Кроме того, мы активизируем работу и других структур, призванных решать эти вопросы», — говорил тогда губернатор.

Как ни парадоксально, «другие структуры» активизировались как раз в отношении отдела профилактики и его руководителя. В начале сентября представители антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл — Россия» пожаловались на Криворотова в прокуратуру, заподозрив его в совмещении бизнеса и госслужбы. По их мнению, Криворотов, наряду с профилактикой коррупции, руководил сразу двумя юрлицами — ООО «Торговый дом ­„Индекс“» и ООО «Торговый дом „Индекс­сервис“», торговавшими мебелью, а также оставался учредителем ещё одной компании, ООО «Торговый дом „Пинскдрев“». И даже поставлял для нужд бюджетных учреждений бытовую технику — холодильники. Сам Криворотов обвинения в комментарии «Новому Калининграду.Ru» решительно отверг, назвав выписки из ЕГРЮЛ «устаревшими формальностями».

Губернатор Николай Цуканов в понедельник отказался комментировать представителям СМИ факт увольнения своего главного антикоррупционера. В то же время, фамилия и.о. начальника отдела по профилактике коррупционных и иных правонарушений исчезла из справочника правительства Калининградской области.

То ли прокуратура сочла претензии вовсе не формальными, а вполне даже реальными, то ли работодатели Криворотова решили, что такой антикоррупционер им не очень-то нужен, однако в минувший понедельник источники в правительстве сообщили, что он благополучно покинул ряды его сотрудников. В местном центре «Трансперенси Интернешнл — Россия» по этому поводу праздновали победу, припомнив Сергею Криворотову имевшие, по их словам, место попытки собрать на них самих компромат. Прокуратура предпочла сохранить молчание. А Николай Цуканов стыдливо отказался комментировать корреспондентам «Нового Калининграда.Ru» случившееся, причём отказался целых два раза за один день. Губернатора вполне можно понять. Когда твоего главного антикоррупционера снимают за нарушение антикоррупционного законодательства — ну что тут можно сказать?

«Лично у меня к Николаю Николаевичу уже не осталось ни претензий, ни каких-либо предложений. Он четко выстроил свою политику в отношении коррупционных проявлений как в калининградских муниципалитетах, так и в региональном правительстве, которое он возглавляет уже более четырех лет», — заявил глава регионального офиса «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов «Новому Калининграду. Ru». По словам Шуманова, позиция губернатора «заключается в игнорировании всех проблем, возникающих на коррупционном фронте». «За весь двухлетний период работы нашей организации в Калининградской области, мы не получили ни одного телефонного звонка, ни одного электронного письма и уж тем более официального приглашения о встрече и обсуждении реально существующих проблем, имеющихся в региональном правительстве, от него или от его представителей. Естественно, эта позиция довольна странная, — несмотря на то, что в федеральных рейтингах и экспертных опросах фигурируют факты о коррупционных скандалах в регионе, региональное правительство делает вид, что ничего не происходит, и так на протяжении уже нескольких лет. Что это, если не позиция страуса, прячущего голову в песок?», — отметил Илья Шуманов.

«Всё это похоже на сказку про гидру: рубят головы постоянно, но большого продвижения нет, — заявил „Новому Калининграду.Ru“ уполномоченный по правам предпринимателей Георгий Дыханов. — То ли рубят медленно, то ли головы слишком быстро отрастают. В общем, мне сложно оценить эту скорость махания шашкой». Дыханов отметил, что, по его словам, в каждой сфере влияния существуют свои коррупционные центры — начиная от полиции, заканчивая ответственными за разработку недр и развитие инфраструктуры инстанциями. «Получается, что у этой гидры нет одного сердца, в которое можно ударить, сломать эту иглу, чтобы Кащей умер, а царевна вышла, — сказал Дыханов. — И, наверное, эта борьба обречена, если заниматься ею мы ставим людей, к которым тоже есть вопросы». Бизнес-омбудсмен отметил, что за время работы ему не довелось пересечься с главой отдела профилактики коррупционных и иных правонарушений правительства, несмотря на то, что значительная часть коррупции вовлекает бизнес-структуры. «Как раз зреет сейчас подобное дело, собирался обратиться с ним — но уже, видимо, не к нему», — прокомментировал Дыханов отставку Сергея Криворотова.

Получается, что у этой гидры нет одного сердца, в которое можно ударить, сломать эту иглу, чтобы Кащей умер, а царевна вышла. И, наверное, эта борьба обречена, если заниматься ею мы ставим людей, к которым тоже есть вопросы.

Георгий Дыханов, 20 октября 2014 года        

dyh.jpg

Решение о размещении 317 млн рублей гарантийного фонда правительства Калининградской области единолично принял руководитель фонда поддержки предпринимательства Роман Клещевников. С таким заявлением в ходе брифинга в пятницу выступил вице-премьер Константин Суслов.

Конечно, этот экскурс в историю вопроса — краткий и весьма общий очерк, в котором автору удалось осветить лишь самые яркие моменты в яростной битве калининградского губернатора и его команды с многоголовой гидрой коррупции. Это только верхушка айсберга, несколько историй, ставших достоянием общественности и получивших либо следственное, либо судебное развитие. За рамками этого экскурса остались несколько инцидентов, которые ещё должны получить правовую оценку. К примеру — исчезновение в банке «Огни Москвы» таинственным образом, якобы вопреки распоряжению губернатора, скопившихся там 317 млн рублей гарантийного фонда правительства области. До сих пор ничего не известно ни об их судьбе, ни, тем более, об ответственности, которую понесли или могут понести чиновники, допустившие складирование этих средств на счетах стремительно двигавшегося к отзыву лицензии банка. У региональной Счётной палаты, как заявил её руководитель Леонид Сергеев, на прояснение этой истории времени нет. Возможно, оно найдётся у прокуратуры. Представляют интерес и многочисленные тендеры и аукционы, проведённые с очевидными перекосами в пользу тех или иных интересантов, приведшие к срывам в реализации важных проектов, в частности — включённых в Федеральную целевую программу развития региона.

Истинная картина коррумпированности региона гораздо богаче имеющейся. Но и без того сюжет «Коррупция» в новостях на «Новом Калининграде.Ru» с момента назначения Николая Цуканова губернатором региона насчитывает более 420 сообщений, касающихся коррупционных явлений в самых различных органах власти региона — федеральных, региональных и муниципальных, исполнительных и даже законодательных. Целый спектр коррупционных явлений всех возможных оттенков случился за последние годы во всех без исключения муниципалитетах, вовлечены в них были как власти, так и обычные жители. Взятки брали и давали представители всех сословий, невзирая на чины и имена: таможенники и милиционеры (равно как и полицейские после реформы МВД), врачи и борцы с наркотиками, директоры и приставы, студенты и преподаватели. Всего лишь на прошлой неделе в Калининграде по подозрению в получении взятки в размере 700 тыс рублей задержали чиновника мэрии (!), ранее уволенного (!) из Следственного комитета за пьяный дебош (!!!) в самолёте (!!!!), прекратить который удалось только прокурору Санкт-Петербурга (!!!!!). Воистину, правы были сотрудники приёмной с названием «Чистые руки» два года назад. Пресловутая стадия «разложения институтов власти, экономического и политического распада» уже наступила. По крайней мере, в отдельно взятой Калининградской области.

Текст: Алексей Милованов , главный редактор «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.