Взаимное чувство: как депутаты и чиновники обсуждали ФЦП

Во вторник в облдуме прошло совещание с участием депутатов и чиновников регионального правительства. Обсуждались проблемы с выполнением ФЦП, долгами по контрактам и прочие наболевшие темы. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» послушала, как представители властей думали, кто виноват, и решали, что делать.

Три проблемы для ФЦП

Председатель комитета по экономической политике Александр Кузнецов, устроившись в президиуме, для начала пояснил, с чего это депутаты вообще заинтересовались госконтрактами и ФЦП — мол, приезжал Медведев, работы много, проблемы есть, давайте всё обсудим и выработаем какие-то рекомендации.

В свою очередь вице-премьер Максим Федосеев рассказал, что за прошлый год у региона осталось выполнить работ на 3 млрд рублей из 21 млрд. И это хорошо, что так мало осталось, хотя плохо, что вообще осталось. «Конечно, это плохо, что есть эти остатки, но у нас нет еще достаточной компетенции как в проектировании, так и в самом строительстве», — пояснил он. По словам чиновника, во время приезда Медведева удалось согласовать «довыполнение» работ до 1 сентября по затянувшимся контрактам, так что в целом сейчас с выполнением ФЦП ситуация вполне себе ничего, могло быть и хуже. «Есть масса мелких проблем, но это всё носит текущий характер. Впервые за последние годы мы по каждому объекту понимаем, как выходить из ситуации и как выполнить работы», — рассказал вице-премьер. Кроме того, в текущем году запланирована реализация ещё двух объектов к ЧМ-2018 — это строительство набережной, которая должна соединить Рыбную деревню со стадионом через тоннель под Высоким мостом (хотя к тоннелю этому городские власти относятся довольно скептически — в проекте реконструкции моста, ремонт которого должен начаться уже в мае, его нет), и благоустройство территории Острова около стадиона.

_NVV9851.jpg

Есть, конечно, проблемы позднего заключения соглашений с федеральным бюджетом, а также некоторые бюрократические проволочки, из-за чего порой затягивается финансирование строек, но это, по словам Федосеева, «не смертельно». Главное, напомнил глава минстроя Амир Кушхов, что согласовано продление освоения средств 2015 года до 1 сентября и регион эти деньги не потеряет. По каждому объекту есть своя дата сдачи, есть понедельный график выполнения работ, прописаны ответственные лица, а в Калининграде мэр и вовсе «кровью расписался» по срокам сдачи, рассказали чиновники правительства.

А вот если и есть с чем проблема, так это с проектировщиками, нашёл корень всех зол Кушхов. «У нас потеряны проектные организации. 121 у нас числится проектная организация, при этом узких специалистов — вентиляционщиков, электриков, мостовиков — небольшой пул. 90% проектных организаций — это стол, стул и ручка, и на аутсорсинге бухгалтер с юристом находятся, они их просто выдергивают из этого пула специалистов», — посетовал чиновник. По словам Кушхова, дело нередко доходит до подлога. «Самая большая затрата в разработке проектной документации — это инженерные изыскания, а они берут какую-то макулатуру и сдают её в экспертизу, экспертиза же не ходит, не перепроверяет, она доверяет, потому что по градкодексу, если ГИП (главный инженер проекта — прим. „Нового Калининграда.Ru“) подписался под проектом, он несет полную ответственность. Мы потом вынуждены разгребать эту ситуацию, когда в процессе производства работ появляются некие вопросы, связанные с косяками — это самое культурное слово у меня в лексиконе — проектной организации», — возмутился он.

«В 99% подрядных организаций вообще отсутствуют производственно-технические отделы, которые отрабатывают и делают документы на должном уровне. В итоге мы получаем что? В процессе возникают некие работы, которые из-за упущений проектной организации требуют переосмечивания, внесения изменений в проектную документацию вплоть до прохождения повторной экспертизы, которые порождают определенные обязательства заказчика перед генподрядчиком в плане того, что да, физическая работа сделана, но еще надо доплатить, а её нет нигде в проектах! А проектировщик хорошо защищается — он поднял руки и сказал: „У меня объект прошёл экспертизу, какие могут быть претензии?“», — подытожил чиновник.

По версии Федосеева, кроме качества проектной документации в Калининградской области есть ещё две проблемы. «Вторая проблема — это наши нерадивые подрядчики, которые приходят как раз через понижение и берут контракты. А потом начинают вовсю кидать субподрядчиков. Это так называемая „московская тема“. Извините, есть такой бытовой слоган, не как замгубернатора, а как просто Федосеев Максим говорю, что прав тот, у кого остались деньги. У нас очень много было таких пришлых подрядчиков. На сегодняшний момент их осталось намного меньше, но это наследие прошлых времен мы разгребаем до сих пор», — отметил чиновник. Третьей проблемой, по словам Федосеева, является «не совсем совершенное законодательство, которое позволяет подрядчикам, которые имеют ручку, линейку и набор документов, побеждать». Впрочем, самые большие трудности наблюдаются всё-таки с проектировщиками, добавил он. «Законодательство двигается вперед постоянно. Например, раньше можно было предоставить банковскую гарантию, сегодня нужно предоставить банковскую гарантию, которую можно за минуту проверить, что она настоящая и правильная. Уже количество недобросовестных товарищей сильно уменьшилось. Но по качеству проектной документации проблема более серьезная, потому что даже серьезный подрядчик, придя на объект, должен сильно постараться, чтобы ей соответствовать», — пояснил вице-премьер.

_NVV8575.jpg

Коллапс Советска

Депутат Евгений Ган заинтересовался темой задолженности подрядчикам по муниципальным контрактам на фоне бодрого выполнения ФЦП. В качестве примера он привёл строительство очистных сооружений в Славском районе, где за объект подрядчику недоплатили. Однако Федосеев заявил, что это отдельный случай, связанный как раз с устранением ошибки проекта — деньги эти не были заложены в контракт. И пока подрядчик выбивает деньги из муниципалитета, местные власти пытаются взыскать их с проектировщика. Тем не менее, вице-премьер признал, что да, есть некоторые вопросы по муниципальным деньгам, и областные власти не всегда в курсе проблем. Разошедшийся Ган продолжил сыпать примерами, сообщив, что обращался к губернатору, но тот посоветовал депутату разобраться самому. Вот он и разобрался с помощью сайта арбитража. Под раздачу кроме Славска попали Балтийск, Гвардейск и Советск. «Я разобрался и выяснил, что тому же „Балтлитстрою“ за детский сад, который построен, должны 12 млн, за ФОК в Советске, который еще с 2012 года, — более 60 млн. Не совсем понятно, как мы это все будем решать?» — поинтересовался Ган.

«Это в первую очередь, конечно, вопрос муниципалитета, как заказчика, мы сведём, имеем определенные рычаги давления, чтобы тоже надавить на муниципалитет. Полностью согласен по Советску в части садика. Более того, у меня есть поручение губернатора достаточно жёстко с ними разобраться. А если говорим по ФОКу, давайте посмотрим в тот контракт, который торговался. Было прописано, что „Балтлитстрой“ вкладывает туда свои 80 млн и по результатам строительства получает долю в ФОКе. По ходу это переигралось и ушло в деньги. Почему мы, правительство Калининградской области, должны нести какую-то ответственность за подобные решения органов местного самоуправления? Мы с самого начала туда за исключением этих 80 млн все до копейки выплатили!» — ухватился за Советск Федосеев.

«Я могу пояснить», — попытался вступить в спор директор «Балтлитстроя» Андрей Андреев.

«Вас тогда не было», — оборвал его вице-премьер.

«А я по документам посмотрел», — парировал подрядчик, однако его уже не слушали.

«Мы в перманентом порядке боремся с задолженностью муниципалитетов по обращению подрядчиков. Но последние два года этой проблемы просто нет по одной простой причине — у нас последние два года доля софинансирования федерального бюджета составляет 99%. Есть и другие, но в основном — 99%. Из оставшийся доли большую часть областной бюджет практически всегда берет на себя. Сейчас доля софинансирования муниципалитетов — 20 тыс рублей, 100 тыс рублей, 500 тыс рублей. Мы достаточно кардинально этот вопрос решили, — отметил Федосеев. — По прошлым объектам, к сожалению, есть ряд хвостов, с каждым из которых надо разбираться отдельно. Еще раз говорю, по детскому садику полностью согласен — вина муниципалитета. Но по ФОКу там достаточно специфичная ситуация. Все решения принимались на местном уровне».

_NVV2202.jpg

Депутаты пришли к выводу, что в случае решения проблемы в правовом поле дело может дойти до ареста бюджета и «коллапса Советска», однако так оставлять ситуацию тоже нельзя. «Да, два года назад была такая практика, которая порождала неплатежи муниципалитетов, и она теперь тащит за собой этот хвост. Перспектива неясна. Пытаться в правовом русле решать — это угробить весь муниципалитет», — заключил Кузнецов.

«Но и подрядчик не должен страдать», — вступил в разговор депутат Иван Грибов, а по совместительству — подрядчик строительства детского сада в Черняховске.

«Либо муниципалитет окажется жертвой, либо жители, либо подрядчики», — озвучил итог Кузнецов.

«Я бы не сказал, что все варианты плохие, надо подводить к какой-то системе, какой-то ответственности. Мы говорим о людях, которые пришли во власть, а вокруг них мы теперь хоровод пляшем. Первый вопрос — кто понес ответственность за вот эту ситуацию? А безнаказанность порождает безответственность!» — высказался депутат Владимир Рындин.

В поднявшемся шуме слово, наконец, выбил сам генподрядчик, вкратце обрисовавший ситуацию с ФОКом в Советске. По словам Андреева, несмотря на договоренность о выделении доли в объекте, местные власти самовольно зарегистрировали 100% собственности за «административно-правовым образованием „Советский городской округ“», и теперь компания не может «выбить» свои 80 млн рублей уже три года.

«Да ФОК забрать, проблем-то», — проворчал глава администрации Черняховского городского округа Сергей Щепетильников.

«Мы слишком много времени уделяем Советску без Советска, — решил прекратить спор Федосеев. — Это эксклюзив из эксклюзивов, не типовая ситуация». Его поддержал Кушхов, сообщивший, что собравшиеся окончательно потеряли тему разговора. «Мы сейчас переходим в частности, ФОК в Советске вообще никакого отношения к ФЦП не имеет», — урезонил он участников дискуссии.

Творческий подход

В качестве гласа муниципальной власти на совещании выступил Щепетильников, рассказавший, в том числе, о творческом подходе при оплате задолженностей.

«Закончили мы, например, в 2015 году очистные сооружения. Как мы их достроили? Путём разрыва контракта с „Мосинжстроем“, это московская компания, которая имела тут субподрядчика. В разрыве контракта есть и хорошее, и плохое: срок затянулся, но тем не менее объект мы достроили успешно с нашей калининградской компанией», — сообщил он.

1.JPG

По словам Щепетильникова, процент софинансирования муниципалитетом составлял более 5%, что при контракте на 1,3 млрд рублей оказалось «неподъёмной суммой». «Но вопрос решился творческим способом. А творческий способ заключался в том, что Сергей Анатольевич никогда не ожидал, что выиграет суд у банка в размере 134 млн рублей. Для муниципалитета это было счастье, мы эти денежки получили, рассчитались со всеми долгами, рассчитываемся с подрядчиками. Такого счастья никто, наверное, не поимеет больше», — похвастался глава муниципалитета

«И за мазут заплатите?» — вкрадчиво поинтересовался Федосеев.

«За какой мазут?» — растерянно спросил Щепетильников. Участники совещания дружно расхохотались.

По словам главы Черняховска, при расчёте процента софинансирования Минфин учитывает доходы муниципалитета, мол, у кого доходы больше, тот больше и платит.

«То есть на реализацию более позитивно влияет ситуация, когда доля муниципалитета снижается», — подвёл черту Кузнецов.

«Я, конечно, хотел бы не рассчитаться, как Советск, за очистные, чтобы мне правительство дало 68 млн рублей. Но сегодня у всех ситуация достаточно сложная», — решил на волне успеха поддеть отсутствующего коллегу глава муниципалитета. Спеть осанну профессионализму Щепетильникова взялся сначала депутат Рындин, а затем и Грибов, строящий как раз в Черняховске детский сад.

«К нему претензий вообще никаких нет. Действительно переживает и идет навстречу. С ним работать одно удовольствие!» — разошёлся депутат.

«Это взаимное чувство?» — уточнил Федосеев.

Принцип «сам дурак»

Финальным раундом стало обсуждение злосчастного Театра эстрады. Учитывая пребывание в одном помещении заказчика и генподрядчика строительства, не всплыть эта тема просто не могла, да и вообще должна была стать гвоздём программы. Поднял вопрос неутомимый Евгений Ган, решивший сразу оптом уточнить все детали — и по работе без смет, и по обвинениям в выводе средств за границу. С изяществом опытного шоумена Александр Кузнецов предложил обсудить ситуацию в целом — бывают ли действительно ситуации, когда в реализации какого-либо проекта приходится договариваться о вопросах, связанных с внепроектными допработами.

«А о чем мы сегодня говорим? Если мы говорим о ФЦП, то в рамках ФЦП 100% по Театру эстрады освоены в полном объеме. Это вообще требует отдельного скрупулезного обсуждения, мы готовы к этому. Сейчас идут постоянные вбросы в СМИ, но это спор хозяйствующих субъектов, и решать его надо в суде. Мы получили продукт, и он не может быть простым, потому что с одной стороны у нас заказчик, а с другой стороны — 70 контрагентов. Я хотел бы, если есть необходимость, может, в таком, другом составе, обсудить это не по принципу „сам дурак“, а по принципу взвешенного документального подхода», — тут же обозначил свою позицию Кушхов.

464975133259538ee2176d5fa1f25515.jpg

Депутат Грибов предположил, что ситуация бы вообще не возникла, если бы при строительстве Театра эстрады работы были бы своевременно остановлены при изменениях проектно-сметной документации. «Попытались бы внести корректировку в проект, сделали сметы. Если бы цена не превысила 10%, в рамках этого проекта достроили бы Театр эстрады», — сказал он.

«Осталось спросить, когда бы достроили», — проворчал Федосеев.

«Все понимают, что надо достроить вовремя. Заказчик просит сделать работы под честное слово, работы выполняются, и параллельно делаются корректировки проекта. В данном случае у нас заказчик действует по „московской“ теме», — поддел вице-премьера Грибов.

«Ну вы же лучше знаете!» — съязвил в ответ тот.

«Если вдруг окажется, что на Театре эстрады ряд работ был выполнен, но не вошёл в проект, то извините, у меня два вопроса — как получен ЗОС (Заключение о соответствии объекта проектной документации — прим. «Нового Калининграда.Ru) и почему до сих пор „Балтлитстрой“ не подал в суд на правительство. Если эти работы фактически выполнены, но в сметах их нет — сто процентов у нас есть практика возмещения из бюджета. Тысяча процентов! Приходит экспертиза — смотрит», — добавил вице-премьер.

«Недостаточные проектные решения и осмечивание проекта привели к тому, что, как итог, компания „Балтлитстрой“ сегодня имеет задолженность перед 70 субподрядчиками на сумму более 150 млн рублей. Иск подан сегодня, Максим Владимирович», — ответил Федосееву Андреев. По его словам, в данном случае и генподрядчик, и заказчик стали жертвами тех проблем, о которых было сказано выше. Позже в разговоре с корреспондентом «Нового Калининграда.Ru» Федосеев сообщил, что правительством не было выявлено фактов работы без смет, а наличие работ сверх контракта может доказать только суд. «Все финансовые обязательства перед „Балтлитстроем“ правительство выполнило. Я думаю, что мы подробные документы можем предоставить. Сколько было, до копейки перечислили. Последние 67 млн были перечислены примерно месяц назад», — сказал он.

Вступить в разговор попробовал было субподрядчик, работавший на мамоновских очистных сооружениях, где тоже пришлось заниматься дополнительными работами, неучтёнными в первоначальном проекте, и за них, как водится, с компанией не расплатились. Однако к этому моменту совещание уже явно шло к завершению, так что горячего обсуждения не случилось. Депутаты поблагодарили чиновников, чиновники поблагодарили депутатов. Подведя итоги и порадовавшись плодотворному обсуждению и радужным перспективам, участники разошлись.

Фото — Алексей Милованов, Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»


Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости