Политтехнолог: экс-вице-премьер Суслов мог оказаться жертвой

Все новости по теме: Выборы губернатора-2015
Семь членов «Единой России» отозвали свои подписи в поддержку участия экс-вице-премьера Константина Суслова в праймериз «Единой России» в день заседания политсовета партии, утверждавшего списки для процедуры предварительного голосования. Как передает корреспондент «Нового Калининграда.Ru», об этом глава исполкома ЕР Виктор Максименко сообщил в понедельник на заседании политсовета.

«В поддержку Суслова были представлены 11 подписных листов. При проверке было установлено, что подпись Юрия Алексеева является недействительной, так как он стоит на партийном учете в Екатеринбурге. Кроме того, 24 апреля в исполком прибыл Губарь. Он написал заявление, что отзывает подпись, так как он в этом не подписывался и она не его. Сегодня поступило еще 7 заявлений об отзыве подписей, потому что они поставлены с обманом. Делал это, как написано в заявлениях, Юрий Алексеев», — рассказал Максименко. Отметим, что сам бывший вице-премьер на заседании политсовета не присутствовал.

Одним из «подписантов», отозвавшим заявление, оказался политтехнолог Алексей Гвоздев. Другие единоросы, которые также отозвали подписи, по его словам, представляли партийную ячейку ЕР в Полесске.

Алексей Гвоздев пояснил журналистам после заседания политсовета, что в январе в Москве оказался «на встрече у китайцев, которые привезли императорский женьшень». «И вот буквально накануне праймериз люди, которые занимаются поставками в Россию императорского женьшеня, предложили мне позвонить человеку, который находится в Калининграде и вписывает женьшень в программу активного долголетия, — рассказал Гвоздев. — Я созвонился с человеком по фамилии Алексеев, он пригласил меня на выставку в „Балтик-экспо“. На этой выставке находились мои коллеги из Полесского района, они развернули там экспозицию, после чего были приглашены в зал, в котором проходили доклады и рабочие встречи по проблемам развития Калининградской области, проблемам здорового образа жизни и т. п. И я обратил внимание, как член партии и как политтехнолог, что мы везде скатываемся на прямую критику губернатора, идут намеки на то, что праймериз будет фальсифицирован, и многие люди получили предложение после этой конференции задержаться и поговорить об этом активно».

При этом, по словам Гвоздева, господин Алексеев ссылался на документы партии. «Людям было предложено вступать в ряды сторонников „Единой России“. При этом было озвучено, что все эти бланки были получены в исполкоме ЕР, все это — дело партийное, — рассказал Гвоздев. — Юрий Алексеев рассказал, что является членом центрального совета сторонников партии, что он лично был назначен куратором Калининградской области и приехал сюда, чтобы развернуть эту деятельность. Во всех беседах он ссылался персонально на президента, на губернатора, на Константина Суслова и руководство партии».

Гвоздев рассказал, что накануне отъезда в Москву он согласился поставить подпись на пустом бланке, который якобы предполагалось использовать в дальнейшем при процедуре выдвижения на коллегию выборщиков и для участия в процедуре праймериз. «Все то же самое было продемонстрировано товарищам из Полесского района, который не совсем разбираются в процедуре праймериз, — отметил политтехнолог. — Что касается меня, я предупредил, что я москвич и не могу ставить подписи за калининградского губернатора. Тем не менее, мне это было предложено». Гвоздев добавил, что подпись планировалось ставить за действующего губернатора. Более того, он собирается участвовать в выборах в качестве политтехнолога. «Члены центрального совета партии это прекрасно должны знать. Из этого всего я делаю вывод, что господин Алексеев действовал под прикрытием, преследовали частные и корыстные интересы. А господин Суслов мог бы оказаться жертвой этих действий», — сказал Гвоздев.

Он рассказал, что узнал о том, что его подпись стоит на бланке в поддержку Суслова, случайно, когда приехал в исполком «Единой России». По словам Гвоздева, он лично знаком с экс-вице-премьером Сусловым и виделся с ним не так давно. «Но он ничего мне не говорил и не просил меня ставить за него подпись», — заключил политтехнолог.

Комментарии к событию